ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антонина посмотрела на него долгим взглядом, кивнула головой и ушла.

Михаил заторопился. Вызывать подмогу не оставалось времени. Сейчас все выглядело совсем не так, как двадцать лет назад, когда он, молодой работник правоохранительных органов, оказался один на один с бандой подростков, избивавших на безлюдной улице пожилого бомжа.

Он знал, что подвыпившая молодежь в количестве более двух единиц, является бандой, способной на все. Если они убьют человека, кто-либо из них скажет, не раскаиваясь в содеянном: "Кто знал, что так поучится".

Он мог рассчитывать только на свои силы и ему казалось, что они безмерны.

Опыта нет, но есть отвага и Михаил кинулся в бой. Могли его убить или серьезно искалечить. Михаил не верил в счастливые случаи, но на этот раз ему действительно повезло. Ему удалось причинить сильную боль двум молодым людям, первыми оказавшимися на его пути. От его ударов они упали на землю и, скорчившись, завопили от боли и страха. Остальные разбежались. Конечно, это не те молодые люди, которые сегодня собираются в группы и нападают на прохожих. От сопротивления они только звереют, им редко ведомо чувство страх и они идут до конца, пока ты не станешь стрелять. При этом они знают, как доказать, что они не виноваты, а виновный - работник правоохранительных органов, применивший оружие.

С земли Михаил поднял худого безобразного старика. Он не представлял никому ни какой угрозы. Его лицо выражало страх, а весь вид, нищего в грязной потрепанной одежде, внушал жалость. Тусклый взгляд старика не производил на Михаила должного впечатления. Голова его здорово облысела, а лицо было прыщеватым и угловатым и имело довольно глупый вид.

На этот раз Михаил рассчитывал на приобретенный опыт, быструю реакцию, уменье молниеносно оценить обстановку.

В комнате, которую отыскал Михаил, находились трое мужчин. Один сидел на стуле, нога на ногу, поджарый, с черными волосами, забранными в косичку, с лицом тупым и суровым. Он просматривал иллюстрированный журнал.

Другой, немного грузный, смотрел в угол, где за ширмой на больничной каталке лежал человек, покрытый простыней. Рядом с каталкой находился третий мужчина, готовивший шприц.

Когда Михаил вошел, все головы повернулись к нему, но никто не узнал посетителя. Мужчины вопросительно посмотрели друг на друга, молча спрашивая, не из их ли персонала вошедший. Тот, кто разглядывал журнал, неопределенно пожал плечами, и они снова с недоумением посмотрели на Михаила.

В следующее мгновение один из охранников поднялся на ноги, вышел из-за стола и, явно встревоженный, пошел на Михаила.

- Что это значит? - требовательно спросил он.

Михаил краем глаза заметил, как третий мужчина начал заполнять шприц какой-то жидкостью. Времени для объяснений не оставалось. Михаилу нужно было остановить третьего мужчину и он направился в угол комнаты, где находилась каталка.

Охранник поднял руку и предупредил:

- Остановитесь, гражданин!

Сокрушительный удар переломил охранника надвое, а второй - в тыльную часть шеи - кинул на пол, и пока второй охранник пытался вытащить пистолет, Михаил вытащил свой и двинул им противника по лицу.

Дуло заскрежетало по зубам. Кровь тонкой струйкой потекла по подбородку, а глаза округлились от страха. Он отлетел к стене, вскочил и по нему было видно, что он собирается довести дело до конца. Но, получив не менее увесистый удар, чем первый, он с жалобным стоном свалился рядом с первым охранником.

Михаил бросил взгляд в угол комнаты. Там третий мужчина продолжал делать свое дело, как будто рядом с ним ничего не происходило. Он, склонившись над телом, лежащим на носилках, и выставив вперед шприц, собирался сделать укол.

Что было делать? Все решало одно мгновенье. Окрик не поможет - не остановит третьего мужчину в белом халате. Михаил ощутил в своей руке пистолет и выстрелил. Шприц с жидкостью для укола разлетелся на мелкие кусочки. Мужчина, подняв руки, отпрянул к стене, а Михаил услышал с носилок слабый, испуганный женский возглас. Подошел к носилкам и увидел молодую женщину, прикрытую простыней. С удивлением обнаружил, что она беременна и определил - возможно, на последнем месяце. Это и была вторая из обезьянника, о которой говорила Антонина. Широко раскрытыми глазами она с ужасом смотрела на Михаила и тот поспешил ее успокоить:

- Не надо бояться, теперь все будет хорошо. Мы вас заберем отсюда, что у вас болит? Как вас зовут?

- Н-н-е... - Затем помотала головой, как бы рассеивая мысли, что-то вспоминая и произнесла: - Раньше звали Наташа...

- Раньше? - удивился Михаил и хотел спросить: "Когда раньше?", но вовремя воздержался, быстро сообразив, что здесь не место для вопросов.

В это время женщина показала взглядом на свои руки, лежащие у нее на животе и прикрытые простыней.

Прежде чем поднять простыню, Михаил окинул взглядом ее. И разглядел, что у нее были пышные каштановые волосы, глубокие синие глаза и полные губы. Под простыней он обнаружил руки женщины в наручниках. У него не вырвался возглас удивления. Время удивляться делами в институте у него прошло. Он приказал третьему мужчине в белом халате снять наручники, а всем троим никуда не уходить и как мог, успокоил женщину:

- Мы вас отсюда заберем. Все будет хорошо!

Женщина с благодарностью во взгляде посмотрела на Михаила, ничего не сказав, возможно, что тоже понимала: здесь не место для разговоров.

Михаил вызвал в комнату своих помощников и распорядился пригласить врача к женщине. Дал подробные пояснения, что делать с ней дальше. Сам же вернулся в кабинет и еще работал несколько часов и только поздно вечером направился домой.

На его пять коротких звонков дверь квартиры никто не открыл. Он не стал беспокоить соседа, а воспользовался своим ключом, подумав, что Антонина его заждалась и спит, открыл дверь и вошел.

В квартире никого не оказалось, и Михаил понял, что Антонина сюда и не заходила. Через полчаса раздался телефонный звонок.

- Михаил? Это я, Павел! У нас ЧП! Антонина попала в Склиф с черепно-мозговой травмой и недавно скончалась. Наезд легковой машиной. Водитель скрылся с места происшествия. Что будем делать?

- Вот как! - известие Михаила ошеломило. Но раздумывал он недолго.Срочно выясните: дорожно-траспортное происшествие или убийство. Очень важно - мы потеряли ценного свидетеля.

V

Саша в институте получила повышение - ее допустили работать с одним из олигархов. Она делала ему витаминные уколы и другие процедуры, предписанные врачами. Ей почему-то становилось неприятно, когда приходилось давать свежую кровь олигарху. Процедура такая происходила раз в неделю. Обучала ее Антонина.

В тот первый день она пришла в процедурный кабинет с олигархом, предупредив Сашу, чтобы та вопросов не задавала, а только отвечала на них. Здороваться тоже не нужно было, если тебя не приветствуют.

Антонина предупредила:

- Олигархи с обслуживающим персоналом не здороваются и не разговаривают.

Саша промолчала. Она уже понимала, что на работе ей следует говорить, как можно меньше, держаться скромно и работать, как можно лучше.

Антонина усадила олигарха в кресло, придвинула к нему столик с газетами и журналами, включила тихую музыку и кивнула Саше. Та с небольшим пластмассовым сосудом подошла к олигарху и предложила носик сосуда взять в рот. От сосуда шел тонкий шланг за ширму. Когда он это сделал, Саша повернула краник на шланге, кровь потекла олигарху в рот и тот не спеша стал ее глотать.

Саша ушла за ширму, чтобы следить за убыванием крови из распределителя. Когда убывание крови понизилось до нулевой отметки, она отключила прибор, подошла к олигарху и со словами: "Разрешите!" - вынула из его рта прибор и нажала кнопку на кресле олигарха. Это был сигнал другой сестре, чтобы та пришла и отвела олигарха на другую процедуру. Затем тщательно промыла прибор специальным раствором и вместе с распределителем убрала в холодильник.

28
{"b":"71641","o":1}