ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пятеро остальных бунтарей, быстро оправившись от изумления и испуга, надвинулись на Амоса. Мартин отпустил тетиву. Стрела вонзилась в доски палубы у ног одного из матросов. Все пятеро оглянулись.

- Следующая пробьет грудь одного из вас! - пообещал охотник.

Матросы нехотя отступили.

- Продолжайте работу! - как ни в чем не бывало скомандовал Траск. Он вернулся на капитанский мостик и крикнул: - А этому дураку бросьте веревку! Если снова начнет спорить со мной, я его выкупаю еще не раз! - Кивнув Васко, он приставил руки рупором ко рту и во всю мощь своих легких проревел: - Курс на пролив Тьмы!

Огромная волна, захлестнув палубу, едва не сбила Аруту с ног. Он отер соленую воду с лица тыльной стороной руки и принялся взбираться на капитанский мостик. Ступени узкой лесенки были такими скользкими, что ему приходилось изо всех сил цепляться за тонкий поручень. Несколько раз он оступился и едва не свалился вниз. Корабль немилосердно качало. Амос Траск стоял возле рулевого, широко расставив ноги, и напряженно вглядывался в темное ночное небо. Казалось, качка была ему нипочем. Он придерживался рукой за перила лишь при самых сильных кренах шхуны. Арута знал, что Амос неотлучно находился здесь уже более двух суток.

- Скоро это кончится? - спросил принц, стараясь перекричать рев стихии.

- Еще день, а может, и два, и три. Кто знает? - ответил Амос.

Откуда-то сбоку послышался треск. С таким же точно звуком, внезапно пронеслось в голове у Аруты, весной ломались льдины на реке Крайди.

- К бакпорту! - проревел Амос.

Корабль повернулся, скрипя снастями. Капитан, прислушавшись к этому звуку, недовольно поморщился.

_ Если эти проклятые ветры потреплют нашу посудину еще денек-другой, мы не сможем даже в Тулан на ней вернуться, не то что пройти через пролив! - смачно выругавшись, воскликнул он.

После выхода "Рассветного Бриза" из Туланского порта прошло девять дней. Последние трое суток море штормило.

- Вижу просвет в облаках! - крикнули сверху.

- Где? - отозвался Амос.

- С правого борта!

- Право руля! - скомандовал Траск, и корабль стал медленно разворачиваться.

Арута с изумлением оглядывался вокруг. Он чувствовал себя так, словно вышел из темной комнаты на залитый солнцем двор. Мглу, царившую повсюду еще несколько минут назад, сменил свет, разгоравшийся все ярче. Высокие волны еще плескались о борта корабля, но было ясно, что шторм стихает.

- Утро! - сонно пробормотал капитан. - Надо же, я потерял счет времени. Мне казалось, что теперь середина ночи!

Штормовой участок моря остался позади. Арута с любопытством вглядывался вдаль. Там высились два темных уступа. Между ними, казалось, навек застрял небольшой обрывок того шторма, что пронесся здесь несколько часов или дней тому назад. Он хотел было поделиться этим соображением с Амосом Траском, но капитан, перехватив его взгляд, хмуро кивнул и процедил:

- Пролив Тьмы. Уверяю вас, издали он выглядит гораздо симпатичнее, чем вблизи.

- Когда мы пройдем через него? - спокойно осведомился Арута.

- Сейчас! - бросил Амос, поворачиваясь лицом к палубе.-Первая вахта, на марс! Вторая вахта, построиться! Рулевой, курс на восток!

Матросы бросились выполнять команды капитана. Арута плотнее запахнул полы плаща. Амос положил тяжелую ладонь ему на плечо. этом обещании. Нет, я и в самом деле восхищен твоим умением проревел он. - Ведь если б не он, мы могли бы неделями ждать попутного ветра, а с его помощью мы живо проскочим через этот треклятый пролив!

Арута словно завороженный смотрел вперед, на приближавшиеся к ним скалы, между которыми предстояло проплыть их кораблю.

Морские течения и ветры образовывали там вихри и смерчи из мельчайших капель морской воды, не исчезавшие даже в самые жаркие летние дни. Зимой же над проливом свирепствовали ураганы, приносившие снежные облака с вершин Серых Башен. Тучи снежных хлопьев вкупе с осколками льда устремлялись вниз, к морским волнам, но, не достигнув их, снова взлетали к вершинам скал, гонимые бураном. Даже весной и летом немногие капитаны отваживались вести свои суда через этот пролив, где под водой скрывались острые рифы, где течения норовили разбить корабли о скалы или закружить их в бешеных водоворотах. Осенью же и зимой направить туда свою шхуну было равносильно самоубийству.

Рев ветра, свирепствовавшего в проливе, становился все слышнее. Вскоре его перекрыли раскаты грома. Стало темнеть, и грозовое небо то и дело прорезали яркие вспышки молний.

- Вода поднялась! - крикнул Амос. -Благодарение богам! Мы сможем миновать рифы! Если ветер продержится, к исходу дня мы будем уже в Горьком море!

- А что если он переменится? - осторожно спросил Арута.

- Об этом лучше даже не помышлять!

Тьма сгустилась. Арута огляделся вокруг и понял, что "Рассветный Бриз" вошел в пролив. Обшивка судна затрещала под напором высоких волн, и палуба вдруг резко взметнулась вверх. Аруте пришлось ухватиться за переборку, чтобы не упасть.

В следующее мгновение "Рассветный Бриз" нырнул в пучину. У принца захватило дух. Он зажмурился и изо всех сил вцепился в переборку, вспоминая всех богов, которым когда-либо молился, и взывая к их милосердию. Но вот корабль вознесся на гребень новой волны. Арута открыл глаза. Повсюду царила мгла. Палубу слабо освещал лишь раскачивавшийся из стороны в сторону штормовой фонарь. Рядом с Арутой у переборки стоял Мартин и тоже вглядывался в окруживший их со всех сторон хаос водяных брызг и снежных хлопьев. Единственным, что казалось устойчивым и твердым в этом мире волн и ветра, стали для обоих узкие, скользкие поручни, за которые Арута и Мартин держались теперь обеими руками.

Противостояние корабля и его команды неистовству стихий длилось уже несколько часов кряду, но шторм все не стихал. Пальцы Аруты свело от усилий, с какими он сжимал поручни. Внезапно корабль накренился на бок и лег на другой курс. Ноги Аруты оторвались от поверхности палубы, и он едва не перелетел через борт. Огромная волна, обрушившаяся на судно, чуть не сбила с ног его и Мартина. Небо вновь прорезала вспышка молнии. Арута взглянул вверх и с ужасом увидел, что руль качался из стороны в сторону. Рулевой перевесился через перила мостика. Изо рта его потоком хлестала кровь. Новая волна еще сильнее качнула корабль, и матрос, раскинув руки, свалился на палубу бездыханным.

52
{"b":"71629","o":1}