ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антонина задремала, потом заснула. Сон ее оказался крепким, но спала она не долго. Причиной этого были мысли, беспорядочно крутившиеся в ее сознании и, проснувшись, решила в них разобраться, тем более даже короткий, но глубокий сон, ее освежил и голова у нее оказалась ясной. А мысли, так они - о Саше. Антонина посмотрела в сторону ее кушетки и поняла, что та еще спит, и станет делать это еще долго. "Молодая, здоровая и не ведает, что ее ждет" - подумала она и стала рассуждать сама с собой о Саше.

Сначала она боролась с собой:

- Пожалуйста, Тонь, прошу тебя, не надо даже думать об этом!

- А что делать, если такие мысли сами лезут в голову, тогда, как?

- Ты довольно странный человек, Антонина. Кто знает, может, Саша и не понадобится для эксперимента? Они хотели это проделать с тобой... Но они... они же не сделали и ты знаешь почему... Не уходи в сторону... вспоминай... Ты была там и еле выпуталась... просто тебе повезло... но Саше не повезет и она пройдет все...

- Нет! Не хочу!

Антонина встала с кушетки, выпрямилась и энергично замотала головой, как бы пытаясь отогнать от себя мысли о судьбе Саши.

- Обдумай все, Тоня, прошу тебя. Они с тобой рассчитались... Дали кучу денег, за Сашу дадут еще больше, а другого я не хочу от этих гнусных людей. Да и сама ты такая же, гнусная. Признаешься в этом?..

А что делать - все так поступают в "новой" России с бандитским капитализмом: убивают, предают друг друга, рвут "куски" у других, у государства и живут хорошо... А ты дурью маешься...

Антонина медленно отвернулась, чтобы не смотреть на спящую Сашу.

- Я переживаю за нее... Они, конечно, делают много зла. И никто бы на твоем месте не стал бы вести себя так, как ты. Оставь все, как есть, не усугубляй положения, своего, по крайне мере. А Саше ты не поможешь, ее "поезд уже в пути" и его не остановишь. Ей некуда податься: дома не ждут, да и другие ее дела складываются неважно для нее... Что же делать?.. Пусть все идет, как идет... Только помоги ей, если сможешь - облегчи ее участь, если на ее долю выпала такая судьба...

Антонина прервала поток своих мыслей и повернулась к сашиной кушетке та заворочалась на своем ложе, потянулась, бросила взгляд на стоящую Антонину и сказала:

- А ты уже на ногах - это я заспалась...

- Ничего... Ничего, время у нас еще есть: весь вечер впереди. Давай приведем себя в порядок. Нам предстоит еще одно дело - обмывать или мыть, если хочешь обезьян...

- Это еще что такое?! - воскликнула Саша.

- Увидишь, дело несложное, но нужное. Тоже наша работа, но не такая тяжелая, как та, которую мы проделали. Давай переодевайся, пойдем в другое помещение, там другие халаты, другие подсобные средства для мытья животных. Не опасайся, блох у них нет, мы их моем их в усыпленном состоянии и очень тщательно. Новое дело для тебя, но ты к нему скоро привыкнешь.

- Хороший ты человек, Тоня, - Саша подошла к ней и крепко обняла, всему меня учишь. Без тебя я многое и не узнала бы так быстро! Да и денег я теперь получаю в два раза больше, чем в начале, - говоря так Саша тесно прижалась к Антонине.

Та в свою очередь поцеловала ее по-дружески и прижала к себе. Они стали обниматься.

Пальцы Антонины вдруг ощутили нежное тело Саши, руки сжали ее крепче, чем было допустимо, точно ток прошел по телу, в голове зашумело и ее чувства передались Саше.

Та прошептала что-то, чего Антонина не расслышала: лицо ее зарылось в волосах сашиных, а губы жадно искали ее губы. Саша ответила со всем неистовством страсти, на которую была способна, а ее горячий язычок вошел в рот Антонины, обдав его пламенем. Та, хоть и против желания, отстранила ее.

- Саш, не надо... А то мы так лесбиянками станем... Я ждала одного мужика... встретиться хотелось... Он говорил... говорил... и потом... будто умер... И я сказала себе... У тебя ведь тоже нет мужика... сейчас, Антонина нашла в себе силы сдержаться и охладила пыл Саши словами:

- Послушай, я не могу сейчас - у меня месячные, - слукавила она.

Сообщение остановило натиск Саши, она убрала руки с плеч подруги и отстранилась от нее.

- Неужели?! - сорвался с ее губ удивленное и разочарованное одновременно восклицание.

Антонина поспешила ее успокоить:

- Но это пройдет через пять-шесть дней и мы как раз снова будем здесь убираться, и нам никто не помешает и у тебя все получится, как с настоящим мужчиной.

У Саши загорелись глаза и она воскликнула:

- Обещаешь?

- На все сто, нет, двести процентов!

- Ладно, и даже очень хорошо и что теперь будем делать?

- Мыть обезьян, давай пошли, это здесь в соседнем помещении.

В другом помещении, тоже просторном, Саша увидела высокие стены, бетонный пол со сливными отверстиями, забранными решетками для оттока использованной воды, столы с медицинским инструментом и лекарствами, небольшие шланги для воды и почувствовала запах дезинфицирующих средств.

Антонина ей пояснила:

- Наша задача в основном не в том, чтобы поливать их из шланга и в буквальном смысле слова мыть животных, а несколько в другом. Прежде всего осмотр. На них могут быть царапины, ссадины, опухлости, трещины в коже. Их будем лечить местными средствами. Но ничего не бинтовать, не смазывать пахучими мазями - бинты потом, когда животные очнуться, окажутся сорванными, а место забинтованное, расцарапано, мазь слижут языком...

- А как же тогда? - поинтересовалась Саша.

- Используем спирт и перекись водорода, которые быстро улетучиваются, но действие свое оказывают, а также настойку прополиса и йода. Их они почему-то не слизывают, а только нюхают и от их запаха мотают башками. Возможно, этот запах им неприятен...

- Начнем, - Антонина подняла трубку внутреннего телефона и сказала: Давайте сначала малышню!

На каталках рабочие вкатили спящих маленьких обезьянок.

Антонина быстро обработала одну, показывая Саше, что нужно делать:

- Начинай с осмотра, далее, если есть ранки - обработай их, уколы делай по списку, но не более двух сразу. Осмотри ногти на всех четырех лапах - в случае чего их надо подрезать, чтобы они не смогли царапаться до крови... А то, и такое бывает, что загноится - хлопот не оберешься... Сделано? Моем их основательно, два раза в году, сейчас еще не время... А так подмываем общие места, - Антонина засмеялась, - попочку и письку, водой и мягкой тряпкой... Смотри, как я делаю. Ну?.. Следующую делай ты, а я через одного.

- Мы тоже были детьми и что выросло из нас? А что вырастет из них? отозвалась Саша, принимаясь за свою обезьянку.

- Подопытные животные и ничего больше, - пояснила Антонина

- Ты же говорила о каких-то экспериментах...

- Да, верно, скоро ты все узнаешь, куда торопиться и забегать впредь. Сейчас нам привезут взрослых самок, одна из них, я заметила при дневном посещении обезьянника, хромала на правую ногу. Нужно выяснит в чем причина.

Одну из самок Антонина задержала дольше обычного.

- Как видно, она и есть, та, которая хромала, - опознала Антонина, ее зовут Лэри.

- Как ты их различаешь? Что у них и имена есть? - удивилась Саша.

- Как же, имена дают всем, а вот различать их и ты научишься, со временем. Как и у людей у них есть свои различия - в длине хвостов, цвете глаз, оттенков шерсти и так далее... А вот в характере - так они, что люди: есть среди них и вредины и покладистые и трусливые и смелые и глупые и умные, правда на своем уровне... Осмотри внимательно правую нижнюю конечность Лэри... Ничего не замечаешь? Я тоже... Так в чем же дело? Почему хромает? Осмотрим ногти... Так... Так...

Саша что-то обнаружила, присмотревшись к ногтю на большом пальце:

- Вглядись: не в этом ли дело?

- Да, ты молодец! Ноготь загнулся вправо, впился в мякоть и причиняет боль при ходьбе. Мы эту часть ногтя аккуратно подденем и срежем... Вот так! Хромать не будет, болеть не будет, но месяца через полтора может опять вырасти, поэтому это место смажем детским кремом, а сверху немного йодом, чтобы крем не был слизан. Крем размягчит место и ноготь при росте не станет давить на ткань и боли может не быть, а там посмотрим.

34
{"b":"71641","o":1}