ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Рыба моя, где ты?

Рыба ответила из желудка мальчика, который не успел далеко уйти:

- Я здесь, хозяин!

Курупи засвистел и побежал вдогонку.

Мальчик, видя, что его настигают, спрятался в пещере, где жила жаба Куруру.

Курупи подошел ко входу в пещеру и закричал:

- Куруру, отдай мой обед!

- Не отдам. Рыба была моим лучшим другом.

- Я обещаю тебе с сегодняшнего дня есть только Тату обезьяну. Тату твой враг. Отдай мне мальчишку, и я съем его!

Жаба отказалась отдать мальчика. Курупи пригрозил, что сам войдет в пещеру и вытащит его.

- Хорошо, - сказала Куруру. - Принеси мне одну черепашку, и я обменяю её на мальчика.

Курупи пошел за черепашкой, но, когда вернулся, не нашел в пещере ни жабы, ни мальчика.

Поняв, что его обманули, Курупи стал визжать от злости так сильно, что сельва зашумела, закачались деревья.

Жабы решили, что приближается ураган, и начали выползать из своих пещер.

Курупи беспощадно давил их, но не смог расправиться с Куруру. Это потому, что Куруру очень хитрая и Курупи не может её обмануть, она на этот раз так спряталась вместе с мальчиком, что никто не мог её найти.

Как только старик кончил, ребята закричали как один:

- Короткая! Короткая! Еще одну... пока не пришел хозяин!

- Хорошо, расскажу вам ещё одну, слушайте:

- Один старый многодетный охотник возвращался домой грустный, потому что не смог поймать никакой дичи. Ему уже слышались издевательские слова его жены:

- Беспомощный старик! Ноги тебя не держат! Вот вся дичь и уходит у тебя из-под носа!

Вдруг охотник услышал ласковый голос:

- Отчего ты такой невеселый?

Это был Курупи. Охотник не испугался, но все же рассказал о своем несчастье.

- Я дам тебе дичь, - сказал Курупи. - о прежде ты должен меня научить вырастить такие красивые волосы, как у тебя на голове.

Охотник подумал и сказал:

- Сначала нужно постричься наголо, а потом растереть на голове перец.

- Сделай мне это ты!

- С удовольствием!

Охотник обрил Курупи и растер на его голове перец.

Курупи взвыл от боли и бросился бежать прочь.

Прошло немного времени. Однажды к вечеру охотник снова возвращался домой и снова встретил Курупи, который угрожающе загородил ему дорогу:

- Не ты ли обрил мне голову?

- Я? Нет! Это был мой брат. Он рассказал мне все, и в наказание я убил его.

- Покажи мне его скелет.

- Пойдем. - И охотник повел Курупи в одно место, где лежал человеческий скелет.

Курупи остался доволен.

- Хорошо, - сказал он. - Я благодарю тебя за то, что отомстил за меня. Идем ко мне домой.

Охотник пошел за ним.

Дойдя до двери дома, где жил Курупи, охотник отказался войти: он увидел за дверью, когда открыл её, множество ползавших и шипевших змей.

Курупи крикнул:

- Уай-уай-уай!

Змеи притихли, и охотник вошел.

Курупи дал ему веревку.

- Пойдем на охоту!

Когда они пришли на большую поляну, Курупи засвистел.

Прибежало стадо кабанов.

- Свяжи их веревкой, - сказал Курупи.

Охотник было побоялся это сделать, но потом осмелел и приблизился к кабанам. Как только он касался их веревкой, которую ему дал Курупи, они становились послушными и совсем ручными.

Дома охотник сделал загон и поместил туда своих кабанов.

КАРУСЕЛЬ

Старик кончил рассказывать вовремя - пришел хозяин.

Подбежала ещё ватага ребят, среди них были и девочки, а с ними и Хуанита - соседка Ансельмо.

Хозяин распорядился пустить карусель, и старик Сепи подлез под круг, на котором были укреплены деревянные кони, коляски, фигуры различных животных, и встал на свое привычное место - за длинный деревянный брусок, нажимая на который, толкал его перед собой. Так он вертел карусель.

При этом он должен был не упускать из вида хозяина, который мог сделать ему знак остановиться, и следить также за ребятами, чтобы они не катались бесплатно.

Ансельмо заплатил свой гуарани и вскочил на незанятую лошадку.

Он сидел верхом и широко улыбался от радости, держась за железную перекладину, приделанную к спине серого в яблоках деревянного коня, словно бегущего в галопе. Откинув голову назад и кружась на карусели, Ансельмо воображал, что он скачет по зеленой долине в бешеной погоне за отбившимся от стада бычком.

Хуанита стояла в первом ряду среди публики и смотрела на Ансельмо с бескорыстной завистью. Ей тоже хотелось сесть в одну из розовых карет на карусели и проехаться мимо публики.

Ей было столько же лет, сколько и Ансельмо.

Дворы их домов соприкасались в глубине огородов. После полудня, когда их матери отдыхали, обессилившие от стирки чужого белья, Ансельмо подходил к забору из тростника, связанного лианами, и свистом, напоминающим пение птицы, звал её.

С пяти лет они играли вместе. Они сидели в просторном дворе у Хуаниты под большим деревом манго, его густая крона не пропускала солнечных лучей. Они играли, рыли маленькие канавы, заполняли их водой, под ними строили мост из веток и щепок. Фантазии Ансельмо не было конца. Каждый день он придумывал какую-нибудь новую игру.

Однажды Ансельмо не посвистел ей как обычно, а пришел к ней только вечером. Он сказал, что теперь работает в доме сеньора судьи. Он выполнял его поручения, получая вместо платы старую рубашку судьи и еду. Он должен был находиться в доме с раннего утра до заката, выполняя приказания сеньора и сеньоры. Долгие часы он подметал полы в доме у судьи, таскал дрова, готовил терере - напиток из мате с холодной водой. С тех пор они редко играли вместе.

Но время катания Ансельмо кончилось, и он, как и другие ребята, заплатившие по одному гуарани, слезли с лошадок. Наступила очередь других. Денег у Ансельмо больше не было, и он попытался кататься задаром, если этого не увидит хозяин.

Сначала Ансельмо подталкивал карусель, потом хватался за поручень и садился у ног детей, которые могли заплатить за катание.

Хозяин карусели знал все уловки ребят, помогающих крутить карусель: если за ними не следить, то они одним прыжком забирались на свободных лошадок. На этот раз, взглянув на карусель, он заметил там Ансельмо и погрозил ему тонкой гибкой тросточкой.

Обнаруженный хозяином, Ансельмо спрыгнул на землю, чтобы продолжать толкать карусель, но не рассчитал скорости и упал под деревянные лошадки и розовые и голубые кареты, пробегавшие над ним с головокружительной быстротой. Он хотел подняться на ноги, но когда он вставал, одна из лошадок зацепила его за ногу. Послышался резкий звук - "крак!". Кто-то закричал, но старик Сепи уже останавливал карусель: не сделай он этого вовремя, карусель переломала бы все кости Ансельмо.

Когда его поднесли к киоску, где продавала фритангу1 нья Франсиска, оттуда послышался голос:

- Нья Канталисия, Ансельмо, наверное, вместе с твоим Антонио на карусели.

- Дети совсем с ума сошли с этой каруселью, - ответила нья Канталисия.

Разговор был прерван причитаниями приближающейся толпы детей и взрослых. Испуганные женщины, предчувствуя беду, побежали вперед, локтями прокладывая себе дорогу: они столкнулись с группой, которая несла Ансельмо. Он был без сознания от боли и страха.

- Боже мой, что с тобой случилось, сыночек? Ансельмо, мой дорогой.

ПЕРЕМЕНЫ СУДЬБЫ

Ансельмо долго болел. Сломанная ступня ноги заживала плохо. Когда его принесли домой, позвали местного доктора. В деревне его звали карай доктор, что на языке гуарани означало "господин доктор"На самом деле это был местный аптекарь, который почти ничего не понимал ни в медицине, ни в лекарствах. Когда-то в молодости карай доктор служил в городской аптеке уборщиком: подметал пол, разносил лекарства больным, выполнял и другие подобные поручения аптекаря. Потом он перебрался в деревню и сам открыл аптеку. Крестьянам он продавал лекарства, которые не причиняли им вреда, а чаще всего временно снимал боль. Так как в деревне в глаза не видели ни одного настоящего врача, то с годами мнимый аптекарь разбогател на продаже бесполезных лекарств и стал уважаемым карай-доктором.

5
{"b":"71649","o":1}