ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Утро после боя.

...К утру всё стихло. Неподалёку извергая в небо чёрный дым, догорала военная техника. Попрощавшись со мной за руку, обнимая как родного сына, полковник со своими подчинёнными удалился в сторону САУшек "подбивать бабки", я же уставший и сонный стоял и смотрел на поразительно сложенную природой красоту. Из кунга командирского отсека вылез сонный Виталик и, зевая, удивлённо посмотрел вдаль. Перед нами всей своей мощью расположился Терский хребет. Дело в том, что когда колонна прибыла на передовую, погода была пасмурная и туманная. Гор видно не было. А тут такая красота. Водила спешно побежал в кабину ГАЗ-66 и недолго роясь, что-то достал оттуда, и направился к прикрывающему нас МТЛБ. Интересно, что на этот раз он задумал? Спустя десять минут он явился со "слоном" пехоты держа в руках ручной пулемёт Калашникова (РПК) с фотоаппаратом. Используя молодого бойца в качестве папарацци, мы сфотографировались на фоне гор, КШМ и САУшек. Вечно ему в голову что-нибудь взбредёт. Умывшись из пластиковой бутылки, заранее припасённой водой, мы принялись разделывать пищу. Виталик как всегда взялся разжигать сухое горючее и кипятить на таганке воду, а я в это время открывал заранее припасённые консервы не входящие в сухой паёк.

Пехотинцы принялись вновь разгружать свои КАМАЗы. Теперь время убытия с передовой зависело напрямую от того, как быстро они это сделают.

В середине дня разгруженные и переполненные впечатлениями направились обратно в Моздок, встречая на своём пути, сгоревшие или просто разрушенные, дома кавказских селений. Одно из таких селений вблизи того места, где мы разгружались, было обстреляно этой ночью. Благодаря разведке перехватившей чеченские переговоры мы остались живы. Именно из этого села, находившегося в нашем тылу, боевиками этой ночью планировалась акция по окружению и уничтожению окопавшихся войск Российской Федерации под Гудермесом. А если и не уничтожению то, по крайней мере, показа своих технических возможностей. Но к счастью их планы с грохотом провалились, так и не осуществившись.

И вновь колонна, выполнившая свою боевую задачу, направилась по Чечено-Ингушской земле в Моздок, что бы через некоторое время вернуться назад с новым, смертельным для "Чехов" подарком и продовольствием для военнослужащих Российской армии.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Возвращение в Моздок.

Преодолев КПП территории базирования объединённой группировки войск на окраине г. Моздока, колонна разъехалась по своим местам. МТЛБ, КАМАЗы и КШМ выполнив боевую задачу, убрались восвояси, каждый в свою часть расположенные не так далеко друг от друга. В расположении нас уже встречали. Из кунга вылез с трудом, болела нога, шея и позвоночник. Зрелище было смешное, так как при ходьбе я хромал на правую ногу, а когда надо было посмотреть в сторону, разворачивался всем торсом, подобно танку, испытывая сильнейшую боль. С Алексеем мы как всегда обнялись по-братски и поделились последними новостями.

Встречать вышел и командир полка, прибывший в г. Моздок.

- Ты что хромаешь? Повредил ногу что ли?

- Никак нет товарищ полковник. Всё нормально.

- А то смотри, госпиталь не далеко, дам команду, свозят.

- Да нет, товарищ полковник, само пройдёт. Застудил видимо.

- Ну ладно, иди.

- Есть. Откозырял я.

Отведя меня в сторону, Алексей продолжил беседу, прерванную командиром полка:

- Слушай. Тут замполит привёз акустическую гитару из Зернограда. Вся босота просят исполнить что-нибудь. Соскучились по музыке. Ну, ты давай брейся и к нам в палатку, а ближе к ночи бухнём.

Сыграв несколько песен для собравшихся вокруг меня сослуживцев, я погрузился от усталости в глубокий нездоровый сон...

Ещё несколько дней в г. Моздоке я качал связь. Привыкшие к ежедневным трупам, срочники медицинской бригады, без паники принимали информацию о прибытии бортов с грузом двести и отправлялись делать свою незавидную работу. А тем временем по соседству с расположением нашего батальона устанавливали огромную медицинскую палатку с рукавами, выходящими наружу для выброса окровавленной человеческой плоти. На утро я должен был отправиться обратно на передовую в составе вновь собранной колонны, но болезнь достигла своего пика. Я был не в состоянии даже подняться, хотя поддерживал устойчивую связь, руки ещё функционировали. Обе ноги, спину и голову поднять не мог, так как испытывал сильнейшую боль. Увидев меня в таком состоянии, старшина (звание) нашего полка, доложив командиру, доставил меня в Моздоковский госпиталь на новенькой КШМ, на которой качал связь мой друг Ильюха с Нижегородской области. На руках, занеся в приёмное отделение, старшина попросил врачей хорошенько меня посмотреть и непременно вылечить. По-братски попрощавшись и желая скорейшего выздоровления, старшина удалился, мелькая в толпе врачей в белых халатах, гражданских лиц и военнослужащих. Я лишь проводил его взглядом в сердцах благодаря за проявленную доброту и заботу. Этот гражданский госпиталь, арендуемый ВС РФ, в настоящий момент и сам явился жертвой террористического акта проведённого 01 августа 2003 года. И как всегда начались поиски "козла отпущения". А средства массовой информации наперебой голосили, строя свои предположения о причинах террористического акта произошедшего не то по вине военнослужащих не принявшим меры по усилению безопасности, не то по вине местной администрации г. Моздока не давшей разрешения на установку на дорогах ограждений из железобетонных блоков. Но всё равно факт остаётся фактом, и теперь не вернёшь человеческие жизни, а крайнего как всегда найдут. И это тогда, когда в средствах массовой информации звучат громкие заявления о том, что в Чечне с терроризмом покончено, и она перестала иметь статус "горячей точки". Поэтому военные там несут службу так же как в любой другой точке нашей необъятной родины. Тем временем террористические акты регулярно совершаются, унося с собой человеческие жизни, и не заканчиваются обстрелы блокпостов и автоколонн, там ведь тоже гибнут военнослужащие. Кто объяснит скорбящим матерям, потерявшим своих сынов, что их дети погибли на мирной чеченской земле. Так война закончилась ли?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

На мирную землю.

Через три дня семерых срочников поступивших из Чечни, в числе которых был и я, с Моздокского военного аэродрома бортом отправили в Самару для дальнейшего лечения. Самолёт поднялся в небо и плавно запарил в облаках. К горлу подкатил комок, в груди что-то заныло, правая нога, спина и шея давали о себе знать. Что происходило за бортом не было видно, так как иллюминаторы находились в переднем отсеке, а мы находились в заднем, специально оборудованном под перевозку раненных. И вот самолёт стал снижаться. Шасси опустились на взлётную полосу, снижая скорость торможением. Самолёт остановился и подполковник, летевший с нами тем же бортом, кратко проинструктировал раненных о дальнейших действиях.

- Товарищи солдаты и сержанты. Самолёт прибыл на военный аэродром города Самары. Те, кто может передвигаться самостоятельно, выходят через задний отсек и следует к автобусам. Кто не может сделать это самостоятельно, ждёт на своём месте. Вас перенесут к автобусам на носилках. Торопиться нет необходимости.

На выходе из самолёта глаза ослепил яркий свет видеокамер, осветив покидавших брюхо самолёта. Это были журналисты, снимающие репортаж на Чеченскую тему. Они на перебой начали задавать вопросы, но отвечать на них никому не хотелось.

Это сенсация! Первые раненные с боевых действий на Северном Кавказе второй чеченской компании, прибыли для прохождения лечения в Самару!

- расскажите о второй чеченской компании. Оправданны ли действия военных начальников? Что вы чувствуете, вернувшись назад? - не унимались журналисты.

Увидев мои безуспешные попытки передвигаться, врачи поднесли носилки, на которых доставили до автобуса. Да и действительно, видок у меня был жалкий. Держась за детали самолёта, в грязном камуфляже я пытался переступить незначительную преграду, но все попытки заканчивались неудачей. Так, что я никак не мог из него выйти. Когда всех загрузили в гражданский транспорт, автобусы тронулись и через полчаса прибыли на место.

24
{"b":"71630","o":1}