ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Федосова Наталья

Сны о чем-то большем

Наталья Федосова

Сны о чем-то большем

(статья о посещении Аджимушкайских каменоломен)

Сегодня мне приснилась привокзальная площадь в Керчи, вдрызг разбомбленная. Чудом уцелевшее старое странное здание, какие только в снах и встречаются: круглое, белое - обсерватория? мечеть? Горящий вокзал, пеленающий окрестности дымным пологом. Низкий ветер, несущий гарь. Я стояла посреди сна, зная: здесь - война. Мне не было ни больно, ни страшно, хотелось просто лечь на землю, впитывая тишину, покой... Отчего мне приснилась война? Зачем нам снится война?..

"ОГОНЕК" В ПОДЗЕМЕЛЬЕ. СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ

В Керчи, на привокзальной площади, к нам с Ольгой, моим будущим Вергилием в Аджимушкайских каменоломнях, подошел темноглазый парнишка: "Привет! Я Ленку встречаю, у нее сейчас поезд приходит, Киевский". Парнишку звать Стасом, он поисковик, на шее висит овальная железяка. "Немецкий медальон", - объяснил Стас. Встретив Ленку, сели в автобус - и в Аджимушкай. Тот, про который мой завотделом на дорожку спел мне песню времен брежневской Малой Земли: "Держись, не отступай! Держись, ты не сражен! Аджимушкай бессмертный гарнизон!"Я этой песни раньше никогда не слышала. Как и смешного слова "Аджимушкай". "Плавно покачиваясь в такт шагам, идет девушка с ведрами. Словно два маленьких солнца несет она в руках - так задорно играет, искрится вода. Иногда она переплескивается через край ведра, и крупные капли падают на землю. Девушка не знает цены этим каплям... Откуда ей знать, что происходило на этом самом месте девятнадцать лет назад!" - читаю "Огонек" сорокалетней давности в кабинете директора Музея обороны. Владимир Симонов, директор, сказал: "А ведь "Огонек"первым написал про Аджимушкай... " - и выдал мне зачитанный, без обложки, журнал. Сижу, читаю родной "Огонек" - и мурашки по спине: 40 лет спустя журнал продолжает тему... Я продолжаю... Та девушка с ведрами сегодня мне годится в бабушки (если жива). Правду о героях Аджимушкая она узнала из первых рук. А мне приходится лезть в архивы.

Аджимушкайские каменоломни состоят из Центральных и Малых. Заблудиться в Центральных может только новичок: во многих местах они были взорваны немцами, полно дыр, выходящих на поверхность. Малые, несмотря на свое название, отнюдь не безобидны - они имеют три уровня и максимальную глубину более тридцати метров. Они ужасно запутанные и разветвленные, стоит завернуть за поворот - и тебе крышка: правило лабиринта здесь не работает. Пока спускались в них, сразу по прибытии, мне был дан приказ: от Олиного фонаря не отходить, иначе... тут последовала парочка жутких случаев из практики. Несмотря на свойство каменоломен поглощать свет и звук (за двумя поворотами тебя никто не услышит, будь ты голосистый, как Джельсомино), такое снизошло на меня душевное равновесие, такая непоколебимая гармония с ирреальным миром, временно данным мне в ощущениях... Встревоженная моей буддистской улыбкой, Ольга отобрала у меня фонарик и в качестве эксперимента бросила меня на произвол судьбы под водокапами. Но сошедшая на меня благодать не исчезла. Нежная темнота, бережная прохлада после мучительного зноя наверху, мерная капель потрясающе вкусной воды... Я пыталась представить боль, кровь, смерть в этих катакомбах... Не смогла.

Веселые ребята поисковики решили организовать мне впечатления спуститься в каменоломни ночью, дабы выпить водки и побаять про таинственные огненные шары... Спустились. Выпили. Первую - за начало экспедиции. Вторую - за встречу и знакомство. Третью - за тех, кого нет с нами. Что касается тех, что с нами были, - вот они. Ростовчане Антон и два Андрея - в Аджимушкае во второй раз. Владимир из Новошахтинска - тоже в Аджимушкае второй год. Киевлянка Лена ездит сюда около десяти лет. Молчаливый Олег из Мордовии - опытный поисковик, но в Аджимушкае впервые. Оксана в Аджимушкае с детства - это у нее наследственное. Владимир Щербанов - глава межрегионального поискового центра "Южный рубеж", помимо прочих раскопок, работает под Керчью пятнадцать лет. Директор Симонов не только поисковик, но и ученый, чья книга - сенсация в области истории Великой Отечественной. Но сколько мы ни просили Симонова рассказать нам страшную историю об огненных шарах, он только хмурился... В каждой шутке есть лишь доля шутки. В размышлениях об этом залезла в спальник и заснула, как убитая на войне...

"СПАСИ БАБУШКУ И ДЕТЕЙ... "

Из десяти тысяч спустившихся сюда 18 мая 1942 года назад вышли единицы. Несмотря на грозную цифру, каждая находка останков героя здесь драгоценность. Солдатский медальон со скатанной внутри в трубочку бумажкой с именем героя - триумф. Триумфы по нашей жизни все большая редкость, если даже находится медальон, чаще всего внутри - пустота: солдаты всех времен и народов считают бумажку в медальоне дурной приметой... Кем был человек, найденный нами в нише под обвалом? Свод обвалился на него таким образом, что герой оказался замурован в маленькой пещерке, где несколько дней мог дышать. Он успел нацарапать на стене: "Господи, спаси бабушку и детей от такой смерти и напасти... " - дальше не разобрать. А кто это? Останки молодой женщины, прижимающей руки к лицу, - она умерла во время газовых атак. Немцы закачивали в каменоломни ядовитый газ, который впоследствии был признан экспериментальным - его маркировка не проходила по каталогам рейха. Может быть, это Шура, медсестра подземного госпиталя, о которой мы узнали из найденного поисковиками дневника политрука Александра Серикова? Подлинник документа был уничтожен военными цензорами. Но копии с него сняли безымянные герои. Всего же от экспериментального газа погибли 5000 человек... А эти солдаты, похороненные в братской могиле, - на стене над нею сохранилась надпись: "Простите, други" - кто они? Может быть, погибшие во время одной из вылазок, которые позволили несколько раз захватывать поселок в глубоком тылу врага? Каждый завал - братская могила... Вот в этом (он разбирается пятый год) была найдена печать штаба Крымфронта, документы и останки людей с противогазами, но без оружия. Они не были солдатами. Они рыли колодец. Обменять свободу на воду можно было в любой момент - у всех выходов из каменоломен немцы установили громкоговорители, суля воду, еду, воздух, свет... жизнь. Гарнизон не сдавался. Команды "сосунов"отсасывали влагу из пористого песчаника и сплевывали в кружки. Вместе с влагой в рот попадал известняк - через неделю человек умирал. Потом решили копать новый источник - оставалось пробить к нему туннель в камне. Работа осложнялась тем, что немцы сверху прислушивались к подземным шумам и взрывали своды. В каменоломнях были образованы команды "слухачей" - они слушали, где немцы бурят землю для закладки авиабомб - советских, кстати: брошенные склады с ними располагались неподалеку. Но все расслышать было невозможно - запасной колодец был завален. Немцы выделили для борьбы с "горняками"46-ю пехотную дивизию, 88-й саперный батальон. Газовая атака была организована спецкомандой СС. А ведь как фашистам необходимы были эти силы на фронте...

1
{"b":"71647","o":1}