ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Г-н Сноумен тихо сказал Бонду:

- Теперь вы смотрите в оба, Америка, кажется, выбыла. Настало время вашему субъекту загонять меня.

Джеймс Бонд оставил свое кресло и встал среди группы репортеров в левом углу от кафедры. Глаза Питера Вильсона были устремлены в дальний правый угол зала. Бонд не заметил никаких движений, но аукционер возвестил:

- Плюс сорок тысяч фунтов. - Он посмотрел на г-на Сноумена. После длительной паузы г-н Сноумен поднял пять пальцев. Бонд догадался, что это было частью его игры на подогревание страстей. Он давал понять, что отступает, что подходит к своему пределу.

- Одна сотня и сорок пять тысяч, - снова испытующий взгляд в глубину зала. Снова никакого движения. Но опять состоялся обмен сигналами.

- Одна сотня и сто пятьдесят тысяч фунтов.

Последовал гул комментариев и некоторые отрывочные хлопки. На этот раз г-н Сноумен реагировал еще замедленнее, и аукционер дважды повторил последнюю цифру. Наконец, он в упор взглянул на г-на Сноумена:

- Ваше слово, сэр.

Наконец г-н Сноумен поднял пять пальцев.

- Одна сотня и пятьдесят пять тысяч фунтов.

У Джеймса Бонда спина покрылась потом. Он абсолютно ничего не имел, а торг уже должен заканчиваться. Аукционер повторил цифру.

И теперь произошло едва заметное шевеление. В задней части зала коренастый человек в темном костюме привстал и тихо снял темные очки. У него было обычное простое лицо, которое могло принадлежать управляющему банком, работнику страховой компании Ллойда или доктору. Это должно быть был заранее условленный сигнал. До тех пор, пока на нем были черные очки, аукционер поднимал ставку десятками тысяч. Когда он их снял, это означало, что он выходит из игры.

Бонд быстро взглянул в сторону группы корреспондентов. Все в порядке, фотограф из МИ-5 был на своем месте. Он так же засек движение. Он поднял небрежно камеру, последовала быстрая вспышка. Бонд вернулся на свое место и прошептал г-ну Сноумену:

- Засекли его. Увижусь с вами завтра. Большое спасибо.

Г-н Сноумен только кивнул. Его глаза оставались прикованными к аукционисту.

Бонд выбрался со своего кресла и быстро направился вдоль прохода, а аукционист в это время в третий раз объявил:

- Одна сотня и пятьдесят пять тысяч фунтов, последняя цена, - и легонько стукнул молотком. - Ваше, сэр.

Бонд пробрался в конец зала прежде, чем посетители, аплодируя, поднялись с кресел. Его дичь забилась где-то среди приставных стульев. Он снова надел свои темные очки, а Бонд надел свои. Он хотел протиснуться в толпу и двигаться позади этого человека, когда поток устремится вниз по лестнице. Это удалось. Волосы человека сзади были длинными, они прикрывали квадратную шею. Мочки ушей прижаты к голове. Он немного горбился вероятно деформация позвоночника в верхней части. Бонд внезапно вспомнил. Это же Петр Малиновский, в штате посольства он значился как "сельскохозяйственный атташе". Так-то.

Выйдя наружу, человек быстро зашагал в сторону Кондуит-стрит. Джеймс Бонд не спеша сел в такси, мотор которого работал, а флажок "свободен" опущен. Он сказал шоферу:

- Это он. Можешь расслабиться.

- Да, сэр, - ответил шофер из МИ-5, отчаливая от тротуара.

Человек подобрал такси на Бонд-стрит. Преследовать его в вечернем перемешанном потоке было несложно. Бонд был еще больше доволен, когда такси русского дипломата повернуло к северу от парка и направилось вдоль улицы Бейсуотер. Вопрос заключался в том, повернет ли он в специальный проезд в Кенсингтон Пэлис Гарднес, где первым слева было массивное здание Советского посольства. Если повернет, то последний гвоздь будет забит во все это дело. Два наружных полицейских, обычная охрана посольства, были специально подобраны на этот вечер. Их роль заключалась в том, чтобы подтвердить, что пассажир переднего такси вошел в Советское посольство.

А затем с помощью свидетельства от секретной службы и свидетельства Бонда, и фотографа из МИ-5 (этого будет достаточно для Министерства иностранных дел) можно будет объявить товарища Петра Малиновского персоной нон грата по обвинению в шпионаже и выдворить его из страны. В этой темной шахматной игре, которой является секретная служба, русские потеряют ферзя. И посещение аукциона можно будет считать чрезвычайно удачным.

Переднее такси все-таки повернуло к большим железным воротам.

Бонд улыбнулся с чувством мрачного удовлетворения. Он склонился вперед:

- Спасибо, водитель. Пожалуйста, в штаб.

6
{"b":"71637","o":1}