ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Письма писал хорошие, присылал лимоны, персики, в общем, как всегда, врозь скучали друг без друга. Расчет этого проклятого редуктора со скрипом принял новый преподаватель - худой с задумчивым взором Иванцов, а вот чертежи ее отправили переделывать.

Принялась чертить сначала. Вася, как всегда, воспользовался ослаблением контроля и через всю Москву сгонял на велосипеде на центральный аэродром посмотреть чудо века дирижабль "Граф Цеппелин" Сначала он наврал, что никуда не ездил, ничего не видел, рассказал в школе один мальчик, но потрясение было так велико, что буквально через час за ужином, он принялся расписывать и дирижабль, и свою поездку.

Запнулся, покраснел. Она не стала его ругать, а просто заметила, что правду всегда говорить удобнее, например, можно поделиться впечатлениями с близкими. Вася был потрясен неожиданным либерализмом, а она корила себя, что из-за червячного редуктора не свозила сына посмотреть диковинный дирижабль.

Наваждение рассеялось очень просто. На конференции ударников оказалась рядом с Руфиной, и та спросила, как продвигается курсовик.

- Измучилась с чертежами. А мне еще предстоит операция, выйду из строя на несколько дней.

- Да ну! - засмеялась Руфина. - Просто ты слишком правильная. Я тебе дам одну книгу, там все чертежи ты и... сверишься.

После конференции раздавали ордера на галоши и пакетики с круглыми конфетами. Надежда съела одну - была голодна. Обсыпанная сахаром карамель с паточной начинкой показалась отвратительной. После конференции для участников давали в Большом "Кармен" с Максаковой. Руфина светилась.

- Моя любимая опера.

И очень точно напела тему гадания.

В зале сидела замерев, вытянув шею, глаза блестели, но после окончания заторопилась.

- Тебе далеко?

- Мне... ннет, - поперхнулась Надежда ("Значит, еще не знает".)

- А мне на Миусы. Побежала. Завтра после занятий зайдем ко мне, это рядом, я дам книгу и, если хочешь, помогу.

Было холодно, бежали через голый Миусский сквер, потом кружили среди жалчайших деревянных домишек. Вошли в темные сени: ведра с водой, кадки, запах кислой капусты.

- Это мы заготовили на зиму. Отличный витамин. Я вам дам с собой, только банку верни. Банки дефицит.

Руфина вела ее по длинному коридору. Толкнула дверь в торце его.

- Ау! К нам гости.

На кровати лежал мальчик лет десяти и смотрел на них сияющими глазами.

- Это Мика - мой сын. Вернее, я его дочь, потому что он умнее, талантливей, образованней и мудрее меня. Покажи.

Руфина взяла с пюпитра, лежавшего на животе мальчика, лист с рисунком.

- Это кто?

- Это портрет Жоржа Бизе, а по углам иллюстрации к "Кармен", как ты рассказывала. Это - драка на табачной фабрике, это - Цунига и Хосе, это Кармен гадает, а это Микаэла.

- Отлично! Посмотрите, - Руфина протянула лист Надежде, - как будто был вместе с нами.

- А я и был, можно сказать. Ты так интересно рассказала.

Надежда потрясенно рассматривала карандашный рисунок. Этот мальчик был настоящим художником.

- Я принесу тебе повесть Мериме "Кармен". По этой повести написана опера, и, конечно, либретто бледнее.

- Пьем чай.

Руфина необычайно быстро и ловко накрыла на стол, подвязала Мике белоснежную салфетку взбила подушки, помогла мальчику сесть и поставила перед ним тарелку.

- Мама, можно я буду есть палочками.

- Он гордится тем, что умеет есть, как китаец, - Руфина сняла с полки длинные деревянные палочки, протянула сыну. - Давай, Мяо-мяо.

Комната была крошечной, почти половину занимала кровать, другую - стол и этажерка с книгами.

- Мы с ним валетом, - ответила Руфина на ее незаданный вопрос, а когда приезжает кто-нибудь из друзей - спят на столе или под столом.

- Евдокия Михайловна приходила, - сказал Мика, ловко орудуя палочками.

- Как она?

- По-моему грустная. А вот и еще один член нашей семьи. Смотрите, какое чудище. Заходи Арсений, здесь все свои.

На форточке сидел огромный кот с круглой башкой и огромными настороженными глазами.

- Я знала одного кота в Лениграде, и что интересно - тоже Арсения, они даже похожи.

- Нет, наш ни на кого не похож. Он все понимает, как человек.

Кот мягко спрыгнул на кровать, и Надежда заметила, что под ватным одеялом, будто пустота, там, где должны были обозначаться ноги.

- Арсений очень любит Мику и иногда приносит ему в подарок полузадушенную крысу. Попробуй этот студень. Если очень повезет, дают без лимита в магазине трамвайного депо. Мне сегодня утром повезло.

Серый холодец оказался вкусным. Но от второго куска Надежда отказалась: в этой комнате смешались нищета и экзотика.

На стенах - красивые веера, и несколько кусочков пиленого сахара в фарфоровой, белой с синем, сахарнице. Чай пили вприкуску.

Руфина очень понятно объяснило, как делать курсовую, дала книгу с чертежами редукторов.

- Из нескольких тебе нужно как бы собрать один. Разница в деталях, и главное - в размере шага.

- Хотите я вам нарисую чертеж. Он будет маленьким, но по всем правилам.

- Это идея! Сплошное удовольствие.-обрадовалась Руфина.

- Нет. Спасибо, милый. Мама мне все хорошо объяснила.

Возвращаясь домой, она пыталась представить Васю, делающего для нее чертежи, и не могла. Абсурд! А ведь мальчики почти ровесники. Дело в том, что Руфина - мать не чета ей. Вернулась из оперы и рассказала и даже, наверное, спела, а она только и знает: "Уроки выучил, зубы почистил?" Иосиф же вообще им и не занимается.

Вот и теперь. Какой смысл торчать в Сочи до конца октября? Делает коронки на зубы. За месяц все можно закончить, а дальше что? Какой-то хитрый умысел в этом сидении есть. Пишет письма на листочках из блокнота синим карандашом. Почему-то этот карандаш раздражает и то, что некоторые послания сочинялись "под парами". По почерку видно и по интонации. Иногда совсем несуразное: "Ты что-то в последнее время начинаешь меня хвалить. Что это значит? Хорошо или плохо?" или "Живу неплохо. Ожидаю лучшего".

Какой пронизывающий холод, он добирается до сердца, до души. В той нищей комнате счастья больше, чем в ее кремлевских хоромах. Странная ситуация: Руфина не знает, кто она. Товарищи не посвятили ее: уверены, что знает и поэтому подлизывается. А она не знает. Пока. Ждать, когда скажут, или сказать самой? Но как?

63
{"b":"71656","o":1}