ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ансельмо решился и стал есть их целиком, тщательно пережевывая, и ничего плохого не произошло. Он понимал: чтобы жить в лесу, он должен питаться, как и аче.

Этих муравьев Ансельмо видел у себя дома, в деревне. Они с ребятами наблюдали, как муравьи вырезают челюстями куски листьев и тащат к себе в норы под землю. А бывало и так, что по ночам целые муравьиные орды забирались в жилища, в те места, где было продовольствие, и за ночь съедали и уносили с собой все до крошки.

Айрахи дал знак трогаться дальше, но дошли они только до противоположной стороны поляны. Здесь Айрахи подозвал к себе Ансельмо и показал на природную лестницу из лиан, свисавших с огромного дерева сейба. Он пропустил мальчика вперед и предложил ему по лестнице из лиан взбираться вверх. Сам поднимался ниже Ансельмо для подстраховки.

Через несколько минут два верхолаза добрались до самых высоких сучьев, на которых и обосновались.

Айрахи нужно было залезать так высоко, чтобы разведать местность, а мальчика он взял с собой, чтобы тот попрактиковался в лазании по деревьям.

Здесь, на высоте Ансельмо увидел другой мир, отличный от того, что был внизу, во влажной и полутемной атмосфере под пологом тропического леса.

Он увидел бескрайние просторы простиравшегося во все стороны леса. Блеск ослепительного солнца многократно усиливался бесчисленными зеркальцами листьев. Неисчислимое количество ярких бабочек порхало вокруг, снижаясь, чтобы напиться нектара из невиданных ранее Ансельмо цветков, словно вылепленных из воска. Пчелы тучами жужжали и гудели возле деревьев, которые их особенно привлекали. Они то зависали в воздухе, то сновали повсюду, висели неподвижно и исчезали в одно мгновение.

Нарядно расцвеченные птицы самых разных размеров кружились над головами верхолазов.

Этот своеобразный мир, зеленый и плоский, если смотреть на него сверху, захватил воображение Ансельмо. Он любил лес, много знал о нем, он часто бывал в нем с ребятами из своей деревни. Но сейчас он видел лес сверху, и его охватило чувство радости жизни от того, что он что-то понял в ней, ему казалось, что и дальше все будет хорошо и где-то в этом мире он встретит отца, и они вместе вернутся домой. Ансельмо верил в жизнь и отметал все неприятности на своем пути - ему верилось, что с ними он справится.

Внизу лес застыл как бы в вековом сне. Проходили дни и ночи, блистало солнце, лили затяжные дожди. В лесу было много столетних деревьев, вечнозеленая растительность простиралась далеко за холмами и терялась где-то в бесконечной дали. Чаща леса была похожа на море, никем ещё не изведанное, замкнувшееся в своей тайне. Она была прекрасна, весела и молода, несмотря на свои столетние деревья. Она была таинственна, и Ансельмо представился случай проникнуть в эту таинственность.

Кажется, лес спал. Огромные вековые деревья, переплетенные лианами, болотистые топи и острые колючки кустарников охраняли его сон.

Тайна леса будет им раскрыта. Ансельмо, крепко держась за ветки, смотрел вдаль, стараясь надышаться простором и наглядеться на все величие картины, открывшейся перед ним с высоты самого высокого лесного великана.

Пока Ансельмо любовался лесом и далями с высоты огромного дерева, Айрахи высмотрел дальнейший путь и начал спускаться, сделав знак мальчику делать то же самое.

Ансельмо уже был на середине дерева, когда, схватившись за очередной сук на спуске, сомкнул пальцы своей руки с другой стороны сука на чем-то холодном и скользком. В то же мгновение на его руку, державшуюся за сук, скользнула живая петля изумрудного цвета. Он мгновенно убрал руки и едва не потерял равновесие и не упал вниз. От ужаса он хотел закричать, но не смог, а только громко икнул.

Неимоверными усилиями Ансельмо удалось снова усесться на сук и вцепиться в него обеими руками. Но на этот раз он оказался нос к носу с узкой, зеленой с желтым окрасом головкой, из которой сверкали огромные, блестящие и черные глаза. Змея!

Ансельмо покрылся ледяным потом, застыв неподвижно. Он видел только черный язычок змеи, который мелькал перед его лицом.

Что произошло бы дальше, никто не знает, если бы эту сцену не разглядел Айрахи, спускавшийся вслед за мальчиком.

- Йрайа! - Не ядовитая! - тихо воскликнул Айрахи и ногой сбил змею с ветки. Та слетела с нее, а именно на ней сидел Ансельмо, и освободила спуск мальчику. Змея держалась задней частью тела за другой сук и поэтому осталась раскачиваться среди ветвей.

НА НОВОЙ СТОЯНКЕ

Во время пути шли дожди, но аче не обращали на них внимания и неуклонно продвигались вперед.

Иногда группа попадала в ужасный мрак, царивший в чащобе под большими деревьями. Длинные бороды мха, свисавшие в темных местах почти с каждой ветви, придавали лесу таинственный вид, а шишковатые, искривленные сучья преграждали дорогу путникам.

В таких местах водятся анаконды - водяные змеи, достигающие четырех и более метров в длину и толщиной в руку взрослого человека. Много здесь и ядовитых змей.

Только Ансельмо подумал о змеях, как Айрахи взмахнул своей палкой и сильным ударом пригвоздил кого-то к земле. Потом он наклонился и поднял за шею убитую им змею. Он показал её Ансельмо и сказал, что такие змеи ядовиты. В полумраке леса Ансельмо едва разглядел её расцветку. Вся её кожа была исполосована темными поперечными кольцами.

Айрахи открыл рот змеи и указал на клыки, на которых расположены мешочки с ядом. Обратил внимание Ансельмо и на то, что, если основные клыки сломаются, у змеи имеются ещё запасные, которые лежат плоско на челюсти.

Стали продвигаться дальше и вскоре набрели на покинутые навесы.

Перед тем как к ним подойти, аче обнаружили ловушки из остроконечных палок, расставленных так, чтобы ранить неосторожного путника в живот. Эти палки не могли сильно ранить, но даже если путник получит укол или легкую царапину, смерть неизбежна, ибо остроконечные палки отравлены.

Далее попадались и другие ловушки - заостренные копья, едва торчащие из земли, а в кустах за ними - поставленные в наклонном положении копья, на которые босоногие жертвы должны были, споткнувшись, упасть.

Стали попадаться тропы, которые сначала шли как обычно, но затем терялись в лесу - обычная уловка индейцев, чтобы запутать преследователей.

Аче, придерживаясь еле заметной тропинки, вышли ещё на одну заброшенную стоянку у небольшого ручья. Здесь были сооружены несколько навесов, вокруг которых можно было найти скорлупу орехов кузи и большие раковины улиток.

Орехи кузи растут на высоких пальмах гроздьями по нескольку сот штук и имеют очень твердую скорлупу, внутри находится от одного до трех маслянистых ядрышек размером примерно вдвое больше миндалины. Вкусом они похожи на кокосовые орехи, и индейцы охотно употребляют их в пищу.

Крупных улиток можно найти на топких берегах мелких речушек.

Неподалеку от стоянки на одном из деревьев Айрахи обнаружил разоренное пчелиное гнездо. Он указал на него Ансельмо и слегка покачал головой, что означало: мед бы нам очень пригодился.

Аче обследовали это гнездо и забрали с собой весь воск, который удалось найти.

Ансельмо знал для чего индейцам воск: они плетут из тонких лиан небольшие корзинки и обмазывают их воском, получается сосуд для переноски и хранения воды.

В таком сосуде воду можно хранить долго - она не портится и не выплескивается при ходьбе. Вообще аче очень широко используют воск. Индейцы мажут воском волосы на голове, и получается нечто вроде монолитной прически, которая не путается при беге, предохраняет голову от дождя и не цепляется за ветки при охоте. После удачной охоты на птиц индейцы обмазывают верхнюю часть туловища воском и приклеивают к нему разноцветные перышки, и сразу же становится видно, что охота была удачной.

Найденную стоянку они покинули быстро и отправились дальше. Для аче важно было, что они вышли к местам, где обитали и другие индейцы, убегающие от белых.

Наконец, вышли к ручью, протекающему среди великолепного леса, с высокими, стройными деревьями и довольно широкими проходами между ними. Местность здесь изрезана многочисленными потоками, между которыми располагаются невысокие холмы с крупными склонами, очень трудные для подъема.

19
{"b":"71649","o":1}