ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что же ей хочется знать о его матери? Что она была очень хороша собой - помнят все .кто знал её. Что шила себе и сестрам удивительно красивые платья -рассказывала Марико,а вот отец рассказал как-то только ей,что в 1907 году в Баку пришел по какому-то партийному делу к Иосифу.

Тот снимал у турка жалкую глиняную лачугу на Баилове- всего одна комната. Когда отец вошёл ,Иосиф и его молодая жена сидели за столом и ели. Увидев незнакомца,Катерина вместе с тарелкой спряталась под стол и не вылезала ,пока незнакомец не распрощался. Иосиф.словно бы и не заметил этого.

-Ты знаешь,она была такой юной и такой прекрасной,я запомнил её.

Два года назад,когда после попытки самоубийства,спасаясь от насмешек отца, Яша уехал в Ленинград к её отцу Сергею Яковлевичу (Сергей Яковлевич,в свою очередь спасался в Ленинграде от вздорной жены)так вот два года назад после очередной ссоры с Иосифом она тоже умчалась к отцу,и однажды они сидели с Яковом в полутёмной комнате,и она вдруг подумала,что он проживёт недолго и погибнет в тридцать три. Почему именно в тридцать три? Она не веровала,в гимназии Закон Божий был нелюбимым предметом,жила совсем другим - музыкой,литературой,идеями,а потом уж и вовсе- смешно говорить,ведь все семейство - активнейшие участники Революции,Гражданской войны.

Откуда же взялось такое предчувствие? Не от того ли горячечного бреда-видения Якова с поднятыми руками в исподнем.

А,может,от того давнего апрельского вечера,когда брела домой,а ноги не несли от страха встречи с ним,неожиданно поднялась по ступеням,вошла в Храм Сампсония и попросила горячо,по-детски,чтобы один человек полюбил её так же сильно,как она его любит. А Бог смотрел осуждающе и лицо у него было таким,какое сейчас у Якова - с огромными ,полными тоски ,глазами,с впалыми щеками и раздвоенным подбородком.

Еще в Москве Павел объяснил подробно как из Карлсбада добраться до Берлина. Поездом до Праги,но чтоб прибывал не в Смихов,а на Центральный вокзал. С Центрального вокзала - прямо в Берлин. Расписание приложено. В этом, аккуратно разграфленном расписании, был весь Павел: четкий, предусмотрительный,спокойный.

А её тянуло к Феде. И не только потому,что Федя был несчастным полубезумным,обреченным на одиночество. Она,умеющая трезво анализировать поступки и мотивы поступков,понимала,что в привязанности к Феде таится ещё и её неутихающее раздражение против матери. Больше чем раздражение:ведь даже перед Иосифом защищала мать вяло,совсем не так,как других Аллилуевых будто по обязанности.

Иначе как дурой Иосиф Ольгу Евгеньевну заглаза не величал,и всякое лыко ставил ей в строку. Распечатает мать случайно, (неслучайно?) его письмо,предназначенное жене,он -в ярости:"Какой надо быть дурой!"

Одно время он вообще запретил теще появлятьс в их московской квартире,а в Зубалове "сидеть в своей норе и не показываться на глаза". Это после её с ним "семейных бесед" о том,что происходит в деревне. Он кричал,что эта "старая дура,которая сама живёт как сыр в масле,да ещё помыкает обслугой,задурила ей голову росказнями таких же кикелок из Тифлиса"

- Мне не надо росказней из Тифлиса,мне достаточно рассказов моих товарищей по Академии, многие - деревенские или ездили уполномоченными.

- Твоя академия - гнездо правых,с ними надо разобраться.

Оказался прав:на предсъездовской дискуссии Промакадемия поддержала правых,провалили партконференцию,выбрали "не тех". И тут выскочил Никита Хрущёв со своей статьей в "Правде",стариков из партячейки изгнали,Никиту как твёрдо стоящего на позициях ЦК ,сделали секретарём. Она всегда неплохо относилась к Никите,ведь именно он рассказал ей о том,как ездил в подшефный колхоз и что там творится,но когда в коридоре Академии (пришла получить стипендию за лето), и он разлетелся "Я как новый секретарь хотел бы привлечь тебя Надя......",она не сдержалась,прервала,сказала холодно: "Поздравляю,Вы это заслужили" и - дальше по коридору.

Странно,но Иосиф не рассердился,когда рассказала ему о встрече с Никитой и о своем "поздравлении"

- Он такой же как все,но тебе следует быть поаккуратнее с оценками,не забывай,что ты не только моя Татка,но и жена Генсека. И запомни - любой человек состоит на девяносто процентов из дерьма.

- Это не так: ни отец,ни Павел,ни Федя ....

- О Феде не будем,он,как говорится,за скобками и ,пожалуйста,сажайте его за столом так,чтобы я не видел как он ест.Даже Ольгу Евгеньевну с души воротит,а мне-то за что?

Мать действительно не любила Федю,её коробило все:как он ест,как ходит,как молчит. А ведь это она,зная его ранимость,его деликатнейшую душевную организацию не уберегла сына от фронта. Федя был рожден для кабинетных занятий,жизнь пугала его ещё в раннем детстве. Надежда помнила,как он плакал,вернувшись из зоопарка - жалел зверей.

Дети всегда были безразличны матери. Она часто подбрасывала их добрым хорошим чужим людям, Надежда подолгу жила у Ржевских,Анна у нищих родственников отца или у бабушки в Дидубе. И как можно было разрешать шестнадцатилетней девочке жить у какой-то подруги неделями ? Но вряд ли могла запретить,если б даже захотела. Во-первых они уже были мужем и женой,во-вторых Надежда всегда всё решала по-своему. С четырнадцати лет она вела хозяйство.а во время "убёгов" матери с очередным "другом" распоряжалась бюджетом.

Вот и теперь - по-своему. Вернее - по совету сухопарого доктора Стары.

Доктор Стары считал,что ей будет очень полезен курс грязей в соседнем Мариенбаде,а главное (маленькая заминки) консультация с несравненным,непревзойденным,учеником самого Карла Густава Юнга господином Менцелем, "нервная система у Вас ,фрау Айхгольц весьма подорвана и прием стимулирующих препаратов делает Вас слишком зависимой,усугубляя Ваши проблемы." Вобщем, Стары её разгадал. Ну что ж - предлог для побега. Именно то,что влекло всю жизнь - побег. О Мариенбаде рассказывал Алексей Максимович. Он с Максимом и Тимошей бывали там много раз,прелестный маленький городок в горах,там бывали на водах из русских - Гончаров, Гоголь, Лесков, кто-то ещё, а из немцев - сам Великий Гёте. Лучшая гостиница так и называтся "Веймар". Воды и грязи очень хороши,кухня отменная,климат для легочников идеальный. А ведь доктор Иссерсон говорил,что у неё застарелый бронхит,ах,причем здесь бронхит - нужно одиночество,нужно разобраться во всем,что тринадцать лет пластами складывалось на дне её сознания ,на дне души и теперь по ночам поднимается удушьем.

3
{"b":"71656","o":1}