ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 10

Ее веснушки выглядят как волшебные пылинки, думал он, золотые пятнышки, разбрызганные по вздернутому носу. Волосы лежат на подушке словно спутанная пшеница, а кремовые груди возвышаются, переходя на кончиках в розовые вершины.

Он осмотрел ее живот и улыбнулся. Прекрасен, немного еще мешочком, но это свидетельство материнства было ему приятно. Как и ее удивленное выражение лица.

- Ты все еще не снял джинсы, - сказала она.

Шейн кивнул. Быть одетым, когда она была голой, нравилось ему. Это доставляло ему пикантное, очень эротичное ощущение, как будто он сжал ее волшебную силу в своей ладони.

Теперь, если бы даже она имела крылья, то не улетела бы. По крайней мере не ночью. Ночью она останется рядом с ним, купаясь в приятных воспоминаниях.

- Келли?

- Да?

- Где у нас защита?

Она улыбнулась немного испуганно:

- Под кроватью. Там.., мм.., несколько вариантов.

Он улыбнулся ей в ответ и протянул руку под софу. Вытащив коробку с презервативами, он достал из нее один. У него не было предпочтений в таких вещах, но ее тщательный отбор вызвал у него ухмылку.

- Теперь ты можешь снять с меня джинсы.

Она расстегнула пряжку и бросила ремень на пол рядом с кроватью. Следующей была застежка "молния". Она тут же почувствовала его реакцию, вызванную прикосновениями ее пальцев.

Это ее не разочаровало. Она протянула руку и погладила его, ведя большой палец к вершине бугорка. Растворяясь в море эмоций, он поцеловал ее. Долгим, медленным, страстным поцелуем.

Она пленила его, эта восхитительная женщина, неуловимая бабочка с невидимыми крыльями и жаркими, нежными руками. Она возвратила себе свою колдовскую силу, а он попался в ее сети. Ему захотелось раздеться полностью. Он должен ощущать рядом со своей страждущей плотью ее плоть.

- Сними их совсем, - шепнул он, прижимая губы к ее уху. Она пахла как лето, как свежеразрезанный арбуз, как дикорастущие цветы.

Когда она стянула с него джинсы, их губы соединились с неистовой яростью. Он словно хотел проглотить ее всю, каждый изгиб, каждую женскую выпуклость ее тела. Их ноги запутались среди простыней, пока они катались по кровати.

Он разорвал пакет из фольги, затем накрыл ее своим телом. Раздвинув ее бедра, погрузился в нее глубоко, насколько это возможно, и она сомкнулась вокруг него.

Шейн почувствовал, что теряет контроль над собой. Оставаясь внутри нее, он не двигался.

Нависая над ней, глядел ей в лицо. И в это время ясно понял, что его душа попала в ловушку.

Ну как сможет он потерять ее теперь, когда они дышали одним воздухом? Разве сможет не стремиться к ней после того, как их тела соединились?

Как будто в ответ на его вопросы, она улыбнулась. Нежность в ее глазах, словно бальзам, успокоила его. Она поднесла свои руки к его груди и начала ласкать и гладить его тело. Заинтригованный, он наблюдал за ней, поощряя ее действия. Она ощупала его живот, затем ее пальцы скользнули в гнездо волос внизу его живота. Шейн не решался мигать, боясь даже на секунду потерять ее из поля зрения.

Шейн начал двигаться, желая дать ей то удовольствие, к которому они оба стремились.

Он целовал ее. Везде. Ее лицо, ее шею, ее ароматные, с розовыми кончиками груди. Она двигалась вместе с ним, танцевала его эротический танец, запустив пальцы ему в волосы.

Напряжение нарастало, ведя их к восхитительной высшей точке, вершине человеческого возбуждения. Они достигли подъема вместе. И когда Шейн почувствовал, что падает в бездну, - крепко сжал ее руки.

Их рты встретились, и на ее губах он почувствовал вкус океана, глубину своего желания, жаркая, головокружительная жидкость бурлила в его венах. Он крепко поцеловал Келли, привлекая ее к себе.

Он слышал, как она зовет его по имени. Зов сирены, искушение. Он ответил своим телом, жаром и жаждой: смертельный, сводящий с ума оргазм погрузил его глубоко... Глубоко в море. Глубоко в удовольствие. Глубоко в женщину под ним и в чувства, которые он видел в ее глазах. Истощенный, он разрушился в ее руках, его желание улеглось, его тело обмякло.

Повернув голову, он вздохнул, уткнувшись в ее волосы, и почувствовал волшебный аромат.

Они словно цветы, подумал он, дикие, спутанные, вьющиеся.

- Я хочу быть с тобой всегда, - сказала она.

Шейн вздохнул. Желания были мечтой, слишком далекой от реальности. Он скатился на кровать, освободив ее от своего веса. Они оба знали, что "всегда" для них невозможно.

- Зачем ты сделала это?

Она выгнула свое тело, расправляя воображаемые крылья.

- Потому что я хотела тебя; кроме того, кое-что, сказанное твоей мамой, показалось мне важным.

- Моей мамой? - Он удивленно поднял бровь. - Что бы это могло быть?

Келли улыбнулась, разглаживая волосы, упавшие ему на лоб.

- Она сказала, что надо каждую секунду жить так, словно она у тебя последняя.

- Это правда.

Да, это действительно важно, думал он. И эта секунда так коротка. Надо спешить, ведь Келли уедет к концу месяца.

- Я рад, что ты сделала это. - Склонившись над ней, он поцеловал кончик ее носа.

- Не хочешь ли принять душ вместе со мной?

- Прямо сейчас?

- Да, мэм, - ответил он, надеясь снова увидеть ее, такую скользкую, влажную и страстную.

Целуясь в облаке пара, они мыли друг друга. Теплая вода барабанила по ее коже. Он исследовал каждый дюйм ее тела, затем предложил ей выбрать защиту.

Пока она натягивала на него ребристый латекс, он ждал - томительно, жарко и страстно.

Она обхватила ногами его талию, и он толчком вошел в нее, глубоко и полно.

Наконец, устав и тяжело дыша, они медленно вытерлись и, спотыкаясь, вернулись в кровать.

Мерцающее изображение видеомагнитофонной записи вновь осветило телевизионный экран. Келли свернулась калачиком на изгибе руки Шейна. Она боролась с непосильной тяжестью ресниц, но победить не смогла и окончательно поддалась сну.

Прекрасный сон, думал он, касаясь ее щеки. Милая Келли.

Часом позже задремал и Шейн, также не дождавшись конца кинокартины. Впрочем, сон его был чуток. Услышав посторонний шум, он понял: это Брианна плачет в другой комнате.

Щурясь и потирая глаза, он пошел в кухню и открыл дверцу холодильника. Проклятье, ни одной бутылочки с детским питанием не оказалось! Подождав немного, чтобы прояснилась голова, он вошел в спальню и поднял девочку. Не зная, что еще можно сделать, он носил ребенка, уютно устроившегося в одеяле, но недовольного отсутствием положенного по графику кормления. Келли понадеялась, что дочка будет спать всю ночь, но у ребенка оказалось на этот счет собственное мнение.

20
{"b":"71646","o":1}