ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хозяин пухлым пальцем указал гостю на одну из атласных подушек, разложенных вокруг низкого столика. При этом его внушительных размеров живот слегка качнулся под складками темной рясы. Никогда еще Миламберу не случалось видеть такого тучного чародея. Череп Хочокены был совершенно лыс. Лицо его сияло довольством и добродушием человека, знавшего толк во всех земных радостях. Темные узкие глаза под набрякшими веками излучали жизнерадостную мудрость.

- Ты во многом являешься для меня загадкой, - начал он без всяких предисловий и протянул гостю чашу с дымившейся чочей.

Миламбер наклонил голову:

- Раб, ставший Всемогущим, - это и впрямь неслыханно.

Хочокена пренебрежительно махнул рукой.

- Разве дело в этом? Случай и в самом деле редкий, но вовсе не единичный. Однажды некий воин, простой солдат, которого его господин приказал повесить за серьезную провинность, вырвался из рук стражей и взлетел над виселицей. Магический дар проявился у него в минуту крайнего напряжения души, а до этого ни он, ни кто-либо из знавших его даже не подозревали, что он наделен сверхъестественными способностями. Человек этот, как и ты, немедленно поступил в распоряжение Ассамблеи и через несколько лет занял место в наших рядах. Но твой случай совсем особый. От всех прочих тебя отличает твое происхождение. Ведь ты, не прими этого в обиду, всего лишь варвар!

Миламбер сдержанно улыбнулся. Он понимал, что его принадлежность к другому миру не могла не беспокоить Хочокену, одного из влиятельнейших членов Ассамблеи. Ведь всеми признанный магический дар, которым он обладал, уравнивал его с теми избранными Империи, что именовались Всемогущими и пользовались неограниченными правами. Таковых среди двухсотмиллионного населения Цурануани насчитывалось всего около двух тысяч.

- А кроме того, - продолжал Хочокена, не дождавшись ответа от своего гостя, - в отрочестве ты был учеником у мастера, который владел лишь основами Низшей магии.

Миламбер не сумел скрыть своего удивления.

- Это вы о Кулгане? - воскликнул он. - Так вам известно и о нем?

Хочокена добродушно рассмеялся.

- Ну разумеется! Благодаря тебе мы узнали многое не только о твоей прежней жизни, но и о вашей планете. - Он слегка понизил голос: - Это Стратег может позволить себе роскошь отправить войско в чужой мир, который мало изучен его советниками. Но мы, члены Ассамблеи, действуем более осторожно и взвешенно. Для нас было большим облегчением узнать, что на Мидкемии волшебство является уделом священников и тех немногих из обитающих там чародеев, что следуют Малым Путем.

- Что вы имели в виду, говоря о Низшей магии и Малом Пути? - спросил Миламбер.

На сей раз настал черед Хочокены удивленно вскинуть брови.

- Я полагал, что тебе известны эти названия. - Миламбер покачал головой. - Низшая магия отличается от Высшей, как ремесло - от искусства, от творчества. Для того чтобы освоить приемы прикладной, или Низшей магии, достаточно обладать лишь не весьма выраженными способностями. Но те, кто желает подчинить себе скрытые и таинственные силы света и тьмы, добра и зла, стихий и космоса и следовать Великим Путем, должны быть наделены высоким даром прирожденных волшебников.

- Так значит, вам известно и о моих тщетных попытках овладеть магическими приемами Кулгана?

Хочокена снова весело рассмеялся:

- Конечно! Постичь нехитрые основы ремесла чародея, которые пытался преподать тебе мастер, помешал магический дар, коим ты обладал от рождения.

Миламбер кивнул. Ему казалось, что все, о чем говорил Хочокена, он уже однажды слышал от кого-то другого, но на какое-то время эти слова и понятия стерлись из его памяти, а теперь снова ожили в беседе с дородным Всемогущим. Он сказал об этом Хочокене.

Тот согласно кивнул.

- За годы твоего учения ты постиг множество законов и понятий. Основы Высшей магии были внушены тебе гораздо раньше, чем сведения об Империи и о твоей принадлежности к ее самым ревностным служителям. Многое из того, чему тебя учили, проникло в самые дальние глубины твоего сознания. Эти факты, понятия и концепции до поры до времени дремлют там под спудом. Ты воспользуешься ими лишь тогда, когда они станут тебе необходимы. А до поры до времени ты можешь даже не подозревать, что способен в любой момент извлечь их из этих тайных глубин. Ты пока и сам не подозреваешь, как велики твои знания. Но с нашей стороны было бы неосторожно предъявлять их тебе все сразу. Под их натиском твой рассудок мог бы серьезно пострадать. - Хочокена лукаво улыбнулся. - То же самое относится и ко всему, что ты видел и пережил, стоя на вершине Башни Испытаний. Ведь никто не в состоянии погрузиться в прошлое и своими глазами увидеть, что происходило на этой планете миллионы лет тому назад. Но мы способны строить предположения... Создавать иллюзии...

- Вещи и понятия порой оказываются совсем иными... пронеслось в голове у Миламбера. Он с трудом скрыл удивление, ибо ему показалось, что слова эти были произнесены знакомым голосом волшебника, не раз являвшегося ему во сне и в час Испытания.

- ...и представлять себе возможное течение тех или иных событий, - продолжал Хочокена. - Поэтому ко всему увиденному ты можешь относиться, как к развернувшемуся перед твоими глазами театрализованному действу. Об остальном поведают книги, что хранятся в наших библиотеках. - Видя, что гость о чем-то задумался, Хочокена выдержал паузу и, когда взгляд Миламбера вновь обратился к нему, проговорил: - Впрочем, речь ведь сейчас идет не об этом.

- Я весь внимание, - кивнул Миламбер.

Хочокена разгладил складки балахона на своем круглом животе и вздохнул.

- Сначала позволь мне еще одно незначительное отступление от темы нашей беседы. Нам мало что известно о жизни цурани до Великого Исхода. Мы знаем лишь, что прародители народов, ныне населяющих Келеван, явились на эту планету из разных миров. Возможно, что и предки цурани, спасаясь от Врага, бежали не только на Келеван. Вполне вероятно, что они обосновались и на Мидкемии. Это не более чем гипотеза, но она еще никем не опровергнута. - Миламбер вспомнил о шахматных баталиях со стариком Шиндзаваи и кивнул.

44
{"b":"71629","o":1}