ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она с ходу напустилась на меня, так что я схватил шахматную доску с фигурами с чердака и спрыгнул с Десятого Уровня, где лежала моя "жена" и ждала, чтобы я проделал большую часть работы.

Когда я вернулся на кухню, Маллен простукивал стены и потолок рукояткой метлы.

- Никаких секретных панелей и спрятанных громкоговорителей, - сказал я. - Это действительно психический феномен.

Маллен посмотрел вокруг и тяжело вздохнул.

- Теперь я все осмотрел.

Я свалил на кухонный стол шахматные фигуры и доску.

- Нет, - произнес он, - нет. Я не собираюсь признаваться в собственном безумии. Убери.

Я стал расставлять фигуры. Он смотрел со странным выражением неподвижного, зачарованного лица. Потом заговорил приглушенным голосом:

- Королева своего цвета.

- Так-то лучше, - ответил я. - Тащи стул.

Он подошел к кухонному окну, посмотрел на мягкий солнечный свет, пробивающийся между яблонями. Немного полюбовался. Потом пожал плечами, схватил стул и вернулся к столу.

- Где-нибудь в другом месте, но не в Ирландии, - заметил он. - Я еще на полдороге к Саухбину.

Дважды во время игры, тянувшейся более трех часов, он пытался заговорить, но я уклонялся от вопросов. Один раз он внезапно схватил воздух около коня, во время моего хода.

- Можешь ли ты, - вежливо спросил я, - чувствовать магнитное поле? Или ощущать воздушное течение, если твоя рука движется вместе с ним? Или сделать захват шеи из-под плеча? Или нащупать античастицу?

От подобных попыток он отказался.

Наконец, когда мы услышали на дороге шум от грузовой машины Макгира, он произнес:

- Это самая идиотская игра, даже в большей степени, чем мои чувства. Шах. Подожди, пока я не вернусь.

Я слышал, как тащили вещи в холл, женский голос распоряжался вокруг машины, тем не менее вежливый и льстивый голос Макгира парил над повелительным женским голосом и смягчал его.

Когда Маллен вернулся на кухню, он выглядел решительно. Он осторожно прикрыл за собой дверь.

- Макгир, - заговорил он, - просто глоток свежего воздуха. С ним вернулось здравомыслие. Я просто понял, что делал все утро. Я чертовски много работал, и я не продвинусь вперед, пока не отдохну. И я не намерен пугать жену. Итак, кто вы и чего хотите?

- Спокойно, приятель, - сказал я. - Закончим игру, потом поговорим. Я приготовил тебе свежий кофе.

Голоса в холле зазвучали громче.

- Кстати, не думаю, что твою жену легко напугать. Она слишком занята. Твой ход.

Он отпил кофе, посмотрел на мой ход, оказавшийся опасным для его собственного короля. Он должен был разменять фигуры, что приводило к ничьей.

- К этому ты стремился, - обвинил он.

Я вздохнул.

- Не умышленно. Если мы сыграли дюжину партий, они должны кончиться ничьей. Или потом.

- Хватит увертываться. Кто ты?

Он сел поудобнее. Хмуро посмотрел на кофе. Надеюсь, я добавил туда не слишком много коньяка. Довольно скоро до него дойдет.

- В твоем портфеле есть две книги, - сказал я. - Одна очаровательная история местной семьи, написанная и изданная на собственные средства - поскольку никого больше это не интересовало - мистером Патриком 0'Рурком, джентльменом, на рубеже столетия.

В ней есть мимолетные ссылки на меня. Он никогда не принимал мысли о семейном привидении или привидениях. Другая книга была написана двадцать лет назад серьезным и вполне трезвым исследователем из Английского Психологического Исследовательского Общества. Это моя биография. Моя жена, будучи тем, что называют до смерти ленивой, не появлялась перед ним. Я часто сожалел, что общество никогда не рассматривало этот отчет. Я мог бы им кое-что показать.

- Значит, ты п р и з р а к, - сказал Маллен. - Обычный, вспыльчивый призрак. Но как ты действуешь? Как ты двигаешь предметы?

- Психика без тела... - начал было я.

Это вывело его из себя. Он стал размахивать руками и ловить ртом воздух. Кофе пролилось на стол. Не важно. Для моих целей он выпил достаточно.

- Психика, - твердо повторил я, - является фокусом сознания, освобожденного от сдерживающей его формы, а это освобождение от уз инерции и энтропии, не говоря уж о поле, что может быть очень мощной вещью. Она не расстраивает энергетического баланса, поскольку утилизует сохранившийся потенциал.

Глаза Маллена округлились. Он попытался встать, но снова тяжело опустился на стул.

- Ты сам скоро овладеешь механикой восприятия, - произнес я. - В основном это проблема загадочных мыслительных сил, называемых воображением. Ты узнаешь, как наводить на людей иллюзии. Но на это тебе потребуется примерно десять лет, пока ты не найдешь способ запасать достаточное количество энергии из космических источников в своей сети античастиц для движения крупных предметов.

У него стал прерываться голос:

- Десять лет... десять лет, начиная с чего?

- С достаточно близкого времени, - сказал я:

- Когда ты... ты с.. - он глотнул. Его глаза потускнели.

- Правильно, - произнес я. - Спи, братишка.

Я проверял последнюю схему, когда он очнулся. Он открыл глаза и тихонько застонал.

- Не бойся легкого похмелья, - сказал я. - Через мгновение я приму его.

Он напряженно смотрел вокруг. Только его голова могла двигаться. Остальная часть тела была крепко связана в стасисной зоне.

- Ведь ясно, а? - говорил я. - Это займет у тебя месяцы. Возможно, годы. Возможно, это было - однажды. Это место, о чем я никогда не думал. При моем умении мне потребуется всего четыре часа. У меня было двести лет, чтобы этого добиться.

- Это сон, - бормотал Маллен.

- Ладно, - сказал я. - Так уж это начинается, если оно вообще начиналось, В теориях предпознаиия и постпознания во сне свободная психика движется вперед и назад во времени. Масса отсутствует, следовательно, отсутствуют проблемы с энтропией или инерцией. Все странности путешествия во времени сглаживаются.

Его безумные глаза вновь заходили. Я мог наблюдать, как сопротивляется его мозг.

- Что случится, когда я, когда ты, когда это тело умрет?

- Ты ответил на этот вопрос, когда устраивал сенокос, пояснил я. - Разве прошлое умирает? Нет. Оно сосуществует. Эффективное бессмертие.

- Но смерть...

- Чудесный конец, - согласился я. - Прах к праху, и так далее. И с тех пор, как мы не верим в жизнь после жизни, это создает тяжелую проблему. Ты получишь пару столетий, чтобы разобраться с этим.

- Ты хочешь сказать, ты разобрался с этим?

- Нет. Я - нет. Ты - нет. Мы - нет. И никогда не разберемся, потому что никогда не разбирались...

- Сколько раз это происходило?

- Однажды, - терпеливо сказал я. - Это впервые. Это всегда есть.

- Но, помня об этом разговоре, я могу изменить схему! Я могу...

И тут он понял. Его рот остался открытым. Как от наркотика...

- Это так, - сказал я. Мне было жаль его, как всегда. Ты уже во всем постарался. Ты даже не сможешь покинуть это место, пока не придет срок.

Я ткнул его в живот.

- Это единственное тело, пригодное для нашей психической матрицы, и тут необходимо психическое принуждение, чтобы остаться прямо здесь, пока успех не будет достигнут. Ты не можешь обогнать время. И никогда не мог.

Я стоял у выключателя. Электронно-лучевые трубки стали нагреваться.

- Нет! - крикнул он. - Подожди... как же моя жена...

- Наша жена, - поправил я, осторожно оглядываясь. В этот раз я мог так и удрать. Может быть, схема не должна быть одной и той же. Стоило как-нибудь это попробовать. - Ты найдешь ее на Десятом Уровне, когда узнаешь, как туда попасть, - сказал я.

- Такие дела, - я послал ему волновой сигнал. - Меня ждет бутылка ирландского виски и рыболовный пруд. Между прочим, когда встретишься со стариной Джонни Мором, передай ему мою любовь. Он не поймет. Он всегда не понимает. Обрати внимание на его ход ладьей в конце игры. Пока, бедняга, - сказал я. Хорошей охоты.

3
{"b":"71659","o":1}