ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Впечатлительный очень? - попытался догадаться Михаил.

- Мы в подобных случаях говорим, что эмоциональный, человек с высокоразвитым эмоциональным мышлением, принимающий быстрые решения, и не сразу "остывающий" от своих эмоций, что сказывается на режиме сна.

- И как это связано с данной обезьяной?

- Мы создали уникальный препарат, при приеме которого обезьяна впадает в летаргический сон на срок от суток до двадцати дней. В перерывах живет как нормальная особь. Можем с помощью нашего препарата продлить такой сон до нескольких месяцев, но необходимости пока в этом нет. Суть эксперимента заключается в том, что подопытное животное во время длительного спанья никаких снов не видит...

- Она вам сама об этом поведала? - поспешил задать вопрос Михаил.

- Конечно, нет! - рассмеялся Арнольд Петрович. - С помощью довольно точной аппаратуры мы фиксируем изменения потоков возбуждения в организме, наполнение сосудов кровью, ее приток к мозгу, к кожному покрову и т.д. Лишь перед пробуждением появляется в организме нечто похожее на возбуждение и тогда возможны какие-либо краткие сновидения. Но главное в том, что в течение такого длительного сна мозг имеет возможность полностью отдохнуть и человек чувствует себя хорошо отдохнувшим, как бы побывавшим на курорте.

- Вы сказали человек, а речь в начале шла об обезьяне? Вы не оговорились?

- Нет. Мы проводили подобный эксперимент и на человеке.

- Я хотел бы с ним побеседовать.

- Нет проблем. Этот человек перед вами.

- Вы?

- Да. Удивляться здесь не нужно. Я несу ответственность за создание препарата и поэтому сам испробовал его на себе.

- И каков результат, что со снами?

- Никаких снов. Проблема заключается в дозировке препарата, а то пациент согласиться отключить его на трое суток, например, а проспит пять или того больше. Этого допустить нельзя. И еще, скажу вам, никаких побочных действий и это - важное достижение.

- А может мне попробовать, - спросил Михаил.- Со снами у меня тоже проблемы.

- Не только у вас. Если же вам представилась такая удивительная возможность, не упустите ее!

- Только после завершения работы у вас в институте, - Михаил засмеялся.

Вздохнул облегченно и замдиректора. Ему показалось, что он отвлек следователя от тщательного осмотра помещения.

- Гм... - вырвалось у него. Он достал сигарету и закурил.

- Здравствуйте, Арнольд Петрович!

К собеседникам подошла высокая стройная женщина.

Она как будто застыла на мгновение, поглядела на Михаила поверх очков и осторожно сказала:

- Здравствуйте...

Арнольд Петрович представил их друг другу:

- Старшая медицинская сестра Антонина и старший следователь Михаил.

Он сразу попытался оценить ее: стройная гибкая фигура явно нравится мужчинам. Но выражение лица - приветливое и вежливое, не могло скрыть, что она много пережила в жизни: щеки немного впалые в тонких морщинах, а под глазами намечались оттеки. При этом женщина не употребляла или почти совсем не употребляла косметику. Михаилу нравились такие женщины. У них была воля, они обладали умением контролировать свои эмоции, говорили на предметные темы четко и ясно.

Говорили только правду, но только ту правду, которую нужно было говорить. Если они говорили ложь, но по каким-то причинам считали ее правдой - в их устах она и звучала как правда.

Михаил подумал, что такая женщина ничего против начальства не скажет и ее не разговоришь, но попытаться можно.

Волосы нее смотрелись густыми и пышными и она ими гордилась, а ее голос показался Михаилу тонким и приглушенным и он решил, что таким голосом лучше всего разговаривать с пациентами и обезьянами.

Старшая сестра также внимательно изучала Михаила и даже что-то хотела сказать, но он опередил ее:

- Много воды утекло с тех пор, как мы виделись последний раз, мы ведь знакомы, не так ли? - Михаил обращался к Антонине, а смотрел на замдиректора и увидел, как тот испугался, сразу и окончательно.

Сигарету, которую хотел поднести ко рту, он остановил на полпути и она как бы повисла в воздухе, и у него округлилась глаза.

Антонина удивленно посмотрела на него:

- Н-н-не помню, не помню... чтобы мы даже были знакомы, когда же это было?

Михаилу упомянул о знакомстве, чтобы посмотреть на реакцию замдиректора и он ее увидел: испуг - то, что и предполагал.

Он улыбнулся:

- Я обознался, извините, вы очень похожи на одну мою знакомую, с которой я давно не виделся. Еще раз приношу свои извинения и он бросил взгляд на Арнольда Петровича.

Тот отходя от испуга, быстро взял себя в руки. Но подумал: Антонина все знает об экспериментах.

Антонина сама рассказывать не станет следователю. А вот, если бы она оказалась его хорошей знакомой, тогда... об этом следует подумать.

Михаил тоже размышлял: розыгрыш ему удался - Антонина его давняя знакомая по их подростковым годам. Помнит ли она его?.. Возможно. Сейчас она старшая медицинская сестра. По анкетным данным, которые он просмотрел, у нее муж сантехник, наверняка пьет и живут они неладно - детей нет... Разлады и семейные ссоры, наверняка у 38-летней Антонины есть любовник... Она может ничего не сказать, - для нее важнее всего сохранить свое место в институте. Ну, а если попробовать использовать их давнюю дружбу?

И как свидетельство того, на что он решился, брови у него внезапно поднялись, вытянула руку, дотронулся до рукава белого халата Антонины и покачал головой, словно хотел сделать что-то важное. Какая-то заинтересованность промелькнула в его взгляде и он воскликнул:

- Нам надо с вами побеседовать!

В ответ Антонина только улыбнулась. Улыбка у нее получилась мягкой, привлекательной.

- Я готова, - сказала она. - Ей явно нравился Михаил как мужчина и это отметил про себя замдиректора: "Ну и дура! Так пропадем все мы и ты в том числе".

В кабинет, где следователь вел беседы с сотрудниками института, Антонина пришла спустя некоторое время.

Михаил встретил ее словами:

- Здорово мы дурили твоего замдиректора игрой в знакомых и незнакомых!

Он обнял ее и, оторвав от пола, прижал к себе, довольно крепко. Она невольно издала слабый стон, хотя и было ясно, что искренне рада встрече.

Наконец он выпустил Антонину из объятий.

- Просто никак не могу поверить, - сказала она. - Ведь прошло столько лет! И ты... Ты такой взрослый и такой большой... Надо встретиться и в другой обстановке...

Михаил поддержал ее:

- Встретиться и конечно, у меня - живу один. - Он ничего не сказал почему один: его нынешняя молодая любовница Юля находилась на Кипре и обещала приехать только через 10 дней.

Дома у Михаила, вечером, они поужинали, немного пригубили дагестанского коньяка и отправились в постель. Перед тем как раздеться, Михаил попросил свою подругу:

- Знаешь, так сложились обстоятельства, что мне пришлось остаться в последнее время без женщины, потому, прошу тебя, покажи мне высший пилотаж.

Антонина мило улыбнулась. Улыбка у нее была приятной, при этом обнажились верхние красивые зубы, что сделало ее лицо молодым, и сказала:

- Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо со мной и прошу тебя будь со мной ласковым и нежным. Я уже не та девочка, когда мы с тобой встречались, ты помнишь?

Михаил кивнул головой и закрыл рот своей новой-старой возлюбленной горячим поцелуем.

С Антониной они были подростками, когда познали близость друг к другу. Их семьи тогда жили в Вязьме, городе, расположенном недалеко от Москвы.

У девчонки Тоньки стали наливаться груди и мальчишки в укромных местах тискали ее.

Первым из них был Мишка. Однажды Тоня не выдержала его приставаний и предложила ему:

- Чем ко мне клеиться, давай я тебя отведу к настоящей женщине!

Мишка только спросил:

- А далеко это?

- Да в нашем же дворе...

- Давай! - особо не раздумывая, согласился подросток.

25
{"b":"71641","o":1}