ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сократ умолк. Не отвечал на мои вопросы. Стоял неподвижно, уставясь в пространство. Меня это встревожило, но я вспомнил, что это его давняя привычка - простаивать, погрузившись в думы, хотя бы и сутками.

Наверное, сейчас он в мыслях своих подходит к трагическому концу Перикла. Не простоит ли он так до утра? А мне так не хочется, чтобы он молчал: мы ведь только что коснулись событий, столь важных для судьбы Афин, да и самого Сократа...

Однако вскоре он обернулся ко мне со своей широкой улыбкой:

- Раз как-то сижу я у Перикла - была одна Аспасия, больше никого... Перикл по моей просьбе рассказывал о своем путешествии с отрядом военных кораблей к Понту Эвксинскому. Вдруг с горьким плачем врывается к нам мальчик лет пятнадцати. Лицо перекосилось, покраснело, даже его расшитый хитон был мокрым от слез. Перикл прервал речь и заботливо спросил подростка, что случилось. А тот все плачет, рыдает, словно его режут на части.

- Кто был этот мальчик? - с нетерпением спросил я.

- Алкивиад. Тот, о котором ты сам упомянул.

- Племянник Перикла и новая надежда Алкмеонидов, - пробормотал я.

Сократ утвердительно кивнул и стал рассказывать дальше - о том, как Перикл и Аспасия, встревожась, допытывались у мальчика, что же с ним стряслось, а он кричал, рыдал, топал в ярости ногами и никак не успокаивался. Тогда Сократ спросил, известно ли ему, что одна из высших добродетелей мужчины - софросине? Алкивиад огрызнулся: "Знаю! Ты хочешь, чтоб я перестал плакать, но он такой милый, такой красивый, прихожу, глажу его по морде, целую, а он голову свесил и глаза у него такие печальные!"

Аспасия сообразила, что речь идет о любимом жеребенке Алкивиада, и спросила озабоченно: "Уж не болен ли твой Оникс?" "Болен, болен!" всхлипнул мальчик. "Это ужасно, мой милый", - сочувственно сказала Аспасия и потянулась обнять Алкивиада, но тот увернулся и заплакал еще горше.

- Я взял его за руку, - продолжал Сократ. - Взял крепко, чтоб он не мог ее вырвать. "Ты полагаешь, что плачем поможешь жеребенку?" Он сердито сверкнул на меня глазами, но слушать стал. "Был у меня любимый ослик, продолжал я. - Звали его Перкон. Раз он заболел, и я сам его вылечил. Попробую вылечить и твою лошадку, хочешь?"

До этого случая, встречаясь со мной в доме Перикла, Алкивиад как бы не замечал меня. А тут притих. Теперь, когда он перестал плакать, стало видно, до чего этот мальчик прекрасен. Не было в нем ни одной, самой мелкой черточки, которая нарушала бы эту чудную красоту. Прелестное лицо в рамке буйных кудрей, глаза, как звезды, ясные, тело стройное, как тополь. Даже для Эллады, где так много красивых юношей, Алкивиад был дивом.

Он окинул меня внимательным взглядом, от лысины до босых ступней. И вдруг глаза его засияли, он метнулся ко мне - пал на колени, ноги мои обнял, крича: "Да! Ты, Сократ, спасешь моего Оникса! Пойдем скорее, я отведу тебя к нему!" - "Постой минутку, сначала я спрошу тебя..." - "Спрашивай, только скорей!" - "Кто кормит Оникса?" - "Раб Дурта, фракиец, но он любит Оникса!" - "Больше никто?"

Алкивиад смутился. "Иногда и я сам... Вчера вечером я дал ему..." "Ну-ну, что же ты ему дал?" - "Ореховые лепешки, намоченные в сладком вине... Он это любит! И сколько он их съел!"

"Довольно, - улыбнулся я. - Я узнал достаточно. Не бойся. Не погибнет твой Оникс. Когда я пойду домой, Перикл будет так любезен, пошлет со мной раба, я дам ему коренья. - Я обратился к Аспасии. - Щепотку на котилу кипятка, дать отстояться и влить в посудину, из которой жеребенок пьет. - И снова мальчику: - Три раза в день, и так три дня подряд, в течение которых ничего не давать ему есть, - и он будет здоров".

Вспоминая этот эпизод, Сократ долго тихо посмеивался, а в моем воображении стояла картина: у ног Силена - красивый, балованный, капризный мальчик, необузданный, полный причуд, он обнимает, целует колени Сократа, обоих так и тянет друг к другу, хотя они - прямая противоположность во всем, кроме волшебства речи и голоса, и крепнут между ними удивительно прекрасные, несмотря на все превратности судьбы, прочные узы...

И я понял, что произошло в ту минуту.

Перикл внимательно наблюдал за обоими, особенно за внезапным порывом любви Алкивиада к Сократу. Он сразу угадал, что здесь возникает привязанность, у которой более глубокие корни, чем благодарность к Сократу за его желание вылечить жеребенка. Перикл знал, как высоко ценит Сократа Анаксагор, как любит его афинский люд, и подумал, что у Сократа есть качества, каких недостает Алкивиаду: скромность, трезвость, настойчивость. Перикл сказал себе, что Сократ со своей умеренностью, пожалуй, единственный, кто сумеет укротить этого бесенка.

А Сократ, улыбаясь, рассказывал дальше:

- Вдруг ко мне обратился Перикл: "Дорогой Сократ, не хочешь ли ты учить Алкивиада?" Крайне изумленный, я ответил: "Мне его учить? Могу ли я осмелиться! Знаю ведь, что сам ничего не знаю... Быть может Анаксагор..." - "Анаксагор стар, - возразил Перикл, - мальчик будет утомлять его. И будто ты ничего не знаешь! Скромничаешь! Но сделаю тебе уступку, скажу иначе: хочешь быть Алкивиаду другом?"

Я без колебаний ответил: "Другом - с радостью". И мальчик вскочил: "Да, да!" Бурно обнял меня: "Я тоже хочу этого!" И в самом деле, с той поры Алкивиад все время проводил со мной, звал к себе, мы вместе ели, беседовали, он шагу без меня не желал ступить. Говорил: когда ты со мной, я хороший. Без тебя мной овладевают злые демоны...

Сократ улыбался вдаль, сквозь века. Наверное, видел внутренним взором тот день, когда он, одержимый страстью поднимать дух человека все выше, все выше, завоевал любовь этого красивого, надменного человеческого детеныша.

- Чем старше становился Алкивиад, - продолжал старый философ, - тем больше очаровывал он людей своим обликом... и своими сумасбродствами. Многие мужчины и юноши мечтали сблизиться с ним. Заискивали перед ним, льнули к нему. Находились даже льстецы, внушавшие ему, что славой и величием он превзойдет самого Перикла. Но Алкивиад всех отвергал. Так оттолкнул он однажды Анита, богатого кожевенника, который впоследствии стал во главе Афин.

39
{"b":"71651","o":1}