ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Со мной, напротив, Алкивиад хотел быть постоянно. Он охотно принимал от меня даже то, что я отнюдь не восхвалял, не преувеличивал его достоинств, а бранил за пороки. Он говорил: "Ты, мой любимый Сократ, делаешь для меня самое лучшее. Терпеливо вычесываешь мои недостатки, словно блох из шкуры блохастого пса. Не удивляйся же, что я пристаю к тебе и цепляюсь за тебя. Потому что блохи эти жестоко меня кусают!" А гребень у меня был весьма частый!

Вспоминая об этом, Сократ смеялся.

- Говорят, что ты, общаясь с Алкивиадом, отдавал ему частицу своей славы, - заметил я.

Сократ нахмурился.

- Не люблю судить о вещах с одной стороны. И на меня падала частица Алкивиадовой славы - славы его древнего рода, его пленительной непосредственности и необузданности...

Он перестал хмуриться, усмехнулся сам себе:

- А как ты думаешь! В глазах афинян я был не меньшим чудаком, чем он. Босоногий бородач, вечно в одном и том же полотняном хитоне и коричневом гиматии, человек, у которого так мало потребностей, что и нищему не сравниться, - и этот-то чудак желает добра и красоты для всех, от мелкого люда на рынке до вылощенных сынков богачей, претендующих на роль первого стратега... Буду откровенен с тобой, чужестранец, как был откровенен со своими.

- Прошу тебя об этом.

- Так слушай. Привязанность Алкивиада, вскоре перешедшая в преданную любовь, была в ту пору честью для меня и великой радостью. Но отвергнутые им поклонники, влюбленные в него до потери рассудка, смертельно ненавидели меня за его любовь.

- Как Анит, - вставил я. - Этот, дорогой Сократ, питал к тебе ненависть до конца жизни...

- Моей и своей, - договорил за меня Сократ. - Но сейчас я не хочу об этом вспоминать...

- Расскажи еще об Алкивиаде, дорогой гость! Вспомни о любви двух таких разных и все же одинаково притягательных личностей, наложивших свою печать на историю Афин...

И Сократ продолжал рассказ:

- Софросине? Куда там! Алкивиад ни в чем ее не придерживался, хотя и старался. Так же было и с его привязанностью ко мне. Во время несчастливого похода к Потидее он настоял на том, чтобы мы жили с ним в одной палатке, и сражались мы рядом. Многие дивились, почему он не выбрал себе товарища более благородного происхождения. Но оказалось, что выбор его был неплох. Когда мы пошли врукопашную, Алкивиад бился как лев, пока не упал раненый. - Сократ заговорил быстрее. - Я бросился закрыть его своим телом и дрался над ним с превосходящим противником, только мечи звенели...

- Пишут, что тебе удалось вынести его из этой битвы.

- Неужели мне было бросить его в такой резне, чтобы его добили? строго спросил Сократ.

- И будто бы ты отказался принять награду за храбрость, которую заслужил, и отказался в его пользу? - решил я проверить, правда ли это.

- А почему бы мне и не поступить так? - Он несколько удивился моему вопросу. - Мне-то награда была не нужна. Что мне с ней делать? Зато Алкивиаду, в котором я надеялся воспитать для Афин второго Перикла, этот лавровый венок славы был и к лицу, и обязывал его...

Он замолчал.

Я глянул на него. Сократ побледнел, на лбу его прорезались морщины, он весь как-то сжался. Я вскочил, встревоженный:

- Тебе нехорошо?!

- Ах нет... Просто, вспоминая, все удивляюсь... Почему за каждое доброе дело мне приходилось дорого платить - иной раз сразу, а то и много лет спустя, в глубокой старости... Везде ли это так или только Афины знали подобную неблагодарность?

- По-моему, не только Афины... - начал я, но он не захотел расспрашивать, он остался в своих Афинах и - словно я мог что-то изменить страстно воскликнул:

- Откуда мне было знать - кого я тогда вынес из битвы... для Афин и для самого себя?! Откуда?! Ах, мой новый друг, о наших предках и богах рассказывают легенды, полные чудес, но мы тогда, в Периклов "золотой век", да и какое-то время после него, сами переживали легенды, полные чудес...

Он вдруг забеспокоился. Встал.

- Кажется, уже очень поздно...

- Да, - я глянул на часы. - Скоро утро.

- Я должен идти приветствовать солнце, - сказал он, ласково кивнул мне и вышел.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1

Периклов "золотой век" - а вокруг Афин - зависть, ревность, ненависть, мятежи.

Стоит кому-либо из союзных полисов войти в Парфенон и увидеть дивно прекрасную Фидиеву Афину - золото, слоновая кость, драгоценные камни, захватит дух у такого человека, настойчиво застучит в мозгу корыстный вопрос: а почему у нас нет такого Парфенона? Такой богини, чтобы золото стекало с ее головы до пят? Мы тоже хотим иметь такое чудо света!

Откуда берет Перикл целые горы серебра на подобное великолепие? Из наших денег! Из союзной казны! А счетов не показывает. Скажете, Афины нас защищают? Ха! Не от кого. Мир у нас. Персы уже не в силах подняться, и со Спартой заключен мирный договор на тридцать лет. К тому же ходят слухи, будто Перикл тайно посылает спартанцам по десять талантов серебра в год, чтоб закрепить этот мир.

Да, зрелище поразительное, когда из Пирейской гавани выходит в море афинский флот. Сотни великолепных триер, их паруса раздуты скорее гордыней, чем ветром. А нам-то это к чему? К тому разве, чтоб нас же пригибали к земле страхом или жестоко карали за попытки отложиться от властительных Афин! Мы хорошо помним, что сделал Перикл со взбунтовавшимся Самосом...

И от того, что Афины стали Элладой в Элладе, нам-то какой прок? Только гуще сделалась тень, в которой нас заставляют прозябать, в то время как Афины расцветают на солнце!

Такие мысли хранили союзники Афин, и такие вели они речи.

И никому из них не приходило в голову, что одними деньгами такой красоты не создашь: что для этого нужен дух человека, разум человека и страстная любовь к Афинам. А то, что всякого хоть мало-мальски умелого человека тянуло в Афины из союзных полисов, тоже мало радовало их.

Невозможно было остановить это движение. От одной победы над материей к другой, от одного нового здания, статуи, росписи к другим... Этот поток захлестнул Афины. Одна работа порождала следующую, всякая новостройка уже сама по себе требовала новых. Нельзя, чтоб вокруг Парфенона зияли развалины - шедевры архитектуры на Акрополе взывали к продолжению.

40
{"b":"71651","o":1}