ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- С вами - нет! - ответил, немного подумав, Ансельмо. - Вы же их не собираетесь убивать?

- Кончено, нет! Мы собираем оставшихся в живых индейцев гуайяки, а они бродят ордами в лесу по двадцать, а то и по шестьдесят человек и отправляем их в Национальную колонию гуайяки. Там их учат другому образу жизни... Если их оставить в лесу, на воле, то в конце концов их полностью истребят местные плантаторы, хотя это и запрещено законами.

Дон Эмилио немного помолчал, раскачиваясь в седле в такт шагам своей лошади, и потом добавил:

- Ты тоже будешь жить с нами. Будешь помогать нам. Гуайяки лучше всего воспринимают новую жизнь через детей... Да и тебе будет интересно чему-нибудь научиться и узнать что-то новое.

Дон Эмилио на этих словах остановил лошадь, вытащил из футляра бинокль и посмотрел в сторону леса, спускавшегося зеленым ковром с другого склона в долину.

- По-моему, там что-то движется, а?

Ансельмо невооруженным взглядом увидел несколько человеческих фигурок, передвигавшихся у кромки леса.

- Там люди! - сказал он и показал рукой в ту сторону, где он их заметил.

- Да, да! Это, наверное, наши "сеньюэлос", - сказал дон Эмилио. - Они ждут нас. Там протекает ручей Мбути, и мы там условились встретиться.

- А кто такие "сеньюэлос", дон Эмилио?

- Так называют сами себя гуайяки, которые живут с нами, наши помощники. Они привыкли к другой, нашей жизни и помогают нам "извлекать" из сельвы диких аче! Поспешим, нас ждут!

ВСТРЕЧА

Дон Эмилио и Ансельмо пришпорили лошадей и поскакали к лесу.

Через час они были на месте. Здесь их встретила женщина, очень полная, но быстрая в движениях, лет 25.

- Это наша Паскуала, - сказал дон Эмилио, показывая на неё Ансельмо.

- Ее взяли из леса уже 8 лет назад. Она лучшая переводчица с языка аче на гуарани. Считает себя мберу, то есть "цивилизованной", и руководит всей группой сеньюэлос.

Паскуала сказала дону Эмилио, что двое сеньюэлос - Рафаэль и Кайе ушли с раннего утра в сельву и должны скоро привести диких аче.

- Нужно подождать! - решил дон Эмилио. Он распорядился всем спешиться, отвести лошадей в сторону и разбить лагерь в ожидании гостей из леса.

Не прошло и получаса, как Ансельмо увидел выходящего из леса молодого мужчину, одетого в рубаху, доходившую ему до колен, и с сомбреро на голове.

- Это Кайе, - сказал дон Эмилио и поспешил ему навстречу.

Ансельмо, приблизившись, увидел круглое лицо молодого светлокожего мужчины, который, осторожно ступая босыми ногами по земле, приблизился и сказал ему, как человеку для него новому, по-гуарани:

- Я не гуайяки. Мое имя Каэтано Перейра!

- Не стесняйся его, Ансельмо! - дон Эмилио приблизился к ним и положил дружески руку на плечо Кайе. - Учти только, что все выведенные из сельвы аче стремятся как можно быстрее превратиться в мберу и скорее одеться: в этом случае, думают они, они сразу превратятся в "нас" и их никто не убьет. Так велик их страх перед одетым человеком! Может случиться, что в знак дружбы они попросят у тебя шляпу или рубашку. Можешь отдать им, а мы дадим тебе другие. - Дон Эмилио вгляделся попристальнее в тень между деревьями и сказал:

- А вот и первые аче из сельвы!

Из леса вышел Рафаэль. Он был совсем голым.

Паскуала поясняет, что им пришлось раздеться, чтобы дикие аче их не испугались.

Дон Эмилио говорит Ансельмо, что группы аче остались только в восточном Парагвае и в тех лесах, где нет ценной древесины, и поэтому эти леса мало используются для разработки.

За Рафаэлем, выстроившись в цепочку, идут аче. Среди них мужчины, женщины и дети. Но как только дон Эмилио делает несколько шагов навстречу им, цепочка ломается, и аче начинают убегать в лес. Дон Эмилио останавливается, а Рафаэль хватает за руки двоих и начинает их успокаивать. Потом он что-то кричит, и его слова успокаивают других.

Дикие аче-гуайяки окружают Рафаэля кольцом, как бы становясь под его защиту.

Среди аче есть и мальчик лет десяти.

Дон Эмилио толкает легонько вперед Ансельмо и говорит ему:

- Подойди к мальчику, Ансельмо! Возьми его за руки и посмотри ему в глаза. Аче считают, что глаза лучше, чем слова, выражают чувства и желания!

Ансельмо идет навстречу группе и, когда подходит слышит робкие слова и звуки аче, которые, ему кажется, выражают мольбу не обижать их.

Не дойдя двух шагов до аче, Ансельмо останавливается.

Индейцы с интересом осматривают его, немного успокоившись.

Ансельмо не идет дальше, а поворачивает назад и возвращается к дону Эмилио.

- В чем дело, Ансельмо?

Мальчик вынимает свой мачете из ножен и отдает его дону Эмилио.

- Возьмите, может быть, они боятся его... Дон Эмилио, а почему у них с собой нет ни стрел, ни луков, ни копий? Почему мужчины-охотники не вооружены?

- Не первый раз я вижу это, - отвечает дон Эмилио. - Как нам объяснили сеньюэлос, это признак того, что они сдаются... Иди, иди, а я тебе позже расскажу ещё многое другое!

Ансельмо возвращается к группе индейцев. Он подходит совсем близко к мальчику аче и смотрит тому в глаза. Мальчик отвечает ему испуганным взглядом, но, встретив спокойный и ясный взгляд Ансельмо, перестает дрожать.

Ансельмо берет его за руку и идет с ним вперед. Потом оборачивается и одевает на его голову свое сомбреро. Это вызывает одобрительные возгласы у остальных членов группы.

Взрослые аче осторожно приближаются к дону Эмилио. Они смотрят ему в глаза и успокаиваются. Дон Эмилио похлопывает их по плечам, обнимает и просит своих спутников развязать один из тюков и раздать одежду вновь прибывшим аче.

Ансельмо с интересом наблюдает за всем происходящим. Аче спешат одеться. В одежде они будут считать себя настоящими людьми, а это должно обезопасить их от возможных бед и плохого отношения к ним.

Конечно, при одевании ни о каких размерах, ни о вкусах в одежде не может быть и речи. Мужчины одевают рубахи и так остаются в них, не думая и не понимая, что ещё нужно одеть штаны, а женщины поначалу просто заворачиваются в платье. Все, в том числе Ансельмо, помогают им одеваться, показывая, как и что нужно делать.

Одновременно Ансельмо слушал, что диктовал дон Эмилио своему помощнику - долговязому студенту из университета в Асунсьоне, столице страны.

Диктовал он вот что:

- Из сельвы вышли в первой группе 9 аче полностью голых: пять мужчин, две женщины и двое детей, один из них грудной, другому лет десять. Одной женщине около 40 лет, другой - с грудным ребенком - почти 20; трое мужчин каждому из них примерно по двадцать лет; двум другим - от 16 до 18 лет.

Ансельмо отвлекся на некоторое время от слушания того, что диктовал дон Эмилио, потому что к нему подошел мальчик аче и знаками показал ему, что он просит у него рубашку, Ансельмо, помня наказ дона Эмилио, снял с себя много раз заплатанную рубаху и отдал её.

Мальчик аче, которого, как понял из его объяснений Ансельмо, звали Айрачи, долго вертел его рубаху, не зная, как её надеть. Ансельмо не выдержал и решил ему помочь. Он взял рубаху, встряхнул её, чтобы она расправилась, и показал Айрачи, как её одевать: одел снова на себя, потом снял.

Айрачи очень обрадовался, заулыбался и стал что-то говорить, но Ансельмо его не понял. Он повернул его к себе спиной, опустил его руки вниз и, приподняв их немного до кисти, одним движением одел на него свою рубаху. Потом повернул к себе и застегнул рубаху на две пуговицы, которые на ней были.

Ансельмо снова приблизился к дону Эмилио и стал слушать то, что он диктовал для записи:

- Все члены этой группы из самой северной части страны, - диктовал дон Эмилио, - имеют светлый цвет кожи, начиная от светло-молочного до цвета старой серы. Только одна девочка трех лет смуглая. Один взрослый мужчина и ребенок, его сын, имеют цвет кожи слегка бронзовый... следует отметить, что у женщин короткие волосы и они не достигают плеч. Мужчины и все мальчики носят особым образом подстриженные волосы. С помощью тонких, но твердых бамбуковых щепок, используемых аче в качестве ножа и называемых ими такуарембо, они бреют теменную часть головы у мужчин, виски и затылок, оставляя широкий кружок волос вокруг головы. По темени черепа от лба к затылку у них идет грива густых волос, заканчивающаяся небольшим хвостиком, спускающимся с плеч... У трех мужчин аче имеются бороды, что является редкостью для американских индейцев. У одного из этих трех мужчин светло-коричневые глаза, белая кожа и густая черная борода, но верхняя губа бритая. У всех мужчин верхняя губа проколота, что называется тембе-куа, но в проколах у них нет никакого предмета - тембеты... Гуайяки этой зоны не пользуются каменными топорами... У данной группы было три железных топора и несколько мачете, которые они, вероятно, подобрали на лесосеках или украли у лесорубов... Все индейцы группы разукрашены: на лице, на груди, на спине и на руках перья самой разнообразной расцветки. Перья прикреплены к телу пчелиным воском. Подобные украшения, как верят сами индейцы-гуайяки, должны предохранять и излечивать их от болезней...

8
{"b":"71649","o":1}