ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно поэтому Ансельмо и Айрахи вернулись в лес и стали совещаться. Мальчик оставил Айрахи свой карабин, и они условились о месте, где они будут встречаться.

Перед расставанием Айрахи взял два комка земли, один большой, другой маленький и положил их рядом друг с другом. Он сказал:

- Это две черепахи, это дичь. - Потом взял в руки большой комок земли. - Осталась одна дичь, маленькая черепаха, и все охотники будут на неё охотиться. - Потом положил рядом большой комок, - а теперь две дичи: большая и маленькая. За какой дичью будут охотиться охотники?

- За большой дичью, за большой черепахой.

- А за маленькой?

- Потом, когда поймают большую. Или, может быть, кто-то погонится за маленькой дичью, но не все, а большинство будут преследовать большую дичь.

- Вот-вот, - закивал головой Айрахи, - подумай об этом. Когда вы с отцом убежите в лес, хорошо было бы, чтобы большинство преследователей были заняты чем-то другим, более важным.

- Но чем?

- Думай, думай! - и Айрахи приложил свою ладонь ко лбу Ансельмо.

На этом они и расстались.

ПОЖАР И БЕГСТВО

Ансельмо, расставшись с аче, стал обходить плантации, держась кромки леса и стараясь не показываться надсмотрщикам, пока не натолкнулся на узкую дорогу, ведущую в поселок. Его задача состояла в том, чтобы незаметно войти в поселок и познакомиться с поваром, потому что повар будет раздавать еду вернувшимся с полей, и таким образом Ансельмо мог бы встретиться с отцом.

Он не пошел по дороге, а пошел вдоль нее, лесом. Мальчик надеялся незаметно проникнуть в поселок.

Еще не доходя до него, он по запаху приготавливаемой пищи понял, что поселок близко. И действительно, очень скоро за поворотом он увидел первые постройки.

В одном месте были расположены широкие навесы. Там спали пеоны. Дальше от них, справа, находилась большая кухня с очагом на улице и навесом, где хранились продукты и дрова для очага, а ещё дальше, как предполагал Ансельмо, была выгребная яма, куда сбрасывали отбросы, а потом, когда они высыхали, их выжигали.

В стороне от навесов виднелись другие постройки, более добротные, там жили надсмотрщики, а отдельный домик был предназначен для управляющего плантации.

По двору бродили куры, у столба, рядом с кухней, верещал поросенок, привязанный веревкой за ногу.

В дальнем углу ранчо Ансельмо заметил двух оседланных лошадей, привязанный к столбу. На его верхушке была водружена старая дырявая соломенная шляпа и на ней сидел крупный оранжево-голубой попугай ара и внимательно обозревал окрестность.

Попугай первый заметил Ансельмо, появившегося в границах ранчо. Он внимательно следил за мальчиком, поворачивая голову походу его движения. Попугая особенно заинтересовало то, что Ансельмо направлялся к кухне.

Кухня представляла собой очаг, сложенный из крупных булыжников, скрепленных красной глиной. Над ним находилось несколько котлов, навешанных на металлические крюки над огнем.

Поняв, что мальчик точно направляется к кухне, попугай снялся с соломенной шляпы, на которой сидел, и полетел туда же. Там он уселся на жердочку, выступавшую из-под навеса, захлопал своими большими крыльями и громко закричал хриплым гортанным голосом.

- Кушать! Кушать!

На эти звуки к кухне побежали собаки, за ними потянулись куры и даже лошади повернули головы и стали смотреть в ту сторону.

Подойти к кухне незамеченным Ансельмо не удалось. Когда попугай стал громко кричать и хлопать крыльями, из-под навеса раздались громкие проклятия, затем что-то глухо стукнулось о землю, и некоторое время спустя появился человек. "Это, наверное, сам повар", - подумал Ансельмо.

Повар был невысокий плотный человек, ноги у него были босые, он был одет в короткие штаны неопределенного цвета и рваную в нескольких местах рубаху. Черные с проседью волосы были взлохмачены, лицо заспанное.

Увидел Ансельмо и окинув его быстрым взглядом, он спросил:

- Тебя прислал хозяин?

- Нет, сеньор! - ответил Ансельмо.

- Что тогда? Кто ты такой? Все поели и ушли работать, я отдыхаю! повар говорил со злостью и возмущенно жестикулировал руками. - Меня разбудили не вовремя! - Без всякого перехода он внезапно спросил:

- Есть хочешь?

- Нет, сеньор! Спасибо, сеньор!

Этот ответ несколько удивил повара. В его жизни ещё никто не отказывался от еды.

В лесу с индейцами Ансельмо привык есть тогда, когда очень голоден, и поэтому желание есть у него было, но острого голода он не ощущал и потому сказал, что есть не хочет.

- Да кто ты такой?

Ансельмо хотел ответить, но его перебил попугай, который снова истошно закричал:

- Кушать! Кушать!

Повар подпрыгнул на месте и замахал руками на птицу:

- Кышь! Кышь отсюда! Уходи! Я тебе все остатки еды скормил. Нажрался так, что еле до своего столба долетел!.. А теперь опять! Кышь! Кышь! - и повар замахал руками ещё энергичнее, так что птица снялась с жердочки и полетела на прежнее место, на столб, на старую соломенную дырявую шляпу.

- Малыш, - обратился повар а Ансельмо, - проходи под навес, садись и рассказывай, кто ты, откуда и почему здесь?

Мальчик шагнул под навес, и тут повар заметил его искривленную ногу.

- Э, да ты ещё и не в порядке, что у тебя с ногой? - он осмотрел ногу. - С такой ногой ты бродишь по лесу да ещё и один?

Ансельмо чуть было не сказал, что он не один, а с ним индейцы аче-гуайяки, но вовремя спохватился.

- Что поделаешь, сеньор, - Ансельмо решил рассказать небылицу повару, - я добирался с лесозаготовителями. Они у реки, - он махнул рукой в сторону реки, - свернули в другую сторону, а я пришел сюда.

- Ну, ну - покачал головой повар, - все может быть.

- Меня зовут Ансельмо, - сказал мальчик. - Я ищу отца, его зовут Хоакин. У вас здесь есть рабочие с таким именем?

- Есть, два человека. Хоакин маленький и Хоакин большой.

У тебя отец крупного телосложения?

- Да, - ответил мальчик, и сердце у него учащенно забилось: неужели его отец здесь?

- Значит, этот Хоакин большой - твой отец!

- Мне очень хочется увидеть его!

- Еще бы! Сколько времени вы с ним не виделись?

- Уже год.

- Ого, а как же дома?

- Мама осталась дома и сестры младше меня.

- Вот это плохо! - воскликнул повар.

- Почему? - изумился Ансельмо.

- В каждом деле есть свой смысл, своя загвоздка, своя мудрость.

- Какая же здесь мудрость? - спросил Ансельмо.

- Ладно, паренек! Считай, что тебе крупно повезло, что ты натолкнулся на меня, а не на кого-либо другого. У меня свои счеты с управляющим, и я тебя не выдам ему, а, наоборот, помогу чем смогу, - ответил повар. Сначала я тебе рассказу присказку о мудром пауке, а потом скажу, что делать. До обеда ещё часа два, и мы может поговорить. Итак, слушай присказку. И повар стал рассказывать:

- Давным-давно в нашем лесу один паук собрал всю мудрость, накопленную людьми за все времена. Он спрятал её в глиняный горшок и решил подвесить горшок к самой высокой пальме, чтобы никто никогда не нашел эту мудрость. Стал паук взбираться на пальму, а горшок обвязал веревкой и повесил себе на шею. Лез, лез, и ему было очень больно, потому что горшок колотил его все время по ногам.

Внизу под пальмой стоял маленький сын паука. Он все видел и сказал отцу:

- Если бы ты повесил горшок за спину, отец, тебе было бы удобнее лезть на пальму!

Паук страшно рассердился. Сын позволяет себе поучать его, паука, собравшего всю мудрость! И с досады бросил горшок на землю. Он раскололся, и вся мудрость, собранная в нем, рассыпалась. Вот теперь и подбирают эту мудрость по крупицам каждый, кто хочет научиться быть умным и не ошибаться в деле, которое затевает. Понял?

Ансельмо покачал головой и ответил:

- Про паука я понял, а вот дальше не очень.

- А дальше я тебе скажу, что нужно сделать, когда придет сюда управляющий. Ты ни в коем случае не говори, что у тебя есть мать и она вас ждет...

28
{"b":"71649","o":1}