ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Филип Хосе Фармер

Тень пространства

Треск, раздавшийся в репродукторе, сменился воем сирены.

По индикаторам, застегнутым на запястьях капитана и штурмана наподобие браслетов, забегали желтые и красные огоньки.

Огромные вспомогательные экраны на переборке мостика тоже вспыхнули красным и желтым.

Капитан Греттир прервал свои размышления и вскочил с кресла. На каждом из экранов светилась надпись: 20-G-DZ-R; эти пламенеющие знаки ударили в глаза с наручных индикаторов, заполнив собой все пространство, а потом погасли, чтобы вспыхнуть на запястьях с новой силой и опять сойти на нет. И так множество раз. Код 20-G-DZ-R означал, что авария произошла в коридоре, ведущем в машинное отделение.

Греттир вытянул руку и перевернул ее ладонью вверх, чтобы удобней было смотреть на экран индикатора и разговаривать.

— 20-G-DZ-R, что там у вас?

Пылающая надпись, застилающая все поле зрения, исчезла, а взамен на экране возникло сильно уменьшенное изображение скуластой физиономии МакКула, главного инженера. То же лицо смотрело на капитана и с экранов на переборке. Изображение увеличилось, как будто внезапно приблизившись к Греттиру, потом вынырнуло еще одно лицо.

Теперь на экране были видны младший офицер Комас и Гринкер, помощник машиниста, стоявшие за спиной МакКула, Их лица экран не искажал, потому что они были не в центре.

За ними виднелось несколько морских пехотинцев и пушка 88-го калибра на плавающем лафете.

— Эта баба Веллингтон, — сказал МакКул. — Она настроила свой фотер на слабый разряд и разделалась с двумя часовыми у входа в машинное отделение. Потом выгнала оттуда нас — то есть меня, Комаса и Гринкера. Угрожала, что пристрелит, если будем сопротивляться. Она приварила дверную решетку к переборке, так что дверь можно теперь открыть только автогеном.

— Не знаю, чего она добивается, но она подсоединила привод двигателей к панели в машинном отделении так, что теперь может менять ускорение. Вне машинного отделения мы ей не сможем помешать. Он сглотнул и умолк. Потом сказал: — Можно послать людей наружу, чтобы они попытались прорваться в машинное отделение через шлюзовую камеру или в крайнем случае вскрыли корпус, разрезав обшивку. Этим мы отвлечем ее внимание, а главный удар нанесем из коридора. Правда, она обещала пристрелить каждого, кто туда сунется. Несколько человек мы можем потерять. Боюсь, она сдержит свое обещание.

— Если продырявить корпус, она останется без воздуха и тут же погибнет, — сказал Греттир.

— Она в скафандре, — ответил ему МакКул. — Иначе я бы просто задраил этот отсек и пустил туда газ.

Греттиру хотелось думать, что никто не заметил, как поразила его эта новость. Услышав возглас сидевшего рядом с ним Ванга, он обернулся и сказал:

— Как, черт возьми, она выбралась из лазарета?

Уже спросив, он подумал, что Ванг вряд ли ему ответит.

МакКул тоже этого не знал.

— Спросите у доктора Уиллса, сэр, — сказал он.

— Ладно, это уже не важно!

Взгляд Греттира остановился на переборке, где на вспомогательном штурманском экране одна за другой выскакивали цифры — доли скорости света. Первоначальные 0,5 превратились уже в 0,96. Они менялись каждые четыре секунды. Вместо 0,96 было уже 0,97, потом 0,98, 0,99 и 1,0. Затем дошло до 1,1 и 1,2.

Греттир заставил себя сесть обратно в кресло. Если что-то должно случиться, это будет сейчас — «Слейпнир», 280 000 000тонный крейсер КФЗ класса X, начнет переход в состояние чистой энергии. В небесах очень ненадолго зажжется новая яркая звезда. А с земной орбиты в телескоп увидят вспышку на расстоянии 20,8 световых лет.

— Как работают амортизаторы етс и диссипаторы ускорения? — спросил Греттир.

— Пока деформаций нет, — ответил Ванг. — Но вот расход энергии… если это не кончится… за 2 секунды уже 5 мегакиловатт, а ведь это только начало.

— Мне кажется, — проговорил Греттир, — все идет, как мы и хотели. Только мы надеялись, что будем контролировать ситуацию.

«Слейпнир», экспериментальный крейсер Космофлота Земли, 28 бортовых дней назад покинул базу на Асгарде, восьмой планете Альтаира (альфы созвездия Орла). Это был первый корабль с людьми на борту, который должен был превысить скорость света. Успех этой попытки позволил бы мерить расстояние от Земли до инопланетных колоний не годами, а неделями. Земным жителям открылась бы вся Галактика.

В последние две недели «Слейпнир» провел серию испытаний на скорости, равной 0,8 скорости света, каждый раз разгоняясь в течение двух часов.

«Слейпнир» был оснащен мощнейшими двигателями, массивными амортизаторами, диссипаторами и расширителями пространственно-временной структуры («открывателями дыр»), предназначенными для около- или сверхсветовых скоростей. Ни один земной корабль до него не имел таких энергетических возможностей и средств управления этой гигантской энергией.

Его привод — а он увеличивал в кубе энергию, извлекаемую из материи, антиматерии и полуматерии, смешанных в нужной пропорции, — обеспечивал мощность, достаточную, чтобы испарить железное ядро планеты. Часть этой энергии питала амортизаторы перехода массы в энергию, чтобы в нее не превратился сам корабль. Очень много энергии съедали и «открыватели дыр».

Эти устройства, официально называемые расширителями пространственно-временной структуры, или нейтрализаторами, «распрямляли» локальные искривления пространства и поддерживали «дыру», внутри которой двигался «Слейпнир». Такая дыра сводила на нет 99,3 процента силы сопротивления, которая действовала бы на корабль в обычных условиях.

Все это позволило смягчить, если не устранить совсем неблагоприятные явления, связанные с полетами на около- и сверхсветовых скоростях. Разогнавшись до скорости света, «Слейпнир» не должен был ни уменьшить до нуля свои линейные размеры, ни приобрести бесконечно большую массу. Конечно, он все-таки укорачивался и наращивал массу, но величина этих изменений не превышала 1/777 777 его стапельных характеристик. При этом корабль принимал форму диска, а открыватели, амортизаторы и диссипаторы делали этот процесс постепенным.

Никто точно не знал, что случится при переходе светового барьера. Задача «Слейпнира» как раз и заключалась в том, чтобы это выяснить. Только вот Греттиру не нравилось, произошло независимо от него.

— Сэр! — сказал МакКул, — Красотка Веллингтон говорит, что убьет каждого, кто подойдет к машинному отделению, — Поколебавшись, он добавил: Кроме вас. Она хочет с вами поговорить. Но разговор по интеркому ее не устраивает. Она настаивает на личной встрече там, внизу.

Греттир прикусил нижнюю губу и с шумом втянул воздух.

— Но почему я? — спросил он, хотя и знал почему, а по выражению лица МакКула понял, что и тот тоже это знает. — Сейчас спущусь. А нельзя ли подключить привод помимо нее? Замкнуть цепь через верхние или боковые отсеки и снова взять управление двигателями под контроль?

— Нет, сэр!

— Значит, она вскрыла палубу машинного отделения и добралась до аварийной проводки?

МакКул пояснил: — Она, конечно, сумасшедшая, но достаточно хорошо соображает и приняла меры предосторожности. У нее все предусмотрено.

— Ванг! Какая у нас скорость? — спросил Греттир.

— 2,3 скорости света, сэр!

Греттир взглянул на большое звездное табло на «передней» переборке капитанского мостика. На черном фоне вспыхивали редкие белые, голубые, красные, зеленые огоньки, а прямо по курсу лежала галактика XD-2. Она была величиной всего с апельсин и нисколько не приблизилась. Около минуты взгляд Греттира был прикован к экрану, потом он спросил: — Ванг, я не ошибаюсь? Красное излучение XD-2 сместилось в голубую сторону спектра, так?

— Так точно, сэр!

— Тогда… почему XD-2 не растет? Мы ведь догоняем ее, как лисица кролика.

— Думаю, она становится ближе, сэр. Просто мы увеличиваемся в размере.

Греттир встал с кресла:

— Я пошел. Вы остаетесь за меня. Отмените тревогу; экипаж пусть остается на своих местах. Если что-нибудь случится, пока я буду в машинном отсеке, немедленно дайте мне знать.

1
{"b":"71644","o":1}