ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Колоссальным усилием воли он заставил себя не глядеть вниз и сосредоточиться на решении той, еще неведомой ему, задачи, что поставили перед ним мастера в черных сутанах.

В глубине его сознания внезапно прозвучал чей-то голос:

- Настало время твоего главного испытания. Ты должен удержаться на этой башне. Стоит тебе поддаться малодушию, и тогда,.. - Голос на мгновение смолк, а затем выкрикнул: Смотри же! Сейчас ты узнаешь и поймешь, как все происходило...

Внезапно все вокруг заволокла густая тьма, поглотившая и его.

Он не осознавал происходившего и не помнил своего имени. Он плыл в никуда по темному, безводному морю. Кругом стояла тишина. Но внезапно ее прорезал странный вибрирующий звук, который пробудил и всколыхнул все его дремавшие чувства.

- Я существую! - пронеслось в его сознании. Но кто я?

Ему ответило многоголосое эхо:

- Ты - это ты. Ты не можешь быть никем иным, и никто иной не может быть тобой.

- Но этот ответ неверен, поскольку он ничего не объясняет, - мысленно возразил он, и эхо тотчас же отозвалось:

- Ты прав. Ищи другой.

После некоторого колебания он спросил:

- Что означает эта нота?

- Это сон старика, которому не суждено проснуться...

- Что означает эта нота?

- Это - цвет зимы...

- Что означает эта нота?

- Это звук надежды...

- Что означает эта нота?

- Вкус любви...

- Что она означает?!

- Что тебе пора пробудиться...

Подхваченный воздушным течением, он понесся в необозримую высь, туда, где мерцали тысячи, миллионы, миллиарды звезд. Мимо него, клубясь и осыпая все окрест разноцветными искрами, проплывали сгустки невиданной энергии. Им еще предстояло стать звездами. Порой от одного к другому тянулись световые дорожки проводники сверхъестественных сил. Он продолжал медленно плыть по бескрайним просторам Вселенной, и все, что представало перед его взором, казалось ему давно знакомым, словно он уже не раз бывал здесь прежде.

В огромных могущественных существах, которые были заняты таинственными трудами или предавались созерцательному отдохновению, он без труда узнавал богов, каждому из которых в системе мироздания была отведена своя особая роль. Некоторые из них заметили его, когда он медленно проплывал мимо, другие нет. Для них он был слишком мал и ничтожен. Кругом царила тишина.

Одна из звезд, бесконечно разных и все же чем-то похожих друг на друга, показалась ему особенной. Он смотрел на нее, не отрываясь, и, оказавшись поблизости, вдруг явственно почувствовал, что она зовет его. Во все стороны от нее тянулись два десятка световых нитей, каждую удерживал в ладонях излучавший золотистое сияние великан. Он догадался, сам не ведая как, что перед ним возникли образы древних божеств Келевана, и приблизился к звезде.

Теперь он различил зеленовато-голубой шар, окутанный слоем густых облаков - единственную планету в орбите этой звезды. Келеван.

Он спустился на планету вдоль одной из световых нитей. Когда ноги его коснулись почвы, он огляделся. Здесь никогда еще не ступала нога человека. По заросшим высокими травами равнинам бродили огромные шестиногие существа. Другие, маленькие и юркие, прятались от них на вершинах холмов и в расщелинах гор. Ему не удалось рассмотреть их, так быстро они скрывались из вида.

Но вот перед ним появилась стая чо-джайнов, которая вскоре исчезла в густом лесу. Гигантские муравьи страшились шестиногих чудовищ, которые охотились на них, тогда как сами гигантские муравьи поедали более мелкие создания. В постоянной борьбе за существование разум чо-джайнов обострился. Из разрозненных стад возникло организованное сообщество. Уклад их жизни, однажды сформировавшись, не менялся затем на протяжении тысячелетий. Сметливость и выносливость помогли их расе выжить и достичь процветания, в то время как многие другие существа исчезли с лица планеты.

Он увидел тюнов, скакавших по равнинам и сбивавшихся в огромные табуны. Закон жизни был неумолим и для них. Слабейший погибал от голода и недугов или становился жертвой более сильных соперников. Победители получали возможность утвердиться в стаде и продолжить свой род. Пройдут века, прежде чем эти косматые создания начнут осознавать себя и окружающее и станут сообща бороться против двуногих врагов, которым еще только предстояло появиться на планете.

В пещерах у берега моря прячутся огромные неповоротливые сунны, покинувшие глубины океана, но так и не приспособившиеся к жизни на суше. Им суждено погибнуть, не оставив по себе памяти.

Над холмами парят триллилы. Их огромные перепончатые крылья бросают на поверхность планеты густую тень, в которой стремятся укрыться юркие наммонгнумы, выискивающие яйца крылатых исполинов. Так начнется вековая битва, которая закончится обоюдным поражением и гибелью тех и других.

Это грубый, жестокий первобытный мир, где слабому нет пощады. Из всех живых существ, что предстали перед его взором, выжить суждено лишь тюнам и чо-джайнам. Остальные обречены на вымирание.

Внезапно небо над его головой покрылось тучами и все окрест заволокла непроглядная тьма.

Через несколько мгновений, часов или веков над Келеваном вновь забрезжил свет.

Он стоял на вершине утеса, глядя вниз, на зеленую равнину, которую отделяла от моря лишь узкая полоска прибрежного песка. Неожиданно знойный воздух заколыхался, и мирный пейзаж перед его глазами подернулся рябью. Море зашумело. На берег одна за другой стали обрушиваться высокие волны. Он удивленно вскинул голову. Повсюду вокруг него замелькали огненные искры. Внезапно в синеве небес с оглушительным треском разверзлась огромная брешь. Космическая оболочка планеты была разорвана какой-то неведомой страшной и грозной силой с такой же легкостью, с какой швея раздирает руками кусок старой холстины. В пространственно-временной ткани Вселенной появился гигантский просвет, сквозь который он мог видеть хаотические вихри, вспышки молний и мечущиеся во тьме сгустки энергии. У него захватило дух. Он опасался, что первозданный хаос, бушевавший в необозримой дали, ворвется на планету сквозь образовавшийся рифт и погубит ее. Ведь разрушительной силы любой из тех гигантских молний, что с шипением проносились в каком-то отдаленном уголке Вселенной, хватило бы, чтобы уничтожить не только планету, но и согревающее ее светило. Но в просвет, соединивший два доселе чуждых друг другу мира, проникла не молния, а горячий и яркий луч света. Он скользнул по бушевавшим волнам, миновал прибрежный песок и остановился на заросшей травой равнине. Луч этот, разливавший вокруг золотистое сияние, внезапно превратился в широкий и прочный мост, по которому на Келеван устремились огромные толпы человеческих существ. Все они спасались от урагана, неистовствовавшего по другую сторону гигантского рифта.

40
{"b":"71629","o":1}