ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последний напишет ее портрет, а Георгий, если ее не освободит, то непременно придет на кладбище и принесет цветы на ее могилу. Она точно знает на каком участке будет могила - на двенадцатом, но на каком кладбище?.. А что сейчас - в ресторане с Георгием? Сколько прожила на свете, но не знает, как должен ухаживать Настоящий мужчина за женщиной.

Не представляет, каким может быть Настоящий мужчина. Высоким, стройным, обаятельным, "каменной стеной", ограждающей женщину от невзгод?.. А какой должна быть Настоящая женщина. Прежде всего, - умной и эмоциональной и не обязательно при этом - ослепительно красивой. Саша не стала развивать эту тему в своем воображении потому, что считала: она сама не совсем такая. Правда, ей эмоциональности не занимать, а вот ума... По ее мнению, то, как она поступила с Антоном, говорит, что умный человек добился бы своего, не прибегая к убийству, а она это сделать не смогла... Саша вздохнула и снова очутилась в ресторане, рядом с Георгием, но художника там уже не было, он прилип к другой компании, сидевшей в правом дальнем углу зала...

Столики в ресторане располагались тремя рядами, а в задней части зала находились подмостки, на которых оркестр из шести человек играл танцевальную музыку. На проходе кружились пары. Саша внезапно почувствовала себя так хорошо, как человек, попавший на седьмое небо и настроение у нее великолепное.

Георгий спросил:

- Будешь пить вино? Есть полу столовое "Арбатское", легкое и чуть сладкое.

Саша так давно не пила никакого вина, что забыла, какое оно.

- Стоит попробовать, - ответила она и выбрала маленькую рюмку, из стоявших на столе. - Наливай мне сюда, - попросила она.

Георгий исполнил ее желание и преложил тост за их встречу. Затем смотрел, как она пьет вино маленькими глотками.

- Понравилось?

- Очень! - Ничего подобного не пила!

- Знаешь, оно пьется незаметно и можно выпить много и не почувствовать, что пьянеешь... Вот, когда я был в Италии...

- Ты в Италии? - удивилась Саша. - Расскажи...

- Два раза. В первый раз я и попробовал подобное вино... Мы целой компанией остановились в гостинице, недалеко от Коллизея, а вечером поехали в окрестности Рима. Там располагаются небольшие ресторанчики под открытым небом. Рядом с ними - виноградники на небольших пологих холмах. Ресторанчик - сильно сказано. На самом деле посетителей сажают за простые деревянные столы, на деревянные скамейки и в глиняных кувшинах подают вот такое вино, которое ты сейчас пьешь. Оно там очень дешево и пьется легко...

- Если дешево и пьется легко, много выпьешь? - спросила Саша, - а закуска?

- Никакой! Да она там и не нужна. Люди пьют вино на свежем воздухе, болтают, чувствуют на седьмом небе.

Саша второй раз употребляла выражение "седьмое небо" и не знала, что оно означат, но спросить у Георгия постеснялась.

Почти весь вечер Георгий и Саша беседовали и танцевали. За это время они сблизились, много улыбались и даже хохотали, им было весело и хорошо вдвоем.

Саша не рассказывала ничего о себе. Не хотела, чтобы Георгий узнал правду о ней в их первую встречу. Заметила, что Георгий весь светится любовью к ней и не хотела ее спугнуть. И она всем сердцем тянулась к нему. Но Георгий ничего не знает о ней, а когда узнает, то...

Вот почему она сдерживала чувства, хоть и боялась, что взорвется в любую минуту. Нет, не взорвется - подобного она больше никогда не допустит в своей жизни.

Ближе к двенадцати Саша извинилась и сказала, что должна привести себя в порядок и оставила Георгия одного.

В ее отсутствие к нему подошел рослый парень, с улыбкой протянул руку. По пути он перекидывался словами с теми, мимо кого проходил.

У него виднелся небольшой шрам на правой щеке и другой шрам - на шее, ближе к подбородку, а под одеждой угадывались крепкие мышцы.

Кивнув на свободный стул, Георгий спросил:

- Давно из Чечни?

- Нет.

- Хочешь выпить?

- За компанию можно.

- За тех ребят, которые еще там!

В это время к столику вернулась Саша.

Георгий познакомил их и сказал:

- Тоже омоновец, вместе воевали в Чечне. Зовут Роман и мы друзья. Саша подумала: хорошо, что у Георгия такие друзья - они помогут ему ее освобождать.

- Ты давно в Москве?

- Дней семь, не больше,- ответил Роман.

- Надеюсь, нам еще доведется встретиться и провести вместе время? Если захочешь повидать, легко меня найти. Ты ведь знаешь мои координаты?

- Конечно! Понимаю, сегодня у тебя особый день - с такой девушкой встречаешься! - и он с улыбкой посмотрел на Сашу. Отодвинул стул и встал.

- До встречи!

Друзья обнялись, тепло попрощавшись друг с другом.

Саша была тоже рада этой встречи и пожала руку Роману. В ответ тот бережно подержал ее руку в своей, слегка покачал и сказал:

- Желаю вам обеим счастья!

- Отличная мысль! - дополнил пожелание Георгий и они расстались, улыбаясь друг другу.

После ухода Романа, Саша обратила внимание на позднее время.

- Неплохо мы провели время, правда? - улыбнулась она, - все уже.

- Ты красивая... Что ж, едем?

- Да, пора.

Георгий расплатился, получил в гардеробе пальто, и они направились к его машине.

Настоящий мужчина проводил Сашу до дверей ее дома, положил руки ей на плечи и шепнул:

- Спасибо тебе за прекрасный вечер, дорогая...

У Саши на этом истощилось вдохновение и она прекратила воображать. Ощутила реальность - сидит на дереве, в клетке с обезьянами.

Она расплакалась, плакала с надрывами и всхлипываниями, но не долго. Ее остановил какой-то внутренний толчок и заставил задуматься. А куда же ее проводил Георгий? Ведь у нее нет дома, нет и квартиры. В квартиру Антона она не может, в квартиру Маши и Василия ее не пустят... В квартиру ее сумасшедшей матери? Наверняка, там кто-нибудь живет.

- Саша...

- Не надо... распускаться... возьми себя в руки...

- Но почему все должно идти именно так?

- Потому что нет никакого Георгия. Как бы там ни было, ты действительно здесь в клетке... всего лишь... Не забывай...

Не забуду...- И волна ненависти охватила ее к тем людям, которые сотворили ей такое и к тем, которые пользуются ее сегодняшним положением... Саша поймала себя на том, что разговаривает сама с собой. И дала себе обещание: держать себя в руках, не впадать в панику и искать первой же возможности выбраться отсюда любой ценой. И решила про себя: "Я способна на все".

- Пожалуйста, не говори так.

- А зачем хитрить? Именно такой ты и должна и быть, иначе тебе отсюда не выбраться!

В ее глазах появились лукавые искорки.

- Имей в виду, я действительно способна на все...- Саша снова говорила сама с собой, убеждая себя, что ей надо быть сильной, осторожной и готовой в любую минуту к побегу.

Обследовала клетку, запоры на дверях, возможность добраться до окна, и через него попасть наружу, во двор и преодолеть высокий забор.

Все это - в ее мыслях, реально же пока шансов на побег не было... А что, если она действительно забеременеет? Похоже, шансов тогда совсем окажется ноль?.. Нет, сказала она сама себе, возможно на поздних этапах беременности она будет находиться в других условиях? Более свободных? Ей тогда - желать самой беременности?

До точки отсчета нового поворота в ее жизни остается немного - три дня. По расчетам Саши месячные должны придти через такой срок, если нет, то... Решила подождать со своими расчетами до разговора с Антониной, который должен состоятся на следующий день... Саша посмотрела на часы показывали половину пятого утра и поправила себя - он состоится сегодня.

Задала себе вновь вопрос: действительно ли она на все способна? Постаралась вспомнить один из разговоров с Наташей на религиозную тему. Она тогда привела слова Апостола Павла из его послания коринфянам: "Я научился быть довольным тем, что у меня есть. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе".

46
{"b":"71641","o":1}