ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да брось ты! - возразил Арута. - Ведь я не собираюсь претендовать на престол, а других братьев у нас с тобой нет.

Лиам отвел глаза в сторону и печально вздохнул. Он все никак не мог решиться поведать Аруте о последних словах отца.

Глава 15. ЗАВЕЩАНИЕ

Корабль встал на якорь. Когда весельная лодка причалила к берегу, первым из нее выскочил Арута. Приказав гребцам ожидать их возвращения, он помог ступить на песок дородному Кулгану и направился к тропинке, что петляла между утесов и вела к замку Макроса. Паг, Кулган и его верный франклин последовали за принцем.

Стоило им приблизиться ко входу в замок, сложенного из черного кирпича, как массивная входная дверь распахнулась, и навстречу путникам вышло существо, отдаленно напоминавшее гоблина.

Мичем схватился за рукоятку кинжала, но странное создание, облаченное в ливрею и панталоны, не проявило никаких враждебных намерений. Напротив, оно учтиво поклонилось прибывшим и скрипучим, слегка надтреснутым голосом произнесло:

- Добро пожаловать, господа! Проходите в замок и будьте как дома.

Путники, обменявшись недоуменными взглядами, прошли в просторный полутемный холл.

- Меня зовут Гейтис, и я в вашем полном распоряжении, любезно проговорил гоблин и обнажил в улыбке два ряда острых белых зубов. При этом его зеленоватая кожа собралась складками у носа и висков. - Мне ведено проводить вас в кабинет хозяина.

- Макроса Черного? - спросил Кулган.

-Вот именно, - кивнул Гейтис. - Прошу вас, следуйте за мной.

Путники поднялись на верхнюю площадку одной из башен вслед за удивительным слугой исчезнувшего волшебника и остановились у массивной дубовой двери.

- Мой хозяин сказал, что вы сумеете ее открыть, - сказал Гейтис. - А если вам это не удастся, то мне надлежит обойтись с вами, как с самозванцами! - веско добавил он.

Паг направил свою мысленную энергию на дверь, приказав ей отвориться, но в ответ на его усилия среди прожилок дерева вдруг вырисовались очертания пухлых губ. Вот они выступили из дубовой поверхности двери и зашевелились, произнеся на чистейшем цуранийском языке:

- Каков твой главный долг?

Не успев обдумать вопрос, Паг машинально выпалил:

- Служить Империи.

Деревянные губы втянулись в поверхность двери, и та отворилась.

- Все, что вы видите здесь, находится в вашем полном распоряжении, - любезно произнес Гейтис, входя в кабинет следом за гостями. - Располагайтесь поудобнее, а я сейчас подам вам сласти и напитки, а также послание моего господина.

Гоблин вышел из кабинета и стал спускаться вниз. Кулган, а затем и остальные, окинув беглым взглядом полки с книгами и свитками, склонились над массивным столом, на котором была разложена большая карта.

- Да ведь это Мидкемия! - воскликнул Паг, едва взглянув на пергамент. - Смотри-ка, Кулган, здесь столько стран и даже материков, о которых мы никогда не слыхали. Ведь это бесценное сокровище!

- Согласен с тобой, - кивнул чародей. - Благодаря этой карте мы значительно расширим свои представления о планете, на которой живем.

Арута и Мичем не успели включиться в разговор. На пороге кабинета появился Гейтис с подносом, уставленным тарелками и кубками, и пергаментным свитком под мышкой. Поклонившись гостям, он поставил поднос на маленький круглый столик в углу комнаты и протянул свиток Кулгану.

- Я покину вас, - сказал гоблин, - но, если вам понадобятся мои услуги, произнесите мое имя, и я тотчас же снова предстану перед вами.

Кулган рассеянно кивнул и сломал черную печать с вытисненной на ней буквой "М", скреплявшую края пергамента.

Он внимательно оглядел своих спутников, занявших места за столом, и начал читать:

Приветствую вас, мои собратья Кулган и Паг! Я примерно представляю себе, какие вопросы вы хотели бы мне задать, и постараюсь в этом послании дать на них ответы.

Вас наверняка интересует, кто я такой и откуда взялась та магическая сила, коей я обладаю.

Скажу вам вкратце, что я родился на планете, удаленной как от Мидкемии, так и от Келевана в пространстве и времени, и прожил много веков, побывав в разных мирах и вне их пределов. Народ, к которому я принадлежу, так же смертен, как жители Королевства и Цурануани, как все люди, населяющие Вселенную, и я не ведаю, почему век мой оказался таким долгим. Возможно, это благословение - или проклятие - богов, а быть может, я сам навлек на себя бессмертие во время моих первых дерзких исканий в сфере Высшей магии.

Став волшебником, я служил великим королям и бедным крестьянам, управлял судьбами миров и простых смертных. Мне ведомо мое будущее точно так же, как другим известно их прошлое. Все, что мне приходилось делать, продиктовано не моими желаниями, не моими склонностями или фантазией, а лишь волей богов, во власти которых я неизменно пребываю.

Кулган поднял глаза на Пага.

- Теперь понятно, откуда ему было так много известно обо всех и обо всем, - глубокомысленно изрек он и вернулся к чтению.

Но никогда прежде передо мной не ставилась такая сложная задача, как уничтожение небесной тропы между Мидкемией и Келеваном. Я знал, что осуществление этой задачи повлечет за собой множество жертв, но не мог изменить предначертанного богами.

Я не мог закрыть звездные врата без помощи Пага, и ему было суждено провести много лет в плену на Келеване, чтобы овладеть искусством Высшей магии и подчинить себе те волшебные силы, что дарованы ему божествами.

Необходимость уничтожить рифт была продиктована забывчивостью и беззаботностью цуранийских Всемогущих, открывших этот небесный коридор. Ведь рано или поздно в него проник бы Враг, однажды едва не уничтоживший Келеван. Теперь же он направил бы свою безудержную жажду разрушения на Мидкемию. Спасти ее не смог бы никто. Это могло бы произойти через месяцы, годы или столетия. Не все ли равно? Главное, что с возникновением, космического коридора Мидкемия была обречена стать жертвой Врага.

Причины, по которым мне пришлось прибегнуть к обману, чтобы уничтожить космический коридор, должны быть для вас очевидны.

- Что он имеет в виду? - перебил чтение Кулгана Паг. - Я так до сих пор понятия не имею...

90
{"b":"71629","o":1}