ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Куда увезли? Ведь я распорядился, чтобы ее доставили ко мне или поместили в отдельную палату, где я мог бы поговорить с ней и... что?

- Да, да мы так и собирались сделать, - у нее начались преждевременные роды.

- Вот как! И что теперь?

- Ее увезли в роддом.

- Назовите какой... я записываю адрес...

- Но во время родов вы же не станете беседовать?

- Конечно, нет. Наш человек останется там и как только роженица сможет, поговорит с ней... Так, так! Я записал. Спасибо. Теперь скажите, Наташа числится сотрудницей института. Сколько она у вас работает?

- Два года, почти два. Для точности проверю по записям в отделе кадров и вам сообщу.

- Ладно, а почему она была в наручниках?

Ответ Михаил ожидал несколько секунд и уже подумал, что замдиректора его на ходу придумывает, но то что он узнал от него, его поразило.

- Она собиралась убить нашего директора...

- Вы это серьезно?

- Вполне. Она несколько раз заявляла об этом и в открытую порывалась сделать, несмотря на свою беременность и этому есть свидетели, если хотите, при встрече, я расскажу подробнее и познакомлю вас со свидетелями.

- Да, сделаем так, при встрече, так лучше. Но директор убит, так?

- Да, так.

- Вы подозреваете в убийстве ее?

- Нет, конечно. При ее беременности это невозможно.

- Значит другой человек... У вас основание подозревать кого-либо другого?

- Пока нет.

На этом разговор окончился.

Михаил послал своего сотрудника в роддом по записанному адресу с соответствующими инструкциями, а сам сел набросать схему дальнейших шагов в расследовании: что сделано, что нужно сделать, каковы положительны и отрицательные моменты.

На следующий день утром, когда он пришел в свой кабинет в институте, на его столе зазвонил телефон.

Звонил Павел, его сотрудник из роддома, куда поместили Наташу.

- Ну что, родила?

- Да, еще как и кого! Оказывается при преждевременных родах часто делают кесарево сечение... Ты меня не перебивай... Скажу тебе главное, а приеду все остальное... Так вот... Пришлось делать это самое сечение, иначе ребенок бы погиб... А мама, спрашиваешь? С мамой все в порядке, не беспокойся! Родился мальчик, но ты представить себе не можешь: весь волосатенький... Врачи и акушеры в панике - они такого еще в своей практике не видели! Охали и ахали и рассматривали пацана, а мне удалось побеседовать с Наташей. Она молодец. Сказала, что так и должно и быть, что это обезьяночеловек! Представляешь, оказывается в их институте таких разводят и ее детеныш от обезьяны... Не понимаешь? Папа обезьяна, вот так! Спрашиваешь: их спаривали, что ли? Конечно, раз я своими глазами видел этого шерстяного обезьяночеловека... Приеду все расскажу со слов Наташи... Думаю, что за ней нужно установить уход и наблюдение... Да понимаю... Это по твоей части... Еду.

VII

Саше, после наблюдения за сном олигарха, прибавили объем работы и повысили зарплату на пятьдесят процентов. Работы не боялась, а деньгам обрадовалась. Зарплату не носила домой, а складывала в карман своего стильного жакета, где лежали ее документы - паспорт, удостоверение и другие. Дополнительную работу получила в обезьяннике, где до этого ни разу не была. В курс дела ее, как и раньше, вводила Антонина.

- Ты чувствуешь, какой здесь запах? - спросила Антонина, когда они впервые вместе пришли в обезьянник.

Саша внимательно оглядела большое просторное помещение с высоким потолком и с тремя обширными клетками.

- Запах?.. Запах сильный... А что?

- Как ты его переносишь?

- Спокойно. Я на запахи, если это не запахи красок, особо не реагирую и быстро привыкаю.

- Хорошо... Нам придется убирать эти помещения и помногу находиться здесь и еще... обезьян лечить надо - они тоже пахнут, не так как люди.

- К запахам я быстро привыкаю и стараюсь на них не реагировать, поэтому они меня не раздражают. Потом мне прибавили зарплату и так много, что можно потерпеть и не только запахи...

- Вот-вот, - быстро прореагировала на последние слова Антонина.Хорошо, что ты понимаешь насчет терпения. Наберись его как можно больше, очень пригодится, особенно тебе, я-то ко всему уже привыкла.

- А что, разве обезьяны кусаются, когда их лечат?

Антонина рассмеялась:

- Когда лечат - нет! Их усыпляют, потом лечат. Скоро сама все узнаешь...

- Да-а, где обитатели этих клеток? - спросила Саша с недоумением.

- А как же мы будем убирать, если они останутся на месте, понимаешь?

- Да, конечно, как-то об этом не подумала.

- И еще,- продолжила свои наставления Антонина. - Чувствуешь, как в помещении жарко?

- Еще как!

- А представляешь, что будет, когда начнем трудиться: мыть, скоблить, да тереть - такой физический труд!

- Да, с нас семь потов сойдет! - воскликнула Саша.- Как быть? В нашей одежде так работать невозможно.

- Все просто: переоденемся. Есть помещение для обслуживающего персонала. Там находятся специальные халаты, можно переодеться, принять душ и привести себя в порядок, даже попить чайку.

- Как хорошо! Идем переодеваться?

В помещении, куда привела Антонина Сашу было, чисто, уютно. Для одежды имелись специальные просторные шкафчики с плечиками, на которые можно было повесить одежду, не измяв ее. Имелся душ, стол, стулья, даже диван для отдыха. К чайнику полагался хороший чай с провизией в холодильнике. Саше понравилось.

Когда они начали переодеваться, Антонина пояснила:

- Я иногда заваренный чай беру с собой прямо в клетку, чтобы не ходить сюда... Вспотеешь, захочется пить. Теперь будем брать две чашки, вместо одной...- Она посмотрела как Саша переодевалась и заметила, - Снимай все с себя - лифчик и трусы...

- Почему? Я просто наброшу поверх халат... разве не так?

- Можно. Но я делаю по-другому. Нижнее белье после уборки становятся донельзя грязным и поэтому надо запасное брать с собой, а прежнее от такой грязи трудно отстирать.

- Что же делать?

- Лучше все снять и одеть халат на голое тело. В душе все смывается и ты опять чистенькая. Я так делаю, а ты, впрочем, делай, как хочешь.

Саша сняла всю одежду и попросила дать ей рабочий халат.

Пока Антонина доставала из шкафчика рабочие халаты она незаметно осмотрела голую Сашу и ахнула: у той было чрезвычайно красивое тело зрелой женщины после родов, но ничего ей не сказала, а просто протянула ей халат.

Саша, одев его вопросительно посмотрела на Антонину и развела руками:

- Что за халат? Весь разрезан на широкие полосы снизу доверху, зачем так?

- Все продумано - открыт доступ воздуха и, когда трудишься, не так потеешь. Вот увидишь, сама убедишься.

Саша резко повернулась, потом нагнулась и ее попа совсем оголилась и поэтому она воскликнула:

- А, если кто войдет, когда мы будем убираться?

- Исключено. В эту грязь, пыл и вонючий воздух никто не придет, а потом мы запираем помещение на время уборки... Все путем, пошли убираться, возражений нет?

В ответ Саша мотнула головой, взяла причитающиеся ей ведро, тряпки, швабру, моющие средства и, повязав голову косынкой, которую нашла в кармане халата, пошла вслед за Антониной.

После того как были убраны все помещения и вычищены клетки, настала очередь чаепития и женщины, расслабившись, расположились отдохнуть на обрубке ствола, закрепленном на полу одной из клеток.

- Как чай? - спросила Антонина.

- Ты знаешь, ничего, да еще с лимоном, совсем хорошо, и жажду утоляет и пить приятно. Для меня хорошо, что горячий. Люблю все горячее.

Антонина живо отозвалась на последние слова Саши своим комментарием:

- Говорят, что люди, предпочитающие горячую пищу, весьма темпераментные, а как ты?

- Не знаю, но мне с моими мужчинами всегда хорошо, даже отлично! Обе женщины рассмеялись, и предались своим воспоминаниям.

Саша думала о том, что давно не была дома - ее загружали работой. Она скучала по ребенку. По Василию старшему тоже, - ей начали сниться эротические сны.

32
{"b":"71641","o":1}