ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь сделалось ясно, почему маркиза врет. Это - заговор, маркиза не иначе как родственница начальницы, в дочки не годится, а племянницей вполне может оказаться!

Шалганов застонал. Вечер, на который возлагались такие надежды, погубил его навеки.

В гостиной меж тем стали рассаживаться за столом. Никто не выглядывал в коридор, не искал заблудших гостей - и он, Шалганов, тоже никому не был нужен на этом празднике. Нехорошо выругавшись, он кинулся к дверям. Лучше встретить Новый год на лестнице, даже на улице, чем с этими людьми!

Но выбраться не удалось. Аникинская дверь была изготовлена на совесть и снабжена хитрыми замками. Шалганов напрасно крутил все, что проворачивалось, и пытался оттянуть вбок все, что торчало. Он вздохнул и тут же его осенило: ведь и злюка в кошачьей маске наверняка пыталась сбежать, но у нее не получилось, и она спряталась от всех в гардеробной...

Значит, она где-то поблизости. Значит, вот с чего нужно начать - поймать эту кошку в сапогах и строго ее допросить! Она что-то знает!

Шалганов решительно вошел в гостиную и понял, что был прав - заговор со стороны начальницы имел место! Иначе почему бы кошачья морда оказалась рядом с финном? И ведь они дружески беседовали, а не просто друг на дружку таращились. Говорить вслух кошка не хотела лишь при Шалганове - ее мог выдать голос. Очевидно, она тоже принадлежала к аникинскому клану... может, она тоже была племянницей дуры-начальницы?..

Непонятным оставалось одно - каким образом Томка во все это затесалась? И еще - для чего затесалась? Шалганов никогда не замечал, чтобы она к нему плохо относилась, даже после их разрыва дулась всего месяца два, а потом они случайно встретились и, к немалому его облегчению, остались друзьями. Неужели все это время она копила злость и наконец нашла возможность отомстить? Поди разбери этих женщин! Оказывается, даже таких веселых, как Томка, нужно опасаться...

До Нового года оставалось лишь три минуты. Удирать не имело смысла, Шалганов подошел к краю стола и взял свободный бокал. Разлили шампанское, замерли, ожидая сигнала от включенного телевизора. И грянуло! И зазвенело! И раздалась канонада за окном! И гости, чокаясь и обнимаясь, стали снимать маски.

Молодежь аникинского клана кинулась из гостиной прочь - было задумано устроить во дворе фейерверк. Человек пятнадцать по меньшей мере ломанулось в гардеробную за шубками, куртками и дубленками. Шалганов поспешил следом - среди них он увидел кошку в сапогах. Сейчас она уже не была кошкой, лицо делала веселое, хмельное, но как раз по сапогам он и признал злюку. Втискиваться в гардеробную не имело смысла - и он занял пост у входной двери, возле двери гостевого туалета. Когда молодежь запросто управилась с замками и поскакала вниз по лестнице, Шалганов схватил злюку в охапку. Кричать было бесполезно - шум стоял неимоверный. И потому Шалганов успешно запихнул свою добычу в гостевой туалет.

- Вы с ума сошли! - с этим боевым кличем женщин всех стран и народов она кинулась напролом, но он загородил собой дверь, поймал ее за руки и сжал довольно крепко. На плиточный пол упала сумка.

- А теперь рассказывайте - что вся эта чушь означает! Для кого вы стараетесь? Для Пыляевой?

- Какой Пыляевой?

- Которая возглавляет отдел эксплуатации! Это она вас на меня натравила, чтобы сделать из меня посмешище и козла отпущения?

- Впервые такую фамилию слышу!

- Врете! Зачем вы со мной сюда приехали? Зачем вы Томкой притворялись? Чтобы меня подставить?

- На кой черт мне вас подставлять?

- Чтобы Куоккенен понял, что со мной дел иметь не нужно!

- Кто такой Куоккенен?

- Ну, знаете! - рассвирепевший Шалганов много чего собирался наговорить, но, как иные люди от ярости дуреют, так он внезапно поумнел. - Ну-ка, рассказывайте вашу версию!

- Ну, какая версия! Это... это... Ну, вы тут ни при чем, понимаете? Это - мое личное дело!

- Это - мое личное дело! Это я из-за вас попал в идиотскую ситуацию! Говорите живо!

- Угрожаете?

- Да!

- Вы все равно не поймете!

- Кто не поймет? Я не пойму? Это почему же?

- Мужчины этого не понимают! Ни один!

- Я очень постараюсь! - ледяным голосом произнес Шалганов. - Ну?

- Вы когда-нибудь собирались на ком-нибудь жениться?

Шалганов перепугался - с этой сумасшедшей станется сейчас к нему посвататься.

- Нет - и не собираюсь!

- Тогда - не поймете!

Шалганов тихо зарычал. Он никого не собирался пугать - просто само так получилось. Да еще невольно сжал руки так, что кошка в сапогах ойкнула.

- Или вы говорите, или я сейчас отведу вас в гостиную и расскажу Куоккенену, какие против меня плетут интриги! И про Пыляеву все ему расскажу! Мне плевать на Новый год! Должен же он когда-то узнать правду! Так пусть ему будет новогодний подарок!

- Не смейте! Я вам лучше сама все расскажу!

- Ну?

- Отпустите руки.

- Не отпущу.

- Черт с вами, я вам просто показать хотела...

- Что?

- Крокодилий зуб.

У Шалганова глаза на лоб полезли. И зрячий - еще полбеды, но тот, что был скрыт пиратской повязкой, ощутил явственное неудобство.

- Очень хорошо, - произнес Шалганов. - Крокодилий зуб, печень нетопыря, правое легкое шакала, задняя нога тарантула. Настоять на молоке от бешеной коровы и подавать к завтраку, пригласив врагов!

- Это приворот такой, - совсем тихо объяснила кошка в сапогах. - Очень сильный приворот. Нужно в новогоднюю ночь оцарапать крокодильим зубом, смазанным кладбищенской землей и своей кровью, избранную особу... и там еще наговор на зуб есть... Сейчас я его достану и покажу, чтобы вы не сомневались...

- Нет! - вскрикнул изумленный Шалганов. Ведь это вполне могло быть уловкой, чтобы поцарапать его самого!

- Но вы же не верите! У меня и наговор в сумке есть, и заговор, чтобы сказать про себя, когда царапаешь... Одна бабка научила.

- И все это предназначалось Драгомирскому?

- Ну да! Мы с ним три года вместе были, нас все уже мужем и женой считали, мы всюду ходили вместе, и в театр, и в гости! А потом появилась эта дура и его на себе женила!

- Значит, не дура... - пробормотал Шалганов.

- А я его не уступлю! Я на него столько времени погубила! Он мне три года голову морочил! Вот вы бы простили, если бы вас три года за нос водили? А потом женились... то есть замуж пошли?.. Ага - не простили бы! И он к ней жить переехал, от меня стал прятаться. Ладно, думаю, я тебя достану! И я его достала! Теперь все ясно?

- Поцарапали? - деловито спросил Шалганов.

- Ну конечно! Для этого я его в гостевую комнату и заманила! Он же меня не узнал, а я ему немножко голову поморочила - и мы целоваться стали. Вот тогда и поцарапала! Но нас эта выдра застукала. Вот она как раз меня узнала. И разыграла комедию, чтобы он перепугался и ни на шаг от нее не отходил. Честное слово, это было мыло! Вот где оно лежало!

Действительно - мыльница на раковине была пуста.

- А кровь?

- Она же красное вино пила!

- Все это сплошное вранье, - неуверенно произнес Шалганов. - Как вы докажете, что не на Пыляеву работали?

- Видите - я же сумку взяла. Я хотела смыться. Если бы я на какую-то Пыляеву работала - зачем мне отсюда смываться? Я бы дальше тут праздновала! А теперь пустите - я уйду, пока дверь открыта. Теперь-то мне тут торчать незачем! Я свое сделала - а она еще поплачет!

- А как сюда Томка-то пристегнулась?

- Так она же и познакомила меня с той бабкой!

Шалганов от изумления разжал руки - и кошка в сапогах выскочила из туалета. Догонять он уже не стал. В конце концов, она действительно сделала тут свое колдовское дело - и может уходить.

Так вот, оказывается, на что способна женщина, которая слишком долго ждала, подумал Шалганов, ни фига себе! Крокодилий зуб!.. Хорошо еще, что не приворотное зелье, замешанное на синильной кислоте...

И следующая мысль была еще ужаснее: так, значит, все они - такие? Все способны, как кошки, сидеть в засаде и ждать подходящего случая?..

5
{"b":"71657","o":1}