ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Неужели Перикл не боялся их? - удивился я.

- Не могу сказать. Может, боялся, может, нет - во всяком случае действовал без оглядки. - Сократ погладил свою лысину. - Было у Перикла одно свойство, чуть ли не страсть - любил опасность. А быть с народом против тех, кто наверху, чертовски опасно.

- Ну а тысячи талантов, истраченных на строительство? Экклесия проголосовала за них? Ведь это было опасным шагом против полисов - членов морского союза: общая казна, откуда черпал Перикл, складывалась из их взносов. Или я ошибаюсь?

- Нет, нет. Не ошибаешься. Экклесия тоже поняла, что это опасная игра. Но не забывай - Перикл был великий государственный муж и зажигательный оратор. Он привлек народное собрание на свою сторону не описанием того, какими прекрасными станут Афины, а тем, что указал на выгоды, которые получит от строительства афинский народ. Возрастет красота Афин - поднимется и благосостояние всех жителей. Вот чем завоевал он голоса - и голоса восторженные.

Затем Сократ - и сам восторженно - рассказал, как расшевелил Перикл все Афины, всю страну, даже море с островами. Все пришло в движение! Он то и дело являлся в народное собрание с каким-нибудь новым предложением: возвести Длинные стены, расширить гавань в Пирее, увеличить число триер и - строить, строить... "Лукоголовый олимпиец", сказал Сократ, хоть и любил больше всего искусства и философию, отнюдь не был пустым мечтателем. Он обеими ногами прочно стоял на земле и думал об экономической прочности Афин и всей Аттики.

Усевшись снова в кресло и удобно вытянув ноги, Сократ продолжал:

- Представь только, какое оживление внесло строительство одного лишь Парфенона! Надо было добывать мрамор на Пентеликоне, грузить, возить, доставлять на Акрополь, обрабатывать; затем - лес, драгоценные ливанские кедры, слоновая кость из Африки, золото... Перикл дал работу людям на суше и на море. Всем ремесленникам: чеканщикам, каменотесам, скульпторам, живописцам, ткачам - да разве всех перечислишь? Каждого, у кого были здоровые руки и хоть какое-то умение, - каждого занял делом Перикл! Брал от всей страны - но и возвращал всей стране. - Сократ встал, протянул ко мне свои большие, сильные руки. - Вот и я этими самыми руками помогал со рвением, участвуя в великолепных трудах. И горжусь этим, напиши там у себя!

Я был поражен картиной, вставшей передо мной со слов старого философа. И у меня сорвалось удивленное:

- Замечательный человек был Перикл!

- Да, но он был честолюбив и охоч до славы, как все из проклятого рода Алкмеонидов. Забывал о софросине! - Он засмеялся своим чудесным жизнерадостным смехом. - Софросине - великая мудрость человечества, но кто из нас не забывал о ней частенько? Ты, например? - повернулся он ко мне.

- Конечно, дорогой Сократ! На каждом шагу грешу против софросине. Хотя под старость...

- Не говори мне о старости! - расхохотался Сократ. - Я старше тебя на двадцать четыре столетия!

Когда мы насмеялись, он рассказал мне, как в определенные дни посещал кружок Аспасии, к которой ходили знаменитые художники и философы. Там он познакомился с Эврипидом, там началась их большая дружба. С Анаксагором Сократ встречался постоянно. Философ уже написал о том, что некогда, на берегу Илисса, говорил Сократу о богах, и часть его рукописи ходила по рукам в тайных списках, распространяя неверие, хотя в то же самое время возродился величественный храм Афины, Парфенон, а закон по-прежнему карал неверие смертной казнью.

- А как ваши Хариты, учитель? - Я машинально перешел на "вы", и Сократ тотчас меня оборвал:

- Как ты со мной говоришь? Сколько Сократов сидит перед тобой? Странные обычаи у вас тут, на севере! Ну да ладно. Не извиняйся. Хариты, спрашиваешь? Я уже стал терять надежду, что когда-либо изваяю их. Еще я опасался, как бы Фидий не разгневался на меня за мою страсть беседовать с людьми, помогая им родить правильные взгляды, скрытые в них и не желающие вылезать наружу...

Был однажды такой случай: на мозаичные работы были поставлены два брата, и они не поделили между собой вознаграждение. Старший орет: ты вор! Младший орет: не вор я! Ну и схлестнулись. У одного палец сломан, у другого нос разбит. Скажи-ка, милый, ну можно ли было равнодушно смотреть на такое безобразие?

- Смотря кому, - ответил я. - Сократу - решительно невозможно!

- Ага, знаешь меня уже, -усмехнулся он. - Я и встрял. Утихомирил драчунов, а то бы так друг друга отделали, что ни один не смог бы заработать даже того обола, из-за которого подрались. А после стал я залезать к ним в душу своими вопросами, да так глубоко, как повитуха заходит рукой в лоно роженицы.

Из старшего вытянул на свет божий признание, что вообще-то он обязан делиться с младшим поровну, но берет себе больше. Из младшего - что он действительно стащил у брата часть денег, чтоб было поровну, как им и полагается за равный труд. Старший оправдывался тем, что у него большая семья, младший - тем, что хочет семью завести.

Начал я с ними рассуждать об этом запутанном деле, а вокруг набежала целая толпа - каменщики, художники по мозаике, рабы, надсмотрщики, да со своими ослами... Как превратил я все это в зрелище для публики, а братьев-соперников в актеров импровизированного спектакля, тут и начали мои голубчики соревноваться в справедливости: сплошное благородство да примерная братская любовь! Старший возвращает младшему деньги, чтоб тот мог жениться, младший сует их старшему, чтоб хватило прокормить семью. Из трагедии, которая грозила окончиться братоубийством, вылупилось зрелище для богов, и все, способные видеть и слышать, подняли дружный хохот при виде того, что я породил. На хохот явился Фидий: "Вы что, ребята? Почему не работаете? А, вон оно что! Опять Сократ!.."

Я не смог ему хорошенько растолковать, что предотвратил сейчас преступление. Трудно объяснять такие вещи: пока убийство не совершено, напрасно и говорить о нем...

Частенько боялся я, что Фидий возьмет да выгонит меня за подобные представления, когда я показывал на публике свое повивальное мастерство, но он этого не делал. Берег меня для Харит.

Сократ проглотил слюну.

- Мне уже перевалило далеко за тридцать, когда начали возводить Пропилеи, и Фидий сказал: "Вот тебе три куска мрамора, высекай богинь!"

37
{"b":"71651","o":1}