ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закончив осмотр казармы, гид подвёл меня к одной из кроватей, указав на то, что здесь я временно буду спать. Поскольку прикроватные тумбочки рассчитывались на двоих человек, я сложил мыльно-рыльные принадлежности, конверты и ручки с ближней к моей кровати стороны. Далее он показал, как правильно заправлять кровать и отбивать кантики. Да кантики!? И так кровать должна быть заправлена идеально ровно, должна быть плоской как доска с окантовкой по краям. Полосы на покрывалах должны быть в количестве трёх штук, ровными сами по себе и по отношению к полосам соседних кроватей. Отбивание кантиков производилось следующим образом: в левую руку брали табуретку и аккуратно прикладывали к краю покрывала, затем левой рукой со свёрнутым заранее ремнём необходимо постукивать по образовавшемуся стыку между покрывалом и табуреткой. Таким образом, надо продвигаться дальше до тех пор, пока на краю покрывала не появиться ровная полоса-кантик. В войсках для этой цели были специальные лопатки.

Желающих перекурить выстраивали перед выходом и строем водили на улицу в курилку находящуюся в торце здания казармы. Там курильщики постоянно подрывались по стойке "смирно" при появлении офицеров, прапорщиков и сержантов. Меня всегда это бесило. Подъедет к казарме какой-нибудь командир батальона и первый увидевший его истошным криком голосит: "рота, смирно!", а все военнослужащие, находящиеся в движении или просто стоящие, поворачивались лицом к человеку с большими звёздами и замирали, как в детской игре. В такие минуты возникало сильное желание плюнуть в сторону начальника, послать его в известном непечатном направлении и следовать дальше своей дорогой.

Вечером заместитель командира взвода собрал взвод на "взлётке" и стал обучать искусству подшивания подворотничков за три минуты. Многие из нас иголку то никогда не держали в руках, а тут ещё и подшивать что-то, да и как оказалось каждый день. Как только истекали три минуты зам.ком.взвода (заместитель командира взвода) подходил к нам и проверял, как подшиты подворотнички. Если стежок шва не соответствовал "уставному" (длинна, примерно соответствует наибольшей длине одной из сторон спичечного коробка) или кто-то просто не успел его подшить, подворотнички отрывались у всего взвода, и всё начиналось заново. Отказаться от данной процедуры было нельзя, так как это было бы нарушением устава. Пойти куда либо, даже в туалет без разрешения зам. ком. взвода или командира отделения было запрещено. В 21час 30минут нас снова построили и строем отправили на вечернюю прогулку. В армии вообще все передвижения военнослужащих вне казармы только строем. День закончился после вечерней поверки командой "отбой". Но не всё так просто. Через пять минут прозвучала команда "рота подъём". Мы лениво стали подниматься и строиться. За такую медлительность мы поплатились. Около получаса по командам "взвод подъём" и "взвод отбой" мы вскакивали, одевались, строились и вновь отбивались, складывая аккуратно одежду возле кроватей. Так мы тренировались, пока не стали успевать за 45 секунд, выполнять эти две команды, складывая аккуратно одежду и сапоги с портянками. Тот, кто по какой либо причине не успел подшиться, побриться или ещё что-нибудь вставал почему-то через полчаса после отбоя и заканчивал это делать.

При последней команде "отбой" рота проголосила: "спасибо родной". Это стало ежедневной процедурой для новобранцев.

Так закончился первый день в армии.

Солдат

Птица вольная

Куда пошлют,

туда и захочет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Курс молодого бойца.

Снова утром прозвучала команда "рота подъём" и мы уже стояли на "взлётке" в строю заправляясь и протирая глаза. Снова проверка личного состава, пять минут на справление нужды и на утреннюю зарядку, в которую входила разминка, кросс на 3 километра, подтягивание, отжимание и упражнение на пресс. Все упражнения выполнялись по команде. Так что требования по их выполнению касались всех вне зависимости от физического развития. Такие занятия были ежедневными.

В это время назначенный по графику дежурный убирал расположение взвода, что заключалось в протирке пыли, подметании пола с дальнейшей его влажной уборкой (когда стёрлась мастика) и в тот момент необходимо было натереть до блеска "Машкой". Уууупс! Да, да, - это не опечатка! Вам, наверное, поскорее хочется узнать, что это за "Машка", откуда она взялась в расположении роты и что это с ней такое вытворяют? Да и что это, в самом деле, автор грузит, какой то ерундой, а самое интересное утаил. Так слушайте же великую тайну непобедимости Российской армии! Всё гораздо проще и в духе Вооружённых Сил России. "Машка" - это эксклюзивная, боевая единица квадратной формы, приспособленная для натирки дощатого пола покрытого мастикой. Оно весит около 30 килограмм и состоит из: металла, дерева и шинели, прикреплённой в нижней её части. Для удобства натирки полов к верхней части прикреплена металлическая труба, за которую несчастные солдатики таскают её по всей казарме протяжённостью около 80 метров!.

Возвращение с утренней физической подготовки сопровождалось, как правило, ватными, тяжёлыми ногами, которые с большим трудом поднимали уставшее тело на второй этаж в казарму. Благодаря болотистой местности приходилось вытряхивать из портянок множество мошек, успевших на тот момент покусать ноги. Некоторым такие нагрузки давались очень тяжело. Из-за плохо намотанных портянок появлялись мозоли и, лопаясь, причиняли боль при ходьбе. Таких солдатиков направляли в санчасть, а когда они возвращались, взвод обычно был наказан. Однажды старшина роты - старший прапорщик Лялька увидев в строю солдата в тапочках, с перевязанной ногой вызвал его и перед строем начал над ним издеваться.

- Ну что Валюша, ножку натёр? - Бедный маменькин сыночек. Сыыынок, ты, что о пиз... задумался?

- Никак нет товарищ старший прапорщик - ответил он. Исправлюсь.

- Чтооо? А ну пошёл на очки (армейские унитазы, забетонированные по самый верх), когда прейду, чтобы всё блестело как у кота яйца. Смотри у меня, если будет не так, как я сказал, будешь их языком вылизывать.

Взвод бегал по три, пять километров почти ежедневно и в другое время за "залёты" и "косяки" хотя бы одного из нас. Таким образом, нас пытались приучить к дисциплине. Помимо этого нас жарили на раскалённом солнцем плацу тренажём. С утра и до обеда приходилось шагать строевым шагом как в одиночку, так и в составе взвода. Камуфляж от пота покрывался белыми солевыми разводами. Ноги гудели и не хотели слушаться, всё хуже поднимаясь на заданную высоту. А мы как каторжные рабочие, безнадёжно продолжали топтаться по асфальту, проклиная строевой устав.

Дальнейшим продолжением армейских будней, до завтрака и развода, как правило, следует наведение порядка в расположении роты (полка). Чем мы и занялись. Для тех, кто не представляет о чём идёт речь, расскажу поподробнее. Заключается сия важная боевая задача в следующем: после того, как дежурные подметут, промашкуют или промоют полы, личный состав приступает к заправке, равнению кроватей и покрывал по имеющимся на них трём полосам, отбиванию окантовки на матрацах. Заправлять кровати необходимо было, не как попало, а чётко по определённым действиям, часто по команде сержанта. Далее следовало выровнить полосы находящиеся на синих покрывалах, а так же выровнить подушки, душки кроватей и прикроватные тумбочки. Для этого двое курсантов держали нитку в натянутом положении вдоль полос первой и последней кровати ряда, а остальные ровняли покрывала, подушки, душки кроватей и прикроватные тумбочки. Данная процедура повторялась в зависимости от ровности всего перечисленного и личной прихоти сержанта. Такие действия происходили ежедневно. После того как все работы были выполнены, взвод строился в расположении, а сержант проверял качество проделанной работы. Если что-то не нравилось, он переворачивал матрацы, сдвигал кровати и давал команду всё исправить. И так до завтрака. После завтрака производился утренний осмотр. Взвод выстаивался в расположении в две шеренги лицом друг к другу, на расстоянии нескольких строевых шагов. Сержант подходил к каждому и проверял внешний вид и содержимое карманов. Сапоги должны быть идеально начищены. Причём в армии никакого гуталина нет. Если и появляется у отдельных солдатиков, так стремительно исчезает из прикроватных тумбочек не без участия офицеров, сержантов или таких же рядовых товарищей, ежедневно выполняющих бок о бок боевые задачи. В основном для чистки обуви применяется вакса. Тем, кто знает, что это такое, лишний раз объяснять не надо о дерьмоватости данного продукта. На этом осмотр обуви не заканчивается. По команде правую ногу на носок проверяется величина изношенности каблуков. Для замены изношенных каблуков в хозяйственной комнате находился нехитрый сапожный инструмент. Каблуков вечно не было, либо были не того размера. Но кого это волнует. Из кожи вылези, а каблуки найди и самостоятельно замени старые на новые. Следующим элементом проверки являлась правильная натяжка ремня. "Дембеля" и "дедушки" естественно носят его "на яйцах". "духам" же затягивали так, чтобы не мог пролезть кулак на вдохе. За этим строго следили. Если кто расслаблял его больше чем положено, то ремень затягивался по размеру головы, из-за этого было трудно дышать. Поэтому со стороны духов предпринимались попытки к невозможности затягивания ремня до такой степени, а со стороны сержантов - наоборот, путём блокирования крепежей бляхи каблуками сапогов.), далее проверялись бляхи (если бляха ремня была не зелёная, а латунная она должна постоянно блестеть. Для этого курсанты постоянно тёрли их кусочками шинелей (пидорками) натёртыми пастой Гоя, а зелёные бляхи при повреждении слоя краски красили заново. При этом никого не интересовало, где ты найдёшь краску, так же проверялось наличие чистых, подшитых, белых подворотничков. Курсанты с грязными подворотничками отправлялись на устранение недостатков в течении пяти минут. За это время оторванный подворотничок необходимо постирать, погладить и подшить, вернувшись обратно в строй. Далее проверялось наличие кантиков на шее. У каждого курсанта должна быть свежевыбрита шея. Кто это не успел, по какой либо причине сделать в лучшем случае отправлялся на устранение недостатков, а в худшем случае сержанты брили по самые уши. Смотрится это очень смешно и унизительно. По мимо этого проверялась, длинна волос. Если сержант не мог ухватиться за волосы, считалось, что причёска удовлетворительная. И в конце проверялось содержимое карманов и наличие иголок с нитками в шапках. В карманах у курсанта должны постоянно находиться: военный билет, платок, расчёска и более ничего. Все посторонние предметы изымались. В шапке должны находиться три иголки с черной ниткой, белой и зелёной. Никакое гражданское бельё и одежду носить нельзя. Не важно холодно или нет. За время утреннего осмотра, как правило, находились "залётчики" их то и назначали на самые трудные и грязные работы на предстоящем разводе на плацу. На разводе определялись дальнейшие действия роты. Это были строевая подготовка, физическая подготовка и другие.

6
{"b":"71630","o":1}