ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Айрахи знаками показал Ансельмо, что на свиней они охотятся только с луками, и аче двинулись дальше.

Ансельмо немного задержался, чтобы посмотреть на стадо, он не боялся потерять аче в лесу, так как к этому времени умел хорошо различать их следы.

Свиньи не опасались Ансельмо, видимо, их стадо ещё не встречалось с людьми-охотниками. Одна взрослая свинья, раскопав своим рылом убежище крупных улиток, принялась хрустеть раковинами и уплетать сочных моллюсков. К ней пристроились три молодых поросенка, они толкали друг друга и кусались, только бы урвать кусочек лакомства. При этом они пользовались приемом молниеносных наскоков, с размаху толкая противника плечом, одного даже опрокинули в грязь.

Ансельмо так засмотрелся на дикое животное, барахтающееся вверх ногами, что не сразу заметил, как мимо него бойкой рысью мама-свинья погнала стайку крохотных поросят. Они бежали рысцой развернутым строем, пронзительно, отрывисто повизгивая, а взволнованная мамаша подталкивала их рылом под тонкие задние ножки, словно приговаривая: "Вперед, поторапливайтесь, а то кто-нибудь вас слопает".

В этот момент мама-свинья была недалеко от истины.

Мимо Ансельмо совсем рядом протрусил молодой кабанчик, и его внезапно посетило "искушение" изловить поросенка.

Ансельмо совершил на кабанчика молниеносный бросок и даже коснулся рукой его жесткого щетинистого крупа, но тот успел метнуться в сторону и забился в кусты, крича от страха почти человеческим голосом.

Всполошилось все стадо. Старый кабан-вожак, который находился на окраине болотца, а рыло его утонуло глубоко в грязи, чтобы перегрызть вкусные корешки, рывком выдернул рыло и направил клыки на Ансельмо.

"Ну, пропал!" - подумал Ансельмо и собрался бежать изо всех сил в ту сторону, куда ушли аче.

В свою очередь, старый вожак издал рык, все стадо снялось с места и на всех парах стало ломиться сквозь кустарники в другую сторону, быстро удаляясь.

Ансельмо немного постоял на месте, чтобы перевести дух и прийти в себя. Он сильно испугался, - ведь кабану не составляло большого труда догнать его и напасть. И чем бы это кончилось, трудно сказать, хотя дикие свиньи - небольшие животные, очень пугливы и на человека не нападают.

И все же их было много, а Ансельмо один. Не мешкая, он покинул болотце и вскоре догнал аче.

Наконец, к вечеру третьего дня они пришли на место.

Луки и стрелы были спрятаны высоко на трех деревьях и привязаны к ним лианами.

Аче показали Ансельмо луки и как можно стрелять из них. Луки были двух видов - большие и малые. Большие луки - с высокого мужчину, Ансельмо прикинул - до 180 см. Малые на одну треть меньше. У больших луков стрелы имели до 70 зарубин, чтобы они хорошо держались в теле крупной дичи.

А вот малая стрела оканчивалась деревянным кончиком в форме пули и предназначалась для охоты на птиц. Аче стреляют из лука двумя способами: либо остановившись, упираясь одним концом лука в землю, либо лежа на земле, а чтобы выпустить стрелу с большей силой, упираются ногами в землю.

Чачу взял высокий тяжелый лук и стрелу с наконечником из дерева ивыранене длиною около метра.

То же он попросил сделать и Ансельмо, пояснив при этом, что стрелять нужно не более чем с расстояния 20 метров, тогда стрела из тяжелого лука может убить таких крупных хищников, как тапир, ягуар, олень, корова, лошадь, дикий кабан.

При возвращении на стоянку каждый из трех аче взял по связке луков и стрел. Свои связки аче несли, взявшись за середину, параллельно земле, а не на плечах, как думал вначале Ансельмо. Он понял, что это самый удобный способ нести такое оружие в густой растительности.

Но все же возвращение на главную стоянку не обошлось без непредвиденных обстоятельств.

Первое произошло, когда группа располагалась на ночевку. У Ансельмо появилось в душе какое-то тревожное предчувствие, как и в тот день, когда они повстречали ягуара.

"И сегодня что-нибудь случится", - подумал Ансельмо. Находясь так долго в лесу, он стал верить предчувствию, интуиции, то есть тому чувству, которое возникало где-то внутри и говорило ему "иди туда", "стой здесь", "не делай этого" или же: "ожидай, что-то будет". Возможно, эти чувства навевали таинственность леса, густые сумерки по вечерам, различные лестные звуки. Поэтому он стал больше прислушиваться к своим ощущениям и чувствам.

Вот и сегодня. Вечер ему показался каким-то странным. Небо над головой не было обложено тучами, но оно не было и чистым, а какое-то мглистое. Заходящее солнце светило на западе, но само небо не отражало ни лучика пламенного заката, а оно, небо простиралось над путниками бледным, бесцветным пологом.

Ансельмо заметил, что стало сумрачно задолго до настоящих сумерек. Аче и Ансельмо вошли под арку, образованную деревьями над узким руслом реки, и побрели вниз по течению. Вода доходила до пояса, выступы в русле реки были не крупнее человеческой головы. Наконец, группа вышла из лесного туннеля. Река стала шире, и над её струящейся поверхностью поднялись невысокие берега. На одном из них аче устроили стоянку на ночь.

Пока устаивались на ночлег и разводили костер, Ансельмо и аче по имени Вуачу прошли некоторое расстояние вниз по реке и занялись ловлей черепах.

Ансельмо сразу же опустился в воду и стал ощупывать дно. Вуачу остался на берегу, внимательно следя за действиями Ансельмо.

А тот в это время наступил на что-то твердое и прочное, но не успел сообразить, что бы это могло быть, как оно внезапно ожило и рванулось вперед. Ансельмо полетел в сторону и попал в быстрину, вода понесла его и бросила на перекат из крупных валунов. Ему пришлось собрать все силы, чтобы то вплавь, то в брод добраться обратно, где они с Вуачу вошли в реку.

В это время аче прыгнул в реку за черепахой, на которую наступил Ансельмо, настиг её, обхватив обеими руками, и потащил к берегу.

Ансельмо не успел выйти из воды, как услышал низкий шипящий звук. Так аче предупреждали своих соплеменников: "Берегись!"

Ансельмо оглянулся, но тут же нырнул с головой в воду: прямо на него, совсем невысоко над водой неслось черное чудище размером с крупного орла.

Ансельмо видел его морду только мельком, но ему и этого хватило, чтобы заметить, что страшную отвисшую нижнюю часть морды полукругом украшают острые белые зубы.

Когда Ансельмо вынырнул, то чудища уже не было. Он посмотрел на берег, там сидел на черепахе, чтобы она не убежала, Вуачу и смотрела на реку. И тут со стороны леса, где уже была непроглядная тьма, чудище вернулось, ныряя на бреющем полете, щелкая зубами, с громким шорохом рассекая воздух широкими черными крыльями.

Ансельмо издал шипящий низкий звук: "Берегись!"

Чудище неслось теперь прямо на Вуачу, тот моментально пригнулся к самой земле. Страшилище пронеслось над ним и сразу же исчезло в темноте ночи.

Ансельмо и Вуачу, который нес пойманную черепаху, спустились в русло реки и пошли вброд до ночной стоянки.

Рассказ Ансельмо о страшилище не произвел впечатления на аче. Хотя эта зверюга была реальностью и её хорошо видели и Ансельмо, и Вуачу, аче уверяли мальчика, что это была "ханве" - душа умершего человека.

Аче верят в то, что одна часть умершего человека, бестелесная, взбирается на ближайшее дерево и там остается. И называется она "ове". Другая часть - "ханве". И она, по их поверью, превращается в животное, которое может быть вновь убито охотником и съедено будущей матерью, и она даст жизнь новому аче-человеку. Но по каким-то таинствам одна из "ханве" не превратилась в животное и теперь в виде чудища носится по лесу и нападает на все живое.

- Но огня такие "ханве" боятся! - сказал Вуачу Ансельмо, - и мы можем спать спокойно!

"Да, - думал Ансельмо, укладываясь спать, - много таинственного в парагвайском лесу, но зубы у этой зверюги были реальными. Руку или шею они перекусили бы, это точно!".

ЗОЛОТОЙ КЛАД

В густом лесу, а группа возвращалась другим путем, далеко обходя лесоразработки, путники среди невысоких гор наткнулись на полуразрушенные здания. Они увидели обвалившиеся стены и их обломки, разбросанные вокруг. Ансельмо насчитал вокруг разрушенного здания восемь глубоких отверстий, засыпанных обвалившейся землей.

23
{"b":"71649","o":1}