ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Механическая природа контура биовыживания играет ключевую роль в промывании мозгов. Для создания нового импринта жертву необходимо свести к младенческому состоянию, т. е. состоянию, в котором уязвим первый контур.

Как отмечалось в предыдущей главе, армия начинает этот процесс с повестки, которая сообщает субъекту, что его тело с этого момента принадлежит не ему, а правительству. Симбионская Армия Освобождения, которой были необходимы более быстрые изменения, начала обращение Патти в Таню, наведя на нее оружейный ствол, однако сообщение было тем же: "С этого момента мы можем делать с твоим телом все, что захотим". Биовыживательные инстинкты первого контура, таким образом, закрепляются на подчинении тому, кто обладает этой огромной властью, -- точно так же, как маленький ребенок учится закреплять свой контур биовыживания на родителях.

Пребывание Патти в багажнике машины (после того, как на нее направили оружие) -- классическая ритуальная смерть, предшествующая ритуальному рождению; внутренние очертания багажника чем-то даже напоминают материнскую утробу. Когда багажник открыли, Патти заново родилась в новом туннеле реальности, принадлежащем ее похитителям. Подобным образом там, где в чистом виде сохраняются самые древние формы масонской инициации (см., например, Ритуал Большого Адепта в "Полной системе магии Золотой Зари" Израэля Регарди), кандидата бросают в колодец, а затем "поднимают" как новорожденного Вольного Каменщика. Полное погружение -- форма крещения, предпочитаемая протестантами-фундаменталистами, -- стремится к этому же эффекту. Но в крещении уже нет того настоящего беспокойства, которое делало традиционное масонство и САО такими эффективными средствами изменения мозга.

Все промыватели мозгов обладают эмпирическим знанием (в большинстве случаев даже не будучи знакомы с восьмиконтурной моделью сознания Лири) того, что оральный контур биовыживания нуждается в связи с объектом, которому можно приписать материнские функции. Чтобы усилить панику и импринтную уязвимость субъекта, после того, как он попадает в руки промывателей мозгов (американской или Симбионской армии, "тайной полиции" или какой-либо еще организации), его изолируют от всего, с чем у него прежде была подобная связь. Призывника посылают в учебный лагерь и на несколько недель или месяцев лишают его возможности видеть любимых людей (жену, девушку, родителей и т. д.). Политического заключенного бросают в подземелье. Патти Херст была закрыта в чулане сразу же после того, как произошло ее "второе рождение" из багажника автомашины.

Эксперименты по изоляции, проведенные морской пехотой США, д-ром Джоном Лилли и другими исследователями, а также свидетельства моряков, переживших кораблекрушение, которые обобщает Лилли в "Подражаниях Богу", показывают, что для возникновения галлюцинаций требуется всего несколько часов полной изоляции. Эти галлюцинации, как и галлюцинации, возникающие после приема психоделических наркотиков, свидетельствуют о разрушении прежних импринтов и усилении уязвимости к новым.

Необходимость в привязывании контура биовыживания к кому-либо (или чему-либо) иллюстрируется случаем с жирафом, который импринтировал джип охотника в качестве заме нителя матери. Точно так же дети, выросшие без сестер и братьев, особенно в удаленной сельской местности, часто создают себе воображаемых товарищей по играм, которые, однако, могут стать достаточно "реальными", чтобы напугать родителей и заставить их подозревать психическое расстройство. Приводимые д-ром Лири свидетельства моряков и исследователей, побывавших в изоляции, показывают, что подобного рода "проводники", "собеседники" или "ангелы-хранители" достаточно быстро появляются и у взрослого, как только он лишается возможности нормального социального контакта. Они также быстро приходят к тем, кто находится в загадочном состоянии, называемом "околосмертным опытом" или "выходом из тела" (например, когда сердце останавливается на операционном столе).

Первое человеческое существо, которое субъект видит после такой изоляции, легко может быть избрано им в качестве заменителя матери или отца. Это объясняет, почему у людей, попавших в заложники к террористам (например, пассажиров захваченного самолета), часто развивается "парадоксальная" симпатия к тем, кто угрожает им смертью. Это также объясняет, почему призывник начинает видеть в своих похитителях не только захватчиков, но и защитников, а также почему подвергнутая промыванию мозгов жертва начинает угождать, благодарить и, в конце концов, "уважать" промывателя мозгов.

В любом случае, так как контур биовыживания связан с питанием, те, кто доставляет пищу, становятся вероятными объектами привязывания. Политический заключенный, призывник, заложник террориггов -- все они в процессе регулярного кормления понемногу привязываются к тем, кто держит их в плену. В неявной форме это присутствует в различных религиях (но уже без запугивания, которое создает настоящую импринтную уязвимость): за ритуалом крещения-возрождения следует трапеза-причащение.

Варианты этих методик могут применяться даже к тем, кто попадает в среду промывания мозгов добровольно, как это было в "Народном Храме", "Семье" Мэнсона и других подобных организациях. Как только жертва оказывается на территории

общины, первый шаг -- это ее изоляция, обрыв всех связей с внешним миром и его конфликтующими туннелями реальности. В то же время быстро создается атмосфера родительской любви и защиты (так называемая "бомбардировка любовью") и подается пища.

Независимо от того, добровольно ли субъект попадает в эти новые условия или его похищают (или арестовывают, как в полицейских государствах), цель следующего этапа обрабтки -- сломать его эмоционально-территориальные импринты второго контура. Это значит, что субъекта продолжают кормить (поддерживать оральную зависимость первого контура) и в то же время всеми возможными способами атакуют его эго второго контура. Последовательное сравнение приемов "синаноновских игроков" и, например, сержанта учебного лагеря армии США выявит удивительное сходство: в сущности, на все лады повторяется одно и то же: "Ты совершенно неправ. Мы совершенно правы. Очень маловероятно, чтобы такой неправый, как ты, когда-либо стал правым, но мы постараемся тебя переделать". Конечно же, широко используется анальный словарь территориального статуса. Идеальный субъект должен почти забыть свое имя и быть готовым отзываться на окрик "Эй, ты, задница!".

37
{"b":"71632","o":1}