ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Короче, как-то вечером, - рассказывал Брэн, - все они, числом около дюжины, отправились отсюда вместе с большим сержантом, который уселся впереди и кричал: "Смотри, привидение! Вот мы едем, восемь парней-янки, полных рома!"

- Джип ехал медленно, они сидели внутри, - говорил Брэн, - дождь превратил дорогу в трясину, а мы шли следом за этими ребятами, чтобы узнать, что же сделает с ними призрак из Саухбин-Хауза.

Они проехали половину пути, и тут джип остановился, их водитель стучал по машине, дергал за рычаги, призывал всех святых, пока сержант не вылез из машины и не рванул капот.

Он так и застыл, дождь стекал по его красному лицу. Неожиданно он протрезвел, как зануда-судья в понедельник, и говорит:

"Пошли обратно, пошли скорее обратно, а то я не верю своим глазам. Клянусь, никогда не притронусь к спиртному!" Мы подошли и посмотрели через его плечо.

Так вот, под капотом ничего не было. Совсем ничего.

Сначала я не собирался красть мотор. Телепортация выматывает меня на несколько дней. Но я был ужасно раздражен, когда ухватился за двигатель, и оказалось, что на этой штуковине все и держится.

- И с тех пор никакого следа двигателя, - закончил Брэн Байли.

- Да, - произнес Маллен. - Я слышал об этом. Я был капитаном этого подразделения. Нам потом пришлось тащить машину назад.

- И вы совсем не боитесь этого существа? - поинтересовался Шон Хили.

- Чего ради? Насколько я знаю, оно никому не причинило вреда.

Спасибо на добром слове, приятель.

Маллен решил остановиться у Голихана, пока не будут доставлены некоторые предметы первой необходимости, и тем временем телеграфировал жене, чтобы приезжала.

Через четыре дня он занял дом. Он приехал утром. Рановато. Ну и энергия у этого человека! Я еще отдыхал, когда услышал, как он шарит по погребам, проверяя проводку.

Я выскользнул оттуда, куда ухожу на отдых, - не спрашивайте, где это: это состояние, а не место - и последовал за ним. В углу одного из небольших погребов он приподнял брезент. Когда-то здесь была кладовая.

С забавными возгласами недоверия он смотрел на мотор от джипа.

- Вот так, - произнес я, - потин * был ни при чем. Думаю, тебе надо как следует извиниться перед сержантом и другими ребятами из группы Д, и ты должен им деньги, что урезал для возмещения стоимости мотора.

Он так быстро обернулся, что споткнулся и налетел на мотор.

- Что... Где вы?

- Нигде. Не на небесах, не в аду. Везде. Что же до того, кто я, то, надеюсь, ты мне расскажешь. Я ждал этого. Очень, очень долго. Тем не менее, мистер Маллен, - сказал я, - вы испачкали ваши чудесно отутюженные брюки.

Он встал, машинально вычистил свои брюки. Кое-чему армия его научила, привила гордость своей одеждой.

- Вы бы не могли, - заговорил он, его мозги усиленно работали, - показаться? Терпеть не могу получать советы от голоса без тела.

- На это нужна энергия, - ответил я, - как и для колебания молекул воздуха, чтобы создавать звуковые волны. И на это уходит много энергии и материи, к тому же в настоящее время я чувствую себя не настолько одетым, чтобы позволить вам смотреть или говорить об этом. Но я не хочу выказывать вам пренебрежение. Соберите пыль с полок, бросьте под эту лампу и отойдите назад.

- Я же не чокнутый, - осторожно проворчал он.

- Конечно, конечно. Но делайте, как сказано. И поберегите манжеты.

Когда в воздух взмыло облако из мельчайших пылинок, я влез в него, зарядил частицы, чтобы они висели вокруг вихрей моих античастиц.

- Черти полосатые! - выдохнул Маллен. - Голый призрак!

- Я не призрак. И я не обязан сохранять такую форму, произнес я, регулируя сеть. - Так лучше? Собаки ведь всегда голые.

Он попятился, нанося удары по воздуху.

- Бога ради! Будьте лучше человеком, если уж не можете быть естественнее! Я хочу...

- Слушай, - с раздражением сказал я, - это был самый замечательный мастиф, которого я когда-то видел. Я могу изобразить льва или гризли. Дай мне рулон марли или в крайнем случае простыню, и я тебе покажу кое-что...

- Я уже достаточно видел, - простонал он, прочищая пальцами глаза и тряся головой, будто что-то попало внутрь. Убирайся.

* Ирландский самогон.

- О-хо-хо. Может, ты и прав. Для моей энергии найдутся более важные дела, чем дурачиться, веселя тебя.

- Веселя?! - зашумел он. - Да в морге и то легче смеяться. Убирайся туда, откуда, пришел, и смеши червей.

- Я не призрак, - терпеливо повторился, - не вампир, не привидение или нечто в том же духе. И я никогда не встречался с кем-либо из них и не встречусь. Как и юный Брэн Байли, я в них не верю. И ты тоже, к счастью. Впрочем, объяснения могут и подождать. Что-нибудь из вещей уже прибыло?

Это "достало" его.

- Каких вещей?

- Парочка ванн из Лондона от Маршала, столовая посуда из Бирмингема, этот гонг, что вы одолжили в Сорбонне.

- У тебя, видимо, неплохая разведывательная сеть.

- Ты будешь удивлен.

- Так скажи, где это.

- Конечно. Я только что говорил, - произнес я. - Все на пути к Саухбину. Джонни Макгир привезет все где-то к обеду. Ну и твоя жена, она диву дается, чего ради ты отправился сюда, и она с большой неохотой оставила своих дорогих друзей в Лондоне и едет, чтобы поинтересоваться, зачем ты приобрел эту развалюху, не посоветовавшись с ней, тем более что ты тратишь ее деньги.

От этих слов челюсть Маллена отвисла чуть ли не до воротничка.

- Между прочим, - спросил я, - как ваша дорогая девочка? Довольна европейским турне?

- Оставь ее в покое, - выдавил он из себя. Но тон у него был обороняющимся.

- Бедняга Маллен, - отметил я, - все еще держит тебя под контролем, да? Мне тебя жаль, парень. Я ведь знаю, каково это. Я сам под каблуком у жены. Ты как-нибудь ее увидишь.

- Ну это уже слишком! Двое?! Это слишком! Два призрака! Маллен нахмурился, потом засмеялся своим грязным мыслям. Как же вы живете, мистер?

Я раздумывал, как бы это ему объяснить, но решил, что он никогда не поймет. "Жена" - это слово было самым простым способом каким я мог ее описать, - единственный способ на земном языке.

- Вам следует очистить свое сознание, - вот и все, что я сказал.

- Как и всю ситуацию. Эй ты, если твои предсказания сбываются, почему бы тебе не сообщить мне сегодняшних победителей в Баллимачри?

Похоже, Маллен быстро пришел в себя.

- Я не интересуюсь лошадьми, - ответил я, - и ты тоже. Если ты здесь все закончил, можешь идти на кухню и приготовь себе кофе. Нечего проверять проводку. Я уже это сделал. Этим утром тебя ждет безделье.

- Утро, - заговорил он, - еще не наступило. Я еще не проснулся.

- Значит, я тебе снюсь, да? Иди наверх, пока я не вымел тебя сжатым воздухом.

По пути на кухню он ругался, потом грохнул чайник на зажженную плиту. Голубоватый дым заклубился между стойками, заволакивая помещение едким туманом.

Маллен посмотрел на потолок и вежливо к нему обратился.

- Думаю, мистер, ты можешь объяснить, в чем тут дело.

- Конечно. Возьми кочергу и засунь в трубу дымохода примерно наполовину. Заклинило заслонку, и она не открывается снаружи. Сломалась задвижка.

Маллен засунул. Неожиданно с ревом появился огонь.

- Спасибо, - сказал он. - Могу я предложить тебе чашечку кофе?

- Хороший мальчик, - хмыкнул я.

Пока он потягивал свое варево, я пошел рассказать "жене", как идут дела.

Моя жена родилась, чтобы всегда быть недовольной и шуметь. Когда-нибудь слышали о призраке, находящимся под каблуком у жены? Так это я. Я двести лет страдаю от ее языка. Пилит меня за все. Она была недовольна даже моими невинными играми в шахматы с Джонни Мором.

И я помню, когда еще. в Саухбин-Хаузе жила семья Марчмонтов, она полжизни пугала маленькую Лилиан Марчмонт, только потому, что как-то вскользь я отметил ее милый взгляд. Вот вам портрет моей жены - на редкость сварливой женщины, если применять человеческие термины, которые к нам не очень-то подходят.

2
{"b":"71659","o":1}