ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Влажные тряпки? Запасное...

Вопросы Келли остались без ответа. Накатившая внезапно боль заставила ее податься вперед. Она свернулась на постели, зная, что начался новый приступ родовых схваток...

Промокший до костей, в заляпанных грязью ботинках Шейн вошел в свой дом через заднюю дверь. Стянув мокрые джинсы, он умылся, надел чистую сухую одежду и направился в кухню, надеясь, что отец уже приготовил свежий кофе.

Том был в кухне, но в воздухе не плавал запах жареных зерен.

- Что случилось? - спросил Шейн.

Отец стоял за стойкой, вставляя батарейки в мощный фонарик.

- Электричество то включается, то выключается. Надеюсь, это ненадолго, - сказал Том, подкрепив свои слова движением в сторону часов микроволновой печи, где на дисплейной панели светились ярко-красные нули.

Шейн провел рукой по влажным от дождя волосам. День начался плохо и дальше становился только хуже.

- Я, пожалуй, позвоню Келли.

Отец осветил сигнальным огнем комнату, проверяя фонарик.

- Не понимаю, почему она не приехала с тобой вчера.

- Сам не понимаю. Думаю, мне следовало настоять. - Он подошел к телефону. - Но ты же знаешь, как могут быть упрямы женщины... Он не договорил фразы. Телефон не работал!

Тревога пронзила его, словно удар молнии. Отец, - сказал он осипшим голосом, - ты не съездишь со мной к Келли?

В кухне вспыхнул свет, затем снова погас, но мужчины этого не заметили.

- Что-то случилось? Она не отвечает?

- Телефонная линия неисправна.

- Это ничего не значит, Шейн.

- У меня нехорошее предчувствие. Келли не очень хорошо выглядела вчера, была какая-то усталая и бледная.

Дальнейших объяснений не потребовалось, они начали поспешно собирать необходимые вещи.

- Возьми еще несколько одеял, - сказал Том и пошел заводить машину Шейна.

Шейн побежал назад. Слава богу, что отец предусмотрительный человек, он всегда хранил в подвале НЗ - вещи, необходимые в случае стихийного бедствия: воду в бутылках, непортящиеся продукты, необходимые лекарства, одежду и одеяла.

Дорога была плохая. Колеса прокручивались в слякотной грязи на подъеме, но они справились со всеми препятствиями и наконец свернули на узкую дорогу, ведущую к коттеджу.

Шейн постучал кулаком в дверь, надеясь, что стук будет слышен, несмотря на шторм.

- Келли! Это я, Шейн!

Она не ответила, и он повернулся к отцу.

- Что нам делать?

Но в этот момент дверь открылась. В дверях стояла Келли. Ее кожа была покрыта потом, волосы висели вялыми прядями, она была страшно бледная, и, когда Шейн протянул ей руки, Келли упала в его объятия, как подкошенная.

- Роды начались, - пролепетала она еле слышным голосом.

Шейн поднял ее на руки, но внезапно вспомнил, что нарушает древнее табу: команч, за исключением врача, не может присутствовать при рождении ребенка. Но сейчас не до соблюдения обычаев. Бог простит его. Когда Шейн положил Келли на постель, Том взял ее за руку и стал мягко, но настойчиво расспрашивать о схватках.

- Я много раз принимал детей, сказал ей Том. - Все будет отлично.

Шейн знал, что дети, которых принимал его отец, - телята и жеребята, но это было неважно. Ветеринар тоже врач. Пока Том мыл руки, Шейн сидел рядом с Келли, смущенный и испуганный. Потом отец перечислил ему список необходимых вещей, часть из них лежала на столике. Значит, Келли уже готовилась в одиночестве родить ребенка?

Шейн потерял счет времени. Келли кричала, а в перерывах между схватками цеплялась за Шейна.

Наконец раздался детский крик. У него перехватило дыхание, когда Том произнес:

- Девочка, - и показал крошечного младенца матери. - И прехорошенькая.

Следующий час был самым невероятным в жизни Шейна. По указаниям Тома он искупал золотоволосую малышку, запеленал в одеяло и положил ее к Келли. Келли развернула дочь, осмотрела ножки и крохотные пальчики, пересчитала каждый, ласково приговаривая при этом.

- Спасибо, - сказала Келли доктору. - Спасибо за все.

Новоиспеченная мама выглядела измученной, но прекрасной. Глаза ее светились счастьем.

Том прикоснулся к щеке новорожденной.

- Как же нас звать?

- Брианна Линн.

- Брианна Линн, - Том попробовал на слух звук этого имени, в его техасском произношении заиграл ирландский акцент, которого Шейн никогда раньше не замечал. - Это прекрасное ирландское имя для крохотной ирландской девчушки. Твой дед был бы доволен.

Келли улыбнулась и посмотрела на Брианну.

- Я тоже так думаю. - И нежно погладила детскую макушку.

Том вышел, чтобы приготовить себе постель в соседней комнате.

- Ты останешься? - застенчиво спросила Келли у Шейна.

- Ты этого хочешь?

Она кивнула.

- Тогда я сделаю колыбель. Думаю, здесь найдется подходящий материал.

- Очень хорошо, - отозвалась Келли. - Пожалуй, я получше укутаю малышку, боюсь, как бы она не замерзла.

Шейн прошел по коттеджу и нашел большую корзину, которую риелтор прислал Келли в качестве извинения за задержку с уборкой дома. Вот и колыбель.

Том лежал на диване, листая старый журнал.

Было еще не поздно, но из-за отсутствия электричества коттедж погрузился в полумрак.

- Я оставил пару фонарей на шкафу, - сказал он. - И керосиновую лампу на всякий случай.

- Спасибо, отец. - Шейн поднял импровизированную колыбельку:

- Это для Брианны.

Он вернулся в спальню, поставил корзину, и Келли опустила в нее Брианну. Ребенок шевельнулся, но не проснулся.

- Я беспокоилась, что она родилась слишком рано, но отец сказал, что несколько дней ничего не значат.

Шейн забрался в кровать, разместившись с другой стороны от колыбельки, которая стояла между ними.

- Когда починят телефонную линию, сразу позвоним твоей маме.

Келли ни разу не упомянула Джейсона, за что Шейн был ей благодарен. Джейсон очень скоро захочет увидеть ребенка, он же отец...

Шейн прислушался: единственным звуком, нарушавшим тишину, было ровное дыхание новорожденной. Он взглянул на Келли. Она дремала, веки ее трепетали. Ему будет не хватать их обеих - матери и дочери, вздохнул Шейн.

...Шейн проснулся, услышав, как Келли вынимает хныкавшую Брианну из корзинки - ее еще ни разу не кормили.

13
{"b":"71646","o":1}