ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Уж совсем такую? Ручками, ножками не двигает?

- Еще как двигает... и сразу тянется к груди... Есть хочет ужасно, но сама весьма слаба... А как покушает, то другой ребенок: порозовеет, улыбается, играет, но быстро засыпает... Что бы такое может быть?

- Подожди, ты говоришь, что это происходит с ней один раз в неделю?.. Может быть с ней занимаются зарядкой и слишком большая нагрузка? - Саша продолжала рассуждать о возможных вариантах случившегося. - Ведь ты сама рассказывала, что с детьми занимаются воспитатели, разговаривают с ними, играют... Нет, постой... А может ты ее закармливаешь, а она потом отрыгивает и остается голодной до следующего кормления?

Наташа возразила: но почему только один раз, и в среду? А не в другие дни? Значит, дело не в перекармливании...

Подруги долго говорили об этом случае не только в тот день и в другие. Подобное происходит раз в неделю. Они терялись в догадках, но ничего не понимали.

Саша собиралась рожать - была на сносях. Ходила осторожно и много. В ее меню появилось много овощей, фруктов, соков. Предлагали витамины в таблетках, но она от них отказалась. "Лучше все натуральное", - сказала она себе.

За некоторое время до родов, Саша несколько раз общалась с Наташей, навестила Диди, тоже родившую девочку. Узнав об этом, она сказала себе: "Значит, если у меня появится мальчик, то назову его Адамом".

Диди поместили вместе с Дуду, которая оповестила своих подруг, что беременна и довольна этим.

Саша удивлялась ее жизнерадостности. Для Диди нынешнее ее положение было лучше некуда. Она говорила:

- Поживу тут некоторое время, рожу, опять забеременею, рожу и снова,и смеялась своим словам.

Саше тоже хотелось так себя чувствовать, но не могла.

- У меня есть кое-какие соображения на этот счет, - решила она высказаться.

- Да?

- Дело вот в чем. Родишь ты, скажем, ну, десять детей...

- Да хоть двадцать! - перебила ее, смеясь Дуду. - Я тогда миллионершей стану!

- Ладно. А не подумала ли ты, что с ними будет? Кто с ними станет заниматься? Уж не Додо, как ты сама думаешь?

- Ясно кто... Они, для кого я и рожать буду. А мне что? Они оплачивают, пусть ими и занимаются!

- Ну да! Так это и будет, как ты считаешь... Ты ни одного ребенка еще не родила... А вот когда родишь, тогда заговоришь по другому!

В ответ Дуду отрицательно повертела головой.

В разговор вмешалась Диди, которая стояла рядом с ребенком на руках. Она решила высказать и свое мнение:

- А я бы хотел до поры до времени обойтись без этого.

- Без чего? - не поняла Саша.

- Не думать о том, что будет потом с нами и детьми...

- Ты хочешь сказать, что нам денег не заплатят? - вмешалась Дуду.

- Для тебя главное - деньги...

- А для вас, что? У каждой свое... Давайте лучше не будем... А то кто-либо из нас предложит выдвинуть свои требования и начать забастовку! засмеялась Дуду.

- Но...

- Нет, Саша. Не надо больше об этом. Других условий для нас, ау! Надо постараться выжить и в этих.

Саше нечего было сказать. Она передернула плечами и сглотнула слюну.

Все обеспокоено посмотрели на нее.

- Тошнит? - спросила Диди.

- Да, нет... Это вода. В последнее время много пью - до того, что кажется вода стоит в горле.

- А ты знаешь, что тебе следует меньше пить и меньше есть - легче будет рожать.

- Ладно! Думаю, что еще несколько дней останусь с вами. Попробую выполнить твой совет, Диди. - Она взглянула на часы.- Если все пойдет гладко... в любом случае вечером узнаю. В девять часов - я у врача.

- Ну вот и хорошо. Встретимся попозже.

"Почему врачи, которые нас обслуживают, - женщины, - задала себе вопрос Саша при вечернем осмотре. - Возможно, чтобы мы не общались с мужчинами. Для нас мужчины - самцы-обезьяны?"

- Совсем скоро - сказала врач, не обращаясь к беременной женщине, а к самой себе.

Саша знала от Наташи, что врачи с ними не разговаривают, поэтому ничего не ответила и не спросила.

- Только не торопись, малыш! - продолжала говорить врач. "Значит у меня будет мальчик!" - обрадовалась Саша.

- Великолепно! - Роды сегодня! - сообщила врач, завершив осмотр. Возможно ночью, ближе к утру.

Такая перспектива Сашу устраивала. Ей не хотелось возвращаться назад и... лучше родить скорее и побыть в других, в человеческих условиях.

Саша расслабилась и присмотрелась к врачу. Та выглядела довольно молодо, но, по всей видимости, имела опыт, и производила впечатление решительной и умной.

"А через нее нельзя ли связаться с кем-то?" Подумав, Саша оставила все на потом, после родов...

Когда Саша проснулась, в окно светило яркое солнце. Ее разбудил стук открываемой двери. Появилась сестра с ее новорожденным - предстояло первое кормление. Она потянулась к сыну, но сестра ее опередила:

- Нужно лежать. Я вам помогу... Так... Подушку немного повыше и чуть на бочок.

Сначала молока не было, но вот оно появилось и Адамчик, как назвала его Саша, когда узнала, что у нее сын, сделал первые глотки маминого молока.

Новорожденный увлекся кормлением, мама - разглядыванием сына.

...Роды начались в четыре часа утра. Когда схватки усилились, Саша над своей головой увидела нечто вроде трапеции, спущенной сверху.

Саша вспомнила, как рожали обезьяны.

Она подняла руки и взялась ими за перекладину. Никто ее к этому не принуждал. Делала все сама. Несмотря на боль в пояснице, немного подтянулась на руках, а затем стала подбирать под себя ноги...

Еще... Еще... Голос врача:

- Плод пошел!

Саша сделала большое усилие руками и ногами и замерла в таком положении... Начала понемногу тужиться. И вдруг ей показалось, что нужно напрячься как следует... Она так и сделала и услышала:

- Есть!

Поняла, что ребенок вышел. Расслабилась, закрыла глаза, и уловила крик новорожденного и снова голос:

- Мальчик!

Саша улыбнулась и сказала про себя: " Мой Адамчик! Я его очень люблю!"

Мальчик, как и девочка Наташи, нес на себе волосяной покров. Он был нежен, как пух и еле-еле просматривался.

Саша так увлеклась разглядыванием сына, что не услышала вопроса сестры:

- Вам так удобно?

Не отрывая глаз от Адамчика, кивнула. То, что увидела, ее не расстроило. Ребенок хорошо сложен, спокоен, все пальцы и все остальное - у него в норме, а то Наташа ее пугала, что ребенок может родиться с хвостом или шестипалый. Ничего подобного не наблюдалось. И ушки у него были в норме и глазки не косили. Только подбородок немного удлинен. Но ничего плохого в этом Саша не находила.

Она снова не слышала, что сказала сестра... Кажется... придет после кормления и заберет ребенка... Но почему? ...После некоторого размышления, Саша пришла к выводу, что здесь свои порядки и противиться им не следует. "Ведь на любое сопротивление у них всегда припасена какая-либо кара... Именно кара, и она неотвратима..." Нечто подобное она испытала, когда намеревалась прервать свои отношения с Микки. Тогда бы на нее напустили Гаденыша.

Саша подняла глаза на сестру и кивнула головой.

Неизвестно почему, сестра, перед тем, как закрыть за собой дверь, одарила мать и ребенка каким-то странным взглядом, но, заметив, что в этот момент Саша подняла глаза, прищурилась, и по ее лицу расплылась широкая улыбка.

- Все будет хорошо, - сказала она.

Саша улыбнулась в ответ, махнул рукой, сестра вышла. Саша не верила ни одному слову медсестры.

Через тридцать минут появилась опять и сказала, что забирает ребенка и будет приносить его на кормления.

Ответа никакого не получила, только долгий взгляд матери вслед уносимого от нее ребенка.

Все, как рассказывала Наташа. Возможно, та тоже лежала в этой же палате. Саша оглядела комнату. Окна зарешечены. Вторая дверь, по рассказам Наташи, вела в помещение, где были душ и туалет.

На другой стороне комнаты над мягким диваном висели книжные полки и в стенной нише - телевизор с видеомагнитофоном.

54
{"b":"71641","o":1}