ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ансельмо выпустил из своего лука по стволу дерева две свои палки-стрелы, отделился от дерева и углубился в лес по направлению, заранее указанному Айрахи.

Вскоре аче нагнал его.

- Все в порядке, Йеву-охотник. Пошли отсюда скорее.

Когда Айрахи и Ансельмо пришли на стоянку, их попутчики кончили есть и отдыхали.

Айрахи посмотрел в глаза Ансельмо, и мальчик понял, что тот ему как бы предлагал: "А мы есть и отдыхать не будем, пойдем дальше".

Ансельмо кивнул, и группа отправились в глубь леса.

Привал они сделали, когда подошли к местности, примыкающей к болотистым верховьям реки Хехуа. Эта местность называется Арройо-Гуасу, т.е. ручей Гуасу.

На привале Ансельмо пояснил отцу и повару:

- Здесь нас не поймают. Место болотистое, топкое, много небольших рек и ручейков. Дальше пойдем большей частью по руслам рек, следов никаких не будет. А завтра сможем достичь уже "дом" аче.

- Что такое "дом" аче? - спросил Хуан.

- "Дом" аче - большая, большая пещера с летучими мышами, пауками и прочей нечистью. Там и спрятано золото... А ты, Хуан, не потерял свое, что я тебе дал?

- Нет, нет, - Хуан лихорадочно начал ощупывать свою одежду, то место, где у него была захоронка. Но она сползла в сторону, и он её не сразу нашел... - Вот она, вот! - Хуан с радостным возгласом показал место, где нащупал узелок с золотыми крупицами.

На стоянке долго не задержались, поели, отдохнули и двинулись дальше.

Ансельмо смотрел, как входили в воду небольшой реки его отец и повар. Перед этим он им дал наставления: на камень или сучок, упавший в воду, не наступать, темные места под водой обходить, не дергаться, если увидите черепаху или змею в воде. Раз по этому месту прошли индейцы, пройдем и мы.

Все сошло благополучно. Ночлег выбрали на возвышенном сухом месте, которое со всех сторон омывало раздвоенное русло реки. На одной стороне этого островка расположили свой костер аче, на другой - Ансельмо, Хоакин и Хуан.

Ужинать Ансельмо пошел к индейцам. После ужина не осталось ни одной собаки. Одну индейцы и Ансельмо съели за ужином, вторую запекли на углях и оставили на завтрак.

Утро выдалось дождливым. Индейцы на дождь не обращали внимания, да и Ансельмо чувствовал себя привычным к дождю, но отец и повар не хотели быть мокрыми. Они нарезали с помощью мачете широких пальмовых листьев и несли их над своими головами. Ансельмо шел следом за ними и улыбался: ноги в воде, дождь кругом - долго ли они будут держать эти листья над головой? Все равно уже совсем мокрые.

После привала, сделанного в середине дня, группа к вечеру наконец-то подошла к основной стоянке.

Ансельмо облегченно вздохнул: дело сделано - отец с ним, но что делать дальше? Возвращаться в родную деревню? Но там их обязательно найдут, и отца вернут на плантацию. Он познакомил отца и повара со всеми индейцами аче, показал их стоянку и предложил оборудовать свою стоянку рядом. Но тут его остановил повар и спросил:

- А как же золото? Когда мы его увидим?

- Завтра. Сегодня ночью отдохнем, а завтра с утра спустимся в пещеру и посмотрим его.

- Не будем откладывать, конечно. Завтра и посмотрим, - поддержал сына Хоакин.

Пока отец с поваром оборудовали стоянку, Ансельмо пошел поговорить с Айрахи. Тот осматривал луки и стрелы, так как завтра индейцы собирались на охоту.

Ансельмо отвел Айрахи в сторону и попросил его спуститься в пещеру, найти золото и разделить его на равные части. Одну часть спрятать, а вторую завтра показать отцу и повару.

Айрахи согласно кивнул, и по этому кивку Ансельмо понял, что его просьба будет выполнена.

На следующее утро после завтрака часть аче ушли на охоту, а Айрахи, Ансельмо, его отец и Вуачу с факелами направились в пещеру.

При входе в пещеру Хуан увидел огромное количество летучих мышей и вспомнил, что Ансельмо говорил и о другой нечисти, которой много в пещере, и поэтому обратился к нему:

- Слушай, дай-ка карабин, мне не будет с ним так страшно!

Ансельмо, не видя в этом ничего плохого, снял с плеч ружье и передал его Хуану. И только потом, уже в пещере, он понял, что совершил ужасную ошибку.

После утомительного лазания по переходам они пришли в зал, который Ансельмо назвал паучьим. Здесь в корзинке, сплетенной из лиан, лежало золото.

Ансельмо высыпал содержимое корзинки прямо на пол пещеры. В свете факела заблестели золотые слитки. Он развязал один из кожаных мешочков и высыпал на свою руку целый дождь золотого песка. Таких мешочков было десять, а золотых слитков пять.

Отец Ансельмо и повар Хуан, затаив дыхание, смотрели на все это богатство. Только Ансельмо и Айрахи знали, что это часть золота, которое они принесли из клада иезуитов.

При общем молчании Ансельмо снова ссыпал золотой песок в кожаный мешочек и завязал его, затем аккуратно сложил все золото в корзинку. И в это время раздался громкий голос повара Хуана:

- Всем отойти от золота! - он щелкнул затвором, сняв его с предохранителя. - Буду стрелять!.. Всех перестреляю!.. Все золото мое! последние слова он почти кричал, наставляя ружье поочередно на каждого из мужчин.

Айрахи пристально посмотрел в глаза Ансельмо, и тот сказал:

- Отец, отойди! Я тоже отойду. - Пока Ансельмо говорил, индейцы отошли на два шага от золота.

В этот момент повар схватил корзинку, забросил её себе на плечи, навел ружье на Айрахи и прокричал:

- Ансельмо, пусть скажет, как мне быстро выбраться отсюда, иначе я его убью!

Айрахи все понял и показал рукой вдоль одной из стен пещеры, где была видна высокая осыпь сухой земли, прямо от неё начиналась расщелина. Туда он предложил направиться Хуану, если он хочет быстро попасть наверх.

Ансельмо кивнул головой Хуану в сторону расщелины, мол иди туда и быстро выбирайся на воздух.

- Всем оставаться на месте! - прокричал Хуан. - Если там нет выхода, я вернусь и всех пристрелю!

Ансельмо сделал знак отцу не двигаться, и тот с удивлением заметил, что его сына совсем не взволновало похищение золота Хуаном. Он остался на месте, хотя у него в руках был топор и он мог швырнуть его в спину Хуана, когда тот повернулся и пошел к расщелине.

Расщелина привела Хуана к широкому ходу, который закончился подъемом вверх. Пройдя ход, Хуан очутился в широком коридоре, выстланном чистейшим ковром серебристого песка. Здесь он увидел лаз наверх, через который проникал сверху дневной свет. Он стал протискиваться наверх, через лаз, но тут на него пахнуло сильным и смутно знакомым звериным запахом. Это его не остановило - впереди был дневной свет, в руках ружье, за плечами плетенка с золотом. Вперед! И только вперед!

Когда Хуан выполз из лаза, он понял, что находится в логове ягуара. Это был крупный зверь редкой черной расцветки.

Ягуар прыгнул на Хуана, но тот успел поднять ружье и выстрелить.

Смертельно раненый зверь набросился на человека, лишив его возможности снова стрелять.

Люди, оставшиеся в пещере и находившиеся недалеко от логова ягуара, услышали предсмертные вопли человека и яростный рык зверя.

Смертельно раненный хищник терзал человек до тех пор, пока сам не испустил дух.

В это время Айрахи, который знал все ходы и выходы из пещеры, вывел всех наружу и повел их к логову ягуара по поверхности земли. Когда люди подошли к месту трагедии, все было кончено. Мертвый ягуар лежал неподвижно на растерзанном теле повара Хуана. В стороне находились ружье и плетенка с золотом.

Айрахи спокойно опустился вниз, забрал ружье и сумку с золотом и передал их Ансельмо.

Хоакин сказал сыну:

- Вот до чего доводит людей алчность и жадность.

- Отец, - ответил Ансельмо, - индейцы не будут хоронить Хуана, они оставят его здесь. За ночь звери дочиста обгладают его кости. Посмотри, какая красивая черная шкура у ягуара, но индейцы не снимают шкур с животных и не выделывают их. Разве ты видел на индейцах шкуры животных?

- Нет.

33
{"b":"71649","o":1}