ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Как прикажете, господин!

Он махнул рукой, и рабы, .вооружившись топорами, быстро отделили тяжелую ветку от ствола. С помощью Лори Паг выбрался на сушу и подошел к юному воину.

- Благодарю господина за то, что он спас мне жизнь, -хрипло проговорил он и закашлялся.

Юноша кивнул и обратился к надсмотрщику:

- Раб был прав. Дерево оказалось гнилым. Ты хотел наказать его за то, в чем он нисколько не был виноват. Тебе следовало бы отведать плетей, но у меня нет времени возиться с тобой. Работа и без того идет слишком медленно. Отец очень этим недоволен.

Ногаму склонил голову еще ниже.

- Я виноват перед моим господином. Дозволено ли мне будет умертвить себя?

- Нет, ты не заслужил такой чести. Принимайся за работу.

Лицо надсмотрщика побагровело. Казалось, он вот-вот лопнет от гнева, стыда и досады. Он указал рукояткой хлыста на Пага и Лори:

- Вы, двое! Немедленно за работу! Лори помог Пагу, все это время сидевшему на корточках, подняться на ноги. У Пага кружилась голова, в ушах звенело. Пошатываясь, он сделал несколько неуверенных шагов.

- Эти рабы будут до конца дня освобождены от работы, непререкаемым тоном произнес сын хозяина плантации. - У него, и он кивнул в сторону Пага, - того и гляди начнется лихорадка, а другому надо смазать и перевязать раны от твоего хлыста, чтобы они не загноились. - Юноша повернулся к одному из караульных солдат и скомандовал: - Проводи их в лагерь и предоставь заботам лекаря.

Паг был бесконечно рад такому повороту событий. Он с благодарностью взглянул на молодого господина. Тот на целый день избавил его от побоев и унижений, а Лори - от верной смерти. Паг чувствовал слабость во всем теле и легкое головокружение, но не опасался лихорадки, поскольку вода не попала в легкие. Что же касалось Лори, то его положение было гораздо опаснее. В этом влажном, горячем, насыщенном ядовитыми испарениями воздухе любая рана, воспалившись, вызывала тяжелую горячку, которая за несколько дней приводила жертву побоев к мучительной смерти.

Они медленно побрели вслед за солдатом. Сделав несколько шагов, Паг оглянулся и поймал на себе исполненный жгучей ненависти взгляд Ногаму.

Посреди ночи Пага разбудил скрип деревянной половицы. Он широко раскрыл глаза и лежал неподвижно, настороженно прислушиваясь к звуку чьих-то тяжелых шагов. Пришедший остановился в ногах его постели. Паг слышал, как Лори, лежавший чуть поодаль, вздохнул и сел на своем тюфяке. Паг был уверен, что почти все рабы, ночевавшие в бараке, проснулись и приготовились дать отпор ночному посетителю, явно замышлявшему недоброе. На несколько мгновений в бараке воцарилась зловещая тишина. Но вот над головой Пага раздалось сдавленное рычание, и он мгновенно скатился со своего тюфяка, инстинктивно почувствовав, что за этим звуком неизбежно последует бросок незнакомца. Так и случилось. Стоило ему переместиться в сторону, как в соломенный тюфяк, туда, где лишь мгновение назад находилась его обнаженная грудь, вонзился кинжал. В бараке поднялся невообразимый шум. Невольники вскочили со своих постелей и все разом бросились к дверям, сталкиваясь друг с другом, падая и вновь подымаясь на ноги. Многие из них пронзительно кричали, зовя на помощь стражников.

Паг увидел, что в темноте к нему мотнулась чья-то тень и тотчас же ощутил, как лезвие кинжала полоснуло его по груди. Он бросился на нападавшего, пытаясь завладеть его оружием, но тому удалось следующим ударом рассечь ладонь его правой руки. Паг ринулся на своего противника, и оба они покатились по полу. Нападавший схватил Пага за горло, и тот начал задыхаться. Но внезапно цепкие пальцы, сжимавшие его шею, разжались. Паг вздохнул полной грудью и приготовился дать отпор неведомому врагу. Но тяжелое тело, придавившее его к полу, обмякло и оставалось недвижимым.

В барак вбежали солдаты с фонарями в руках. В их колеблющемся свете Паг разглядел навалившегося на него Ногаму. Тот еще дышал, но по всему было видно, что жить ему осталось недолго. Лори с расширившимися от ярости и ужаса глазами продолжал сжимать рукоятку кинжала, которым он пронзил бок надсмотрщика.

Солдаты и невольники расступились, давая дорогу молодому воину в синих доспехах. Он приблизился к Пагу, Лори и Ногаму и бесстрастно спросил:

- Он умер?

Надсмотрщик с трудом открыл глаза и слабо улыбнулся.

- Еще нет, господин. Но я умираю от удара кинжалом! - с гордой радостью пробормотал он.

Молодой воин помотал головой и столь же равнодушно бросил:

- Ничего подобного. - Он кивнул двоим из солдат охраны: Вытащите его во двор и немедленно повесьте. Пусть его клан будет обесчещен! Тело оставьте на съедение хищным птицам и насекомым. Такая же казнь ждет всякого, кто осмелится нарушать мои приказы. Ступайте!

И без того бледное, покрытое каплями пота лицо умиравшего стало белым как полотно.

- О нет, господин! - взмолился он. - Позвольте мне умереть от удара кинжалом! Ведь мгновения моей жизни сочтены, и смерть уже стоит у моего изголовья! - Словно в подтверждение слов надсмотрщика в углах его рта выступила кровавая пена.

Но юный воин даже не удостоил его ответа. Двое солдат подхватили Ногаму под мышки и поволокли прочь из барака, нимало не беспокоясь о том, что причиняют ему страшные мучения. Умиравший разразился жалобными криками. Паг подивился тому, что надсмотрщик, который за несколько минут до этого едва дышал, теперь оказался способен издавать такие оглушительно громкие вопли. Не иначе как мысль о позорной казни, которой его собирались подвергнуть, придала ему сил.

Вскоре стоны и крики Ногаму смолкли вдали. Паг понял, что повешение состоялось, и невольно вздрогнул. Молодой воин взглянул на Лори и Пага, сидевших на тюфяке. Из раны на груди Пага сочилась кровь. Левой рукой он придерживал окровавленную ладонь правой.

- Помоги своему раненому другу подняться. Оба следуйте за мной! - отрывисто бросил им офицер.

Лори кивнул. Поддерживая Пага за плечи, он встал с тюфяка. Друзья вышли из барака вслед за юношей-воином. Он провел их к своему просторному дому и кивком предложил войти. У дверей дежурил стражник. Молодой офицер приказал ему привести лекаря. Несколько минут прошли в молчании. Наконец стражник вернулся в сопровождении лекаря, пожилого щуплого цурани, облаченного в яркий балахон. Старик был жрецом одного из многочисленных богов, которым поклонялись цурани. Быстро осмотрев раны Пага, он заверил офицера, что порез на груди неглубок и неопасен, и сокрушенно покачал головой, указывая на правую ладонь раненого невольника.

4
{"b":"71629","o":1}