ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И над равниной снова воцарился мрак.

Рассвет застал его на вершине одной из башен в центре главного города Империи. Жители столицы и окрестных городов запрудили улицы. Воздух звенит от их радостных криков. На балконе величественного дворца стоят самые знатные из граждан государства - главы пяти величайших кланов. Посреди улицы устроен деревянный помост, убранный коврами и богатыми тканями. В центре помоста возвышается трон, выкованный из золота самого редкого из металлов, которыми так беден Келеван. Вот главы родов торжественно и чинно спускаются с балкона и вместе с другими знатными вельможами несут трон с восседающим на нем ребенком на главную площадь города, носящую имя Двадцати Божеств. Остановившись у самого величественного из храмов, окружающих площадь, они ставят трон наземь. Мальчика просят обратить взор к юго-востоку, туда, откуда явились народы, ныне населяющие Келеван. Из храма выходят двенадцать жриц в черных балахонах. Каждую сопровождает жрец в красных одеждах. Женщины-главные жрицы Сиби, богини смерти, указывают на горожан в толпе, запрудившей площадь. Жрецы бога-убийцы Туракаму хватают мужчин, женщин и детей, избранных служительницами Сиби для жертвоприношения, и волокут их по широкой лестнице к верхней площадке храма. Там из их трепещущих тел вырезают сердца. За этой процедурой в сосредоточенном молчании наблюдают служители остальных восемнадцати божеств. После умерщвления нескольких сотен людей главная жрица богини смерти окидывает взором залитые кровью ступени лестницы и объявляет, что боги милостиво приняли предложенную им жертву.

На запястье мальчика надевают серебряный браслет, лоб стягивают золотым обручем и объявляют его Одиннадцатым Императором, Светом Небес. Долгая церемония наскучила ребенку. Он продолжает разглядывать деревянную игрушку, которую ему дали, когда усаживали на трон. Возле главного храма царят суета и давка. Горожане торопятся омочить руки в огромной луже крови у подножия гигантской лестницы, ибо, согласно поверью, это приносит счастье.

Небо на востоке начинает меркнуть, и через мгновение все окутывает мгла.

На рассвете он оказался в тесной каморке чародея, который всю ночь просидел, склонившись над старинными свитками. Обеспокоенный результатами своих вычислений, мудрец пробормотал заклинание и перенесся в просторный холл, где собрались все волшебники страны. Грядущее, которое они сумели предугадать, тревожимо их. К Стратегу, правившему Империей от имени властителя, был послан гонец, и Стратег призвал к себе нескольких чародеев. Он не был склонен верить их мрачным предсказаниям, но другие вельможи отнеслись к словам прорицателей с гораздо большим вниманием. Они помнили о древнем пророчестве, гласившем, что настанет день, когда волшебники спасут страну от грозного Врага. Вскоре о предсказаниях чародеев докладывают императору. Тот требует от них доказательств. Волшебники не могут подкрепить свои слова неоспоримыми фактами. Они принуждены ни с чем возвратиться в свою скромную обитель.

Минуло несколько десятилетий. Император умер, оставив трон юноше-сыну. Страной по-прежнему управляли Высший Совет и Стратег. Тридцать Четвертый Император Судкаханчоза, как и все его предшественники, сразу же после церемонии коронования удалился в свой дворец, чтобы никогда больше не появляться перед восторженными подданными. Он вел уединенную жизнь, посвящая свои дни ученым занятиям. В отличие от своего отца он отнесся к предсказаниям чародеев с величайшим доверием. Проявив к их Ассамблее неслыханную милость, он повелел построить для волшебников дворец на острове в середине огромного озера, затерявшегося в горах Амболины.

Время...

...Неудержимо мчится вперед.

Сотни чародеев, облаченных в черные сутаны, стоят на вершинах бесчисленных башен здания Ассамблеи. Со дня коронования Судкаханчозы миновало два столетия, и теперь в небе над Келеваном сияют два светила. Одно - большое, зеленовато-желтое, как и прежде, согревает поверхность планеты своими щедрыми лучами, другое же - маленькое, ослепительно белое и злое - призвано уничтожить здесь все живое. Взгляды всех чародеев устремлены в небо. Они нараспев произносят слова заклинания. Для того чтобы привести его в действие, им нужны время и силы. Они тщатся столкнуть эту враждебную Келевану звезду, Колесницу Смерти, с ее орбиты, чтобы спасши себя и весь свой мир от гибели. Раскаленная звезда, если даже она не столкнется с Келеваном, жаром своих лучей испепелит поверхность планеты. Лишь немногие смогли бы пережить это время пожаров и огненных ураганов, укрывшись в глубоких подземельях и пещерах. Сотни мудрецов, стоящих внизу, у подножий башен, вторят словам тех, кто поднялся наверх.

Но вот магическая формула произнесена. Черноризцы, стоявшие на башнях, воздели руки к небу. Последние слова заклинания перекрыл оглушительный грохот, донесшийся сверху, из необозримых просторов космоса. Многие из тех, кто слышал его, навсегда утратили слух. И сотни видевших ярчайшую вспышку света, последовавшую за ударом грома, до конца дней своих жили незрячими.

Но он остался невредим. Та сила, что перенесла его сюда, окутала его тело непроницаемым облаком. Он видел все и вся, оставаясь невидимым для других и неуязвимым для всего, что происходило рядом, принося окружающим гибель и увечья. Вслед за ослепительной вспышкой, как тогда, в Начале Времен, в синем небе возникла гигантская брешь. Она простерлась между Келеваном и Колесницей Смерти и начала медленно продвигаться к враждебной звезде.

Казалось, еще немного, и раскаленное светило исчезнет в зияющей Пустоте космических врат. Но внезапно из глубины гигантского разлома вырвался огненный вихрь. Там, в другой части Вселенной, по-прежнему обитал безликий и безымянный Враг, олицетворение той свирепой силы, что когда-то принудила народы бежать из своего мира на Келеван. Под влиянием этой силы отверстие, зиявшее в небе, изменило свою форму и увеличилось в размерах. Теперь оно находилось непосредственно над Келеваном. Беспощадный враг готовился втянуть планету в эту чудовищную скважину, обрекая ее на гибель.

42
{"b":"71629","o":1}