ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

IX

Саша продолжала спать на том месте, где ее оставила Антонина. Ей снился хороший сон. К ней пришел Василий, она хотела подвинуться, чтобы тот лег рядом с ней, но не смогла. Что-то сковывало ее тело, и она продолжала лежать неподвижно, а ей так хочется близости с Василием... Но вот она почувствовала, что тот ложиться на нее. Ей хотелось сказать: - Скорее... Скорее... Я так тебя хочу! - И она чувствует как Василий уже на ней. Ерзает телом, чтобы ему было удобнее... И вот, наконец, он входит в нее... Какое блаженство... Еще, еще... Ей мешает какой-то знакомый запах, но она отгоняет его от себя: на нее накатывает волна страсти и она вздрагивает всем телом и испускает тихий стон... На этом все не кончается: Василий старается и она ему помогает... Акт настолько ее захватывает в ее сне, что она поглощена им полностью и ничего не сознает и не может понять: что же происходит... И вот опять волна блаженства, но сильнее, и в экстазе она кричит: "Ой, мама! Мама!". Оказавшись без сил, лежит неподвижно и начинает понемногу отходить от сна... Василий не оставляет ее и продолжает делать свое дело... Запах, который ощущала раньше, усиливается, и хотя к ней снова приходить желание, она окончательно просыпается и что же? Это не Василий, а обезьяна - самец Микки.

- Микки, что ты делаешь? Что ты?! А где Василий?! - она упирается руками в грудь обезьяны и пытается столкнуть ее с себя. Бесполезно - это все равно, что упереться руками в глыбу камня и пытаться ее сдвинуть с места... Между тем Микки старается - ему нравится такое занятие с молодой женщиной, а у той снова появляется желание, несмотря на резкий запах и необычность ситуации, и она удовлетворяет Микки покуда у того есть потребность...

Сколько длилось испытание в ночные часы Саша не знала и, когда Микки оставил ее, - отпрыгнул в сторону и пошел в развалку к дереву, она осталась неподвижно лежать на полу. Ей казалось он ее изломал, придавил, опустошил и ей в таком положении уже не хотелись ни Василия, ни даже... Микки, и она забылась глубоким сном. По-прежнему в помещении горел тусклый свет и никого не было, кроме нее и Микки, который залез на дерево и заснул.

Утром, когда начался рабочий день и появились сотрудники, в клетку, где находились Микки и Саша, запустили других обезьян: самок и несколько малышей. Две другие клетки тоже были заполнены их обитателями. Вскоре пришли сотрудники и принесли еду и стали ее разносить по клеткам. Начался шум, но и тогда Саша не проснулась. На нее никто не обращал внимание. Сотрудники проходили мимо того места, где она лежала, бросали мимолетный взгляд и шли дальше по своим делам, считая, по всей видимости, что так и нужно.

Вскоре появилась Антонина и остановилась напротив того места, где в клетке спала Саша. Пришло время проснуться и ей. Открыла глаза и с удивлением стала, лежа на спине, смотреть в потолок. Мало помалу сознание ее отходило ото сна и она начала соображать: что же случилось, и вспомнила все. Она чувствовала движение в клетке и вне ее, - обезьян и сотрудников института, и ей не хотелось вставать и смотреть вокруг. "Что же теперь будет после того, что со мной произошло?" Заставила себя сесть, прикрыла свою наготу халатом, который был на ней, застегнув на все пуговицы, но бесполезно, так как порезанный полосами, не прикрывал ее тело, особенно, когда она двигалась.

Огляделась вокруг и увидела группу обезьян у дерева, занимавшихся едой и среди них Микки. Смотрела на него и вспоминала ночные часы, проведенные с ним. "А что если он опять подойдет к ней? Нет, надо скорее отсюда выбираться!". Подумав так, встала и направилась к двери из клетки, попыталась ее открыть, но та оказалась запертой и ключа в замочной скважине не было. Тогда Саша стала трясти дверь и хотела уже кричать: "Эй, кто-нибудь! Выпустите меня отсюда!", но услышала голос Антонины, вдруг оказавшейся рядом с дверью:

- Не делай этого, бесполезно. Тебя не выпустят.

- Антонина! Ты? Что со мной сделали? Зачем это?

- Ты же сама хотела участвовать в эксперименте и хотела мужчину. Вспомни наши разговоры и твое страстное желание провести вместе несколько часов после уборки. Да или нет? И вот ты получила и то и другое...

- Но... - попыталась возразить Саша.

Антонина не дала ей говорить и продолжала:

- Ты останешься здесь...

- Надолго?

- Пока не забеременеешь, а забеременеешь - родишь ребенка - в этом суть эксперимента.

- Так долго?

- Если все пойдет хорошо, то долго это не покажется. Возможно, ты беременной окажешься после нескольких ночных часов, проведенных с Микки, а возможно и нет. Это сможет показать анализ через некоторое время, ну а сейчас наберись терпенья ...

- И опять с Микки? - Глаза Саши заволокло слезами, она руками обхватила прутья клетки и прижалась к ним лицом:

- Я понимаю..., но не хочу, - она подняла голову. - Давай лучше выпусти меня, Тоня... Пожалуйста, выпусти, хорошо?

- Невозможно и вот почему: во-первых, тебя сюда сдали твои лучшие друзья - Василий и Маша, особенно она. Ты им стала не нужна. Маша сказала, что у ребенка должна быть одна мать и это она сама; во-вторых, здесь знают об Антоне: то, что ты его отправила на тот свет. Теперь подумай: из института тебе ходу нет. А если будешь скандалить, отправят прямо в тюрьму.

Услышав последние слова Антонины, Саша по настоящему зарыдала и сквозь слезы спросила:

- Что же мне делать? - и услышала четкий ответ Антонины:

- Оставить все, как есть. Другого выхода у тебя нет. Тебе надо приспособиться к жизни здесь, не протестовать и может быть все будет хорошо.

Саша набросилась на Антонину:

- Это ты ведь все подстроила и тебя бы на мое место! - зло сказала она и услышала удивительный ответ:

- А я и была на твоем месте, вернее, ты сейчас на моем месте!

- Так почему же ты там, а я здесь. И ты тоже с Микки...

- Нет, то был другой самец. Он оказался драчливым, а Микки спокойный и покладистый - считай, что тебе повезло... Не перебивай меня, дослушай до конца... Мне обещали большие деньги и ты их получишь, но я не смогла родить - у меня никогда не было детей и здесь тоже оказался нулевой результат. А у тебя должно получится - ты ведь уже рожала, здесь знают, что у тебя есть ребенок.

- И ты все это вынесла?

- Да, нужно только ко всему приспособиться, относиться спокойно и не спрессовать, тогда все будет хорошо... Посмотри туда, вправо... Видишь там, в углу, занавеску? Иди туда. Там, за занавеской, еще одно помещение и тоже как небольшая клетка. В ней есть туалет, вода, душ, еда. Дверь запирается на замок, который может открыть только человек. Сделай там все, что тебе нужно и возвращайся сюда. Здесь тебя кормить невозможно - обезьяны отнимут. Не задерживайся - придет служитель и вытолкнет тебя оттуда и, вообще, соблюдай правила игры, а то обезьяны будут тебя бить и щипать, что очень неприятно, а институтские сотрудники будут тобой недовольны, что тоже лучше не допускать.

Саша хотела получить некоторые разъяснения сказанного Антониной, но давно хотела в туалет и заторопилась за занавеску.

Отсутствовала она недолго, хотя все сделала и поела, но решила не осложнять свое положение. Антонину она застала на прежнем месте и, когда начала с ней говорить, к ней подошла обезьяна - самка с грудным детенышем на руках и бесцеремонно перебросила его на руки Саши, а сама повернувшись спиной, не спеша удалилась к дереву, где находились остальные обезьяны.

Детеныш слабо попискивал и крепко цеплялся за руки Саши, та же безмерно удивилась и воскликнула, обращаясь к Антонине:

- Что это, подкидыш? Мне? Что с ним делать?

Антонина рассеялась:

- Успокойся. Никакой он не подкидыш! Дай ему свою грудь и он успокоится!

- Так в ней нет молока! - поспешно возразила Саша.

- А ты дай все же грудь! - настаивала Антонина.

Саша вздохнула и вложила сосок своей правой груди в рот детенышу. Тот перестал пищать, обхватил передними лапками плечо женщины, стал причмокивать ртом, довольно мягко, и не кусая сосок, хотя зубы, как заметила Саша, у него стали прорезаться.

37
{"b":"71641","o":1}