ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Эй, парень, проснись!

Ансельмо встрепенулся.

- Что такое?

- Заснул? - рядом с ним стоял Хуан и тряс его за плечо.

- Да и спал же ты крепко, наверное, здорово притомился?

- Получилось само собой, - ответил Ансельмо, - ждал, ждал, да и уснул. А где отец?

- Пойдем ближе к очагу, там свет и ты его увидишь. Это действительно твой отец. Я спросил его, есть ли у него сын Ансельмо, и он сказал, что да, хотел сразу бежать сюда, да я его остановил: не надо шума, суеты и вообще обращать на себя внимание. Знаешь, какой зверь в лесу дольше всех живет? Тот, кто оставляет меньше после себя следов. Так и здесь на плантации. Нужно вести себя так, чтобы никто не обращал на тебя внимания. Ну, пойдем!

Ансельмо с Хуаном вышли из-под навеса, обогнули его и подошли к небольшой загородке, где был также сооружен ещё один очаг под открытым небом. Здесь всегда горел огонь, и сами пеоны могли себе приготовить еду. Когда им в лесу попадались дикие свинья, олени, черепахи, они на раскаленных камнях или вертеле жарили себе лесную добычу.

Еще издали Ансельмо увидел согнутую фигуру человека, который подкладывал сучья в огонь. Но вот фигура выпрямилась, и человек шагнул ему навстречу.

Огонь разгорелся, и пламя осветило его лицо.

Ансельмо узнал его.

- Отец! - воскликнул он и тут же попал в объятия отца.

- Сынок! Сынок! Вот это чудо! Не ждал! Не ждал встретить тебя здесь!

Ансельмо приник к груди отца, ему показалось, что все плохое осталось позади, и он заплакал, глубоко дыша и всхлипывая.

Ансельмо услышал голос Хуана:

- Я оставлю вас, вы беседуйте, сюда вряд ли кто подойдет сегодня.

Хуан ушел, а отец и сын уселись у очага и в отблесках огня долго не могли насмотреться друг на друга. Отец попросил сына рассказать ему все, что случилось с Ансельмо после того, как тот ушел из дома.

Сын рассказал отцу не только о своих приключениях, но и об индейцах аче-гуайяках, об их отношении к нему. О том, что они обещали Ансельмо помочь ему спасти отца.

Отец покачал головой:

- Бежать отсюда безумие... Но бежать нужно... возможно, что с помощью твоих аче нам удастся скрыться от погони.

- Обязательно удастся, отец, не сомневайся! - воскликнул Ансельмо и, придвинувшись совсем близко к отцу, зашептал ему на ухо, предварительно оглянувшись вокруг.

- Знаешь, что я тебе скажу, только это очень-очень между нами, аче говорят, что если об этом узнают белые люди, то они непременно нас убьют.

- О чем ты это, сынок? - так же тихо спросил Хоакин, наклонившись к Ансельмо близко-близко.

- О золоте, отец! - ответил Ансельмо.

- О золоте? О каком золоте? Но что бы там ни было, говори очень тихо, если кто узнает, нам отсюда не выбраться, за золото действительно убивают.

- Да, я знаю, отец. Мы с аче нашли золото иезуитов!

- Много золота?

- Очень много!

- Почему ты так считаешь, что много?

- Я не смог его пересчитать, оно в слитках, а в кожаных мешочках золотой песок. Золото хорошо спрятано. Об этом знают только аче и я. Аче не придают значения золоту, но опасаются, что о нем узнают белые люди и нам всем не сдобровать.

- Они правильно делают, Ансельмо, - так отреагировал отец на известие о золоте. - Давай о нем забудем, пока я его сам не увижу.

- Давай, - ответил Ансельмо. - А сейчас что будем делать?

- Готовиться к побегу, тем более что у нас теперь есть золото, и мы с ним не пропадем, если доберемся до него.

- Доберемся, отец, доберемся, аче нам помогут!

- Ну, я смотрю, эти аче твои настоящие друзья.

- Да, я их выручил из беды, и они обещали мне помочь.

- Что же, - подумав, сказал Хоакин. - Здесь, где мы сидим, владения Хуана. Мы без него не убежим. Или он нам поможет, или пойдет с нами, а если останется, из него под пытками выведают все, что он о нас знает.

- Так лучше, чтобы он бежал с нами? - спросил Ансельмо.

- Конечно, но как его убедить в этом? - ответил отец.

- А золото, разве этим его не убедишь?

- Верно, золото его убедит, но ты знаешь, сынок, когда люди добираются до золота, они становятся другими, совсем другими и готовы на все.

- Ну что же, - после долгого раздумья заметил Ансельмо, - а если сделать так...

- Как?

- Если сказать Хуану, что мы просто знаем, где находится золото иезуитов, но пока у нас его нет, ведь он и на это согласится, да?

- Да, верно, можно сделать так...

- Но бежать надо сейчас, не откладывая, отец.

- Хорошо, я поговорю с Хуаном, а ты подожди здесь, и, если он согласится, я приведу его сюда.

Прошло немного времени, и Ансельмо увидел фигуры двух мужчин, спешно направлявшихся к месту, где он сидел.

Это оказались Хуан и отец.

Первым вопросом, который задал Хуан, торопясь и, схватив Ансельмо за ворот рубашки, был вопрос о золоте.

- Золото? Это правда?

Но к этому вопросу Ансельмо приготовился заранее.

- Да, все так и есть, как рассказал тебе отец! - ответил Ансельмо.

- Где же оно, это золото? - настаивал Хуан.

- Это золото иезуитов, где оно спрятано, знают индейцы аче-гуайяки. Они пойдут с нами и покажут, где оно.

- Золото! Золото! Это так невероятно. Ты сам его видел?

- Видел, но не запомнил место, где оно находится, потом, наверное, аче его перепрятали! - продолжал сочинять Ансельмо.

- Эх, если бы я увидел его одним глазком, я бы снялся с места и побежал так быстро, как мог, пока не добежал бы до него. Здесь у меня работа, хорошее место и больше ничего нет. Если уходить отсюда, то для чего-то большего. Так ведь? - и Хуан посмотрел на Хоакина, а тот развел руками.

- Так, конечно!

Они оба посмотрели на Ансельмо, а тот стал рыться в тайниках своей одежды. Что-то нащупал рукой и дернул, вытащив руку, раскрыл ладонь. На ней оказался небольшой тряпичный комочек, привязанный к складкам одежды. В отблесках огня от очага он развернул тряпочку и сказал Хуану:

- Подставляй свою ладонь, - и высыпал ему на ладонь поблескивающие от огня крупинки. - Осторожно, это же золото!

- Золото! - разом воскликнули мужчины и склонились над раскрытой ладонью Хуана.

Вглядевшись, Хуан судорожно сжал ладонь в кулак, наверное, чтобы ощутить, что в руке у него действительно что-то есть. Потом разжал руку и тихо сказал:

- Да! Это, действительно, золото!

Хоакин посмотрел на сына: что тот будет теперь делать?

Ансельмо протянул тряпочку Хуану и сказал:

- Забери его себе, заверни и положи в карман, там такого золота много.

- Много такого золота? Ты сказал много?

Ансельмо и отец увидели, как алчно блеснули глаза Хуана, но отступать им было некуда.

- Много, на всех хватит, - ответил Ансельмо.

А Хоакин добавил:

- Еще и останется!

- Не говори так, Хоакин, - вскинулся Хуан, - про золото. Так не говори! Ничего не останется другим, все возьмем себе!

- Успокойся, Хуан. - Хоакин положил свою большую руку на плечо повара. - Нам надо сначала добраться до золота, а потом придумаем, что будем с ним делать.

- Что верно, то верно, - повар не стал возражать, но тут же засуетился, - нужно собираться и бежать! Пока не доберемся до золота! - и он поспешно завернул золотые крупинки в тряпочку и спрятал её себе в пояс. - Что надо сделать? - С этим вопросом он обратился к Ансельмо. - Взять побольше провизии в путь?

Тот отрицательно покачал головой:

- Нет, провизии много не надо, хорошо бы взять приманки для собак и увести их с собой. Сколько их здесь?

- Три.

- Взять поводки с собой, приманить их и увести в лес, - продолжал Ансельмо, - а иначе они возьмут след и нас скоро найдут.

- Что еще? - спросил у Ансельмо отец.

- Лучше всего много не нагружаться, аче снабдят нас едой, уходить хорошо налегке, но взять с собой нужно обязательно мачете и топоры с длинными ручками.

- Это можно, - ответил Хуан. - Пойдите под навес в кухню и ждите меня там, я скоро вернусь.

30
{"b":"71649","o":1}