ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вижу парус! - послышался сверху крик впередсмотрящего .

- Где? - спросил Амос.

- В двух румбах позади левого борта!

Амос вгляделся вдаль. Вскоре у горизонта появились три едва различимых паруса.

- Что это за суда? - спросил он впередсмотрящего.

- Галеры, капитан!

- Точно. Квегские. Далековато они забрались от своих берегов. - Он приказал матросам поднять все паруса. - При попутном ветре мы без труда уйдем от них, от этих толстобрюхих лоханей под парусами, вздумай они пуститься за нами вдогонку. А на веслах им и подавно да нами не угнаться! - И он презрительно сплюнул.

Военные галеры, шедшие наперерез "Рассветному Бризу", теперь были отчетливо видны на фоне пасмурного неба. Амос был прав: при всем старании капитанов, при всех усилиях гребцов этим судам с тяжелой осадкой не удалось нагнать легкое, подвижное крайдийское судно.

- У них на мачтах королевские штандарты Квега! - вслух удивился Арута. - Что им могло понадобиться так далеко на юге?

- Одни боги это ведают! - развел руками Амос. - Но я не советовал бы вам возвращаться, чтобы задать им этот вопрос. Он расхохотался над собственной остротой. -Ведь Квег считает Горькое море чуть ли не своей собственностью!

Вскоре Арута, все еще не вполне оправившийся после потрясения последних дней, вернулся к себе в каюту. Остаток дня прошел без сколько-нибудь заметных событий.

Принц снова появился на палубе лишь поздним вечером. Прояснившееся небо было усеяно звездами. У борта, глядя ввысь, стоял Мартин. Арута тоже взглянул на яркие звезды. Здесь, над морем, они почему-то казались совсем иными, чем когда он разглядывал их, стоя на замковой башне.

- Звезды считаете, а? - спросил подошедший к ним Амос.

Принц и охотник молча кивнули. Капитан был явно расположен к доверительной беседе.

- Да-а-а, - протянул он, - скажу я вам, джентльмены, ничто на свете не может сравниться с морем. Те, кто не побывал в дальних плаваниях, никогда меня не поймут. Море может быть свирепым и безжалостным, ласковым и равнодушным, оно всегда непредсказуемо... И все же... В такие ночи, как эта, я благодарю богов за то, что они судили мне сделаться моряком!

- Да еще и философом в придачу! - добродушно усмехнулся Арута.

- А как же вы думали! - кивнул капитан. - Под дубленой шкурой любого из моряков скрывается философ каких поискать! Глядя на эти бескрайние просторы, начинаешь понимать, как велик мир и как слаб и беспомощен человек перед лицом богов, судеб, природы. Эта мысль звучит и в старинной молитве всех мореходов: "Ишал, твой океан огромен, а челн мой утл и мал. Будь милостив ко мне"!

- То же самое порой испытывал и я, - негромко, словно обращаясь к самому себе, проговорил Мартин, - когда смотрел снизу вверх на исполинские деревья в Эльвандаре, возраст которых - несколько тысяч лет.

Арута потянулся и протяжно зевнул.

- Уже совсем поздно. С вашего позволения, я пожелаю вам обоим спокойной ночи и отправлюсь спать. - Направившись к своей каюте, он внезапно остановился и добавил: - Я не вполне разделяю ваши взгляды... Но я рад, что тяготы этого путешествия мне пришлось делить с вами обоими.

После его ухода капитан и Длинный Лук немного помолчали, по-прежнему разглядывая звезды. Но вот Мартин поймал на себе быстрый, цепкий, изучающий взгляд Амоса и вопросительно поднял брови.

- Ты хотел о чем-то спросить меня, Амос?

- Мне давно не дает покоя одно соображение, мастер Длинный Лук. Я знаком с тобой уже семь лет. Срок достаточно долгий, чтобы узнать человека, не так ли? А между тем я чувствую, что толком тебя не знает ни одна живая душа в Крайди.

Мартин слегка прищурился и с деланным безразличием ответил:

- Жители Крайди и его окрестностей знают обо мне решительно все. Я - главный егерь герцогства. И не более того.

- Нет, мастер егерь, гораздо более! - насупился Амос. - Уж меня-то ты мог бы не держать за олуха! Я несколько лет прислушивался ко всяким сплетням и недомолвкам на твой счет да присматривался к тебе. Мне удалось-таки решить эту головоломку. Это случилось после того, как я однажды увидел тебя наедине с принцессой Каролиной.

Мартин принужденно рассмеялся:

- Уж не думаешь ли ты, что я, как герой детских сказок, влюблен в принцессу?

- Нет, ты в нее не влюблен, - спокойно ответил Амос. -Ты просто любишь ее, как и подобает брату любить сестру.

Длинный Лук до половины вынул из ножен кинжал. Амос сжал его запястье своими крепкими пальцами.

- Умерь гнев, мастер Мартин. Не заставляй меня охлаждать его морской водой!

Мартин нехотя подчинился. Сила в этом противостоянии была отнюдь не на его стороне.

- Вот так-то лучше, - проворчал Амос, разжимая пальцы.

- Как тебе удалось узнать об этом? Я был уверен, что в тайну моего рождения посвящены только сам герцог и ближайшие из его советников.

Амос пожал плечами.

- Это было нетрудно. - В голосе его прозвучала нотка самодовольства. - Надо только не быть дураком и держать глаза и уши открытыми. Ведь ты очень похож на герцога. Если бы ты еще и бороду отпустил, весь Крайди догадался бы, кто твой отец. Да и Арута все больше становится похож лицом на его сиятельство, а значит, и на тебя, и все меньше - на покойную леди Кэтрин. Когда вы стояли у борта и разом обернулись ко мне нынче вечером, я с трудом различил, где ты, а где он. Взять к тому же то особое положение, в которое изволил поставить тебя лорд Боуррик. Ведь он личным указом назначил тебя главным охотником герцогства, и мастера до сих пор не могут простить ему этого.

Мартин сдвинул брови и хмуро проговорил:

- Ты ответишь мне жизнью, если проговоришься кому-нибудь о моей тайне!

- Не советовал бы тебе угрожать мне на борту моего корабля! - вспылил Траск.

- Это вопрос чести!

Амос вытаращил глаза от удивления.

- Ну, знаешь ли! Герцог Боуррик не первый из вельмож, кто прижил сына на стороне. И не последний. Многие даже открыто признают своих внебрачных детей. И вовсе не в ущерб своей чести!

Длинный Лук резко повернулся к капитану. Взгляд его был исполнен печали и страдания.

- Речь не о его чести, Траск, - вполголоса проговорил он. А о моей. Признай он меня, тогда все было бы подругому. Он ведь даже не подозревает, что мать перед смертью поведала мне обо всем. В тайну посвящены только отец Тулли и, полагаю, мастер Кулган.

54
{"b":"71629","o":1}