ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он поднялся на ноги.

- Я, пожалуй, поеду. Обещай, что ты отдохнешь, хорошо?

- Отдохну. - Она забрала у него чашку с остывшим чаем. - Я провожу тебя.

Она открыла дверь, они вместе вышли на крыльцо. Ветер задувал струи дождя в их сторону, было сыро и холодно, на дороге грязно.

- Еще один такой день, и дороги совсем затопит, - сказал он, надеясь убедить ее поехать с ним.

- Нет, и еще раз нет, - ответила она. - Я привыкла к любой погоде. Все будет в порядке. - Она погладила его по плечу:

- Ты слишком беспокоишься.

- Я позвоню тебе завтра. - Он поднес руку к ее щеке.

Ее веки затрепетали. Реакция, подумал он, на его прикосновение. Напоминание об их поцелуе, о том, как им тогда было хорошо. Они почувствовали себя неловко. Шейн хотел обнять ее, но вместо этого отступил назад.

- Иди домой, а то простудишься, - сказал он ей, - Хорошо. - Келли кивнула и повернулась. Пока, Шейн.

- Пока.

Он стоял и смотрел ей вслед. Несмотря на храбрый вид, Келли выглядела потерянной.

Нежная молодая женщина, нуждавшаяся в защите.

Глава 6

Келли закрыла за собой дверь. Сказать, что она устала, было бы недостаточно. Она падала с ног. Пройдя в спальню, открыла комод в поисках ночной рубашки. Сейчас примет душ, ляжет и отоспится по-настоящему.

Встречаться с Шейном в эти последние дни было нелегко. Когда она его видела, у нее появлялось желание прильнуть к его груди. Целовать его, снова и снова. Но это уже никуда не годится. Все! Она включила душ. Теплая вода струилась по ее телу. Через три дня она будет дома. А Джейсон? Когда он вернется?

Захочет ли встретиться с ней? Она уверена, как только Джейсон признает ребенка, Шейн станет далеким воспоминанием о замечательном друге.., но в то же время о потрясающей мужской красоте.

Келли взглянула на свое отражение в затуманившемся зеркале. Будет ли он вспоминать о ней? Кто она для него? Тоскующая по ласке женщина? Беременная одинокая мамочка?

Отвернувшись от зеркала, она быстро вытерлась и скользнула в ночную рубашку, затем вошла в тускло освещенную спальню, залезла под одеяло и уснула.

Келли проспала до двух часов ночи, ее разбудил дождь, во всю барабанивший по крыше коттеджа. Она встала и выглянула в окно: на улице была кромешная тьма, ветер бился в стекла. Келли стало не по себе - одна в изолированном коттедже... Она заперла ставни, стараясь не думать о страхе, лезшем в голову.

Спать ей не хотелось. Внезапно сильный спазм скрутил ее живот, и она сжалась в комок. Боль пронзила ее тело... Господи, что делать? Одна в изолированном коттедже... Неужели ребенок?

Нет! Что угодно, только не ребенок, слишком рано. Верно, съела больше, чем надо.

Забравшись в постель, она посмотрела на телефон. Не раздумывая, подняла трубку.

Шейн будет здесь через мгновение. Он знает, что делать, он всегда... Но что это?

Сердце у Келли неприятно защемило. Тишина. Телефонная связь оборвана.

Она попробовала еще раз. Потом еще. Она била кулаком по кнопкам, по трубке, надеясь, что телефон заработает. Какая она самонадеянная! Почему не поехала с ним? Почему не послушала Шейна? Дрожащей рукой Келли положила трубку на рычаг. Она может поехать сейчас, разумеется, может...

Еще один такой день, и дороги затопит.

Эти слова Шейна всплыли в памяти. Беременная женщина одна на размытой дороге?!

Зачем она так рискует? Вдруг она застрянет в грязи? Что тогда делать? Так ничего и не решив, Келли осталась в постели. Скоро рассветет, и ей сразу станет лучше. Один спазм ничего не значит. Ребенок еще не готов прийти в этот мир. И она не готова его встретить.

В это время яркая вспышка молнии осветила комнату и раздался страшный раскат грома.

Келли закрыла глаза и начала молиться. До утра было еще слишком долго...

Шейн поправил капюшон своего желтого непромокаемого плаща, защищающий его лицо от ливня. Он решил, что в такую погоду двое его добровольных помощников не высунутся на улицу. Он сам возьмет на себя ответственность за животных. Его резиновые сапоги утопали в грязи. Слава богу, приют на холме, вода не страшна его обитателям, но еду надо давать независимо от дождя и любых проявлений погоды.

Шейн вздрогнул, когда удар грома расколол небо. Как Келли собирается добираться до аэропорта в пятницу? Если шторм продолжится, как предсказывают, к пятнице дороги будут размыты окончательно и превратятся в канавы, заполненные доверху водой. Почему он не настоял, чтобы она перебралась к ним?

К черту все ее возражения, он сделает это сегодня. Он позвонит ей сразу же, как только закончит работу, и потребует, чтобы она отложила отъезд.

Шейн вздохнул. Пока Келли в доме, все хорошо. Она сейчас валяется в постели с книгой и попивает свой любимый ягодный чай, Келли была в отчаянии: ей хотелось убедить себя, что тревога ложная, что периодически возникающая на протяжении всей ночи боль не означала начавшиеся роды, но сомнений не осталось: у нее отошли воды. Когда будет следующая схватка? Какой промежуток времени бывает между схватками?

Келли снова подняла трубку. Тишина. Слезы потекли по лицу. Чувствуя себя потерявшимся ребенком, Келли тихо застонала. Утренний свет не принес ей облегчения, и дождь все так же барабанил ей по голове... Рождается ребенок, а она - одна, заперта в ловушке жестокого шторма. Где же Шейн? Вчера он сказал, что позвонит. Конечно же, он придет навестить ее, как только поймет, что телефон не работает. А сколько часов пройдет, прежде чем он попытается ей позвонить? Два? Три? К тому времени может быть слишком поздно.

Слишком поздно.

От этой мысли у нее перехватило дыхание.

Келли втянула воздух, провела рукой по лицу.

Надо взять себя в руки и вести себя, как подобает роженице. Она нужна своему ребенку сильной и уверенной.

Добравшись до шкафа, она переоделась.

Затем переменила постель. По крайней мере ее ребенок родится на свежих простынях, сказала она себе, держась за изголовье кровати.

Только не устраивать мелодрам. Главное - не терять духа. Быть готовой.

Она собрала чистые полотенца и сложила их на ночном столике, положила маленькие ножницы и антисептик, в котором их можно было стерилизовать. Нужен ли ей таз с водой?

12
{"b":"71646","o":1}