ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бенони не умел читать Найденные Писания. Он родился в семье, принадлежащей к правящему классу общества, получил хорошее школьное образование и умел читать финикянские тексты, которые отличались от письменности древних. Священники утверждали, что хотя алфавит древних во многом похож на древнеегипетский, но значения слов часто совершенно различны. Чтобы освоить древнюю письменность, человек должен был потратить практически целую жизнь, что имело смысл только в случае, если человек этот собирался стать священником. Бенони завидовал власти, которой обладали священники, но собирался стать видным финикянином каким-нибудь другим путем.

С наступлением следующих сумерек Бенони продолжил свой путь. Неделю спустя он наткнулся на отряд всадников, которые появились из-за горы и чуть не застали его врасплох на открытом пространстве. Юноша услышал стук копыт буквально за полминуты до того, как увидел незнакомцев, и успел спрятаться за валуном над дорогой.

На конях ехали странно одетые мужчины - их головы были повязаны тканью, ниспадающей до пояса, всадники кутались в просторные многоцветные рясы. Знаменосец нес белый флаг с изображением золотого улья и вылетающих оттуда больших золотых пчел. Бенони предположил, что всадники - военный отряд из Десерета. Он слышал об этом месте от навахо, с которыми разговаривал на ярмарке во время декабрьскоянварского торгового перемирия. Навахо рассказывали, что когда-то белые люди из Десерета жили своим немногочисленным племенем на берегах Великого Соленого Озера, что они исповедуют странную религию, чем-то похожую на религию финикян. За последние сто лет численность десеретийцев заметно возросла, и они завоевали большие территории на западе.

Бенони с сожалением проследил, как всадники проскакали мимо. Если бы он принес домой скальп человека из Десерета, то получил бы еще больше славы и почестей.

Продолжив путь, спустя два дня юноша миновал развалины индейской деревни. Все индейцы были мертвы, возможно, они стали жертвами проходившего мимо отряда из Десерета. Увидев, что со всех трупов сняты скальпы, Бенони почувствовал отвращение к десеретийцам. Можно убивать жен и детей врага, поскольку мертвая женщина уже не сможет родить детей: мальчиков, которые могли бы вырасти и пойти воевать, и девочек, которые, став взрослыми, могли бы родить мужчин. Но никакой уважающий себя воин не стал бы снимать скальпы женщин и детей.

Через четыре недели, преодолев огромную горную гряду, Бенони вышел из пустыни и словно попал из одной комнаты в другую. С одной стороны - песок, камни и кактусы. С другой - трава и деревья.

Юноша оказался в стране великих равнин, по которым бежали ручьи, а в некоторых местах протекали небольшие реки.

Вдоль воды росло множество деревьев, гораздо больше, чем на равнине. Но и равнины, по меркам Бенони, представляли собой весьма лесистую местность. Среди деревьев водились стада антилоп, оленей, диких лошадей, крупного рогатого скота и больших кабанов. В небе летали стаи птиц - такие многочисленные, что, пролетая над головой, затмевали небо. Как и следовало ожидать, по лесам бегали стада диких собак, скорее похожих на огромных волков. И, что весьма удивило Бенони, здесь водились львы, которые, как считали финикяне, живут только в горах. Но местные львы были совершенно не похожи на привычных худых облезлых зверей. На равнине водились огромные кошки, весом по крайней мере четыреста фунтов, с толстыми лапами, достигающие от семи до восьми футов от кончика носа до кончика хвоста. Несмотря на гигантские размеры и массивные конечности, львы выглядели как домашние кошки и, возможно, даже являлись их потомками. Здесь, на равнинах, львы превратились в мощных зверей, способных подкрасться и напасть на крупный рогатый скот.

Бенони решил не связываться с такими громадинами. И ночью, хотя и не хотел привлекать внимание людей, развел вокруг себя несколько костров, чтобы львы держались от него подальше.

Зато на него чуть не напали дикие собаки. Как-то на рассвете эти коварные бестии молча вынырнули из-за горизонта - как раз в то время, когда Бенони проснулся. Юноша бежал словно олень, и ему удалось взобраться на дерево, которое, к счастью, росло неподалеку. Он просидел на дереве день и ночь, а:собаки все это время выли и прыгали в тщетных попытках урвать человечинки. К утру они наконец-то убежали и Бенони спустился на землю.

На следующий вечер юноша построил себе кровать в ветвях дерева. Прежде чем заснуть, он задумался над тем, что делает.

В общем-то, сам того не осознавая, он углубился так далеко на запад, что, вероятно, давно миновал точку, откуда уже пора бы было возвращаться-домой. Ничто не мешало ему вернуться домой. Но неведомые, поросшие травой горизонты словно манили все сильнее с каждой пройденной милей. Бенони уже давным-давно собирался остановиться и принять решение стоит ли идти дальше в поисках новых земель или же возвращаться в Финикс с добытыми скальпами. День сменял день, а он все откладывал окончательное решение. Теперь его интересовало - далеко ли Великая Река, о которой рассказывали отец и священники. Бенони знал, что никто из Долины Солнца не заходил так далеко. После подобного путешествия в одиночку финикяне начнут складывать о нем легенды. Да и сам он сможет рассказывать всякие истории всю оставшуюся жизнь. И, возможно, дети Бенони и Дебры однажды пройдут такой же путь и доберутся даже до Великой Реки.

Дебра! Связала ли она себя обещанием выйти замуж за Вандерта, поскольку Бенони не вернулся, и все думают, что он мертв?

С этими мыслями Бенони заснул. А утром, спустившись с дерева, он решил вверить свою судьбу в руки Господа Иеговы.

Тщательно помывшись в протекавшем неподалеку ручье, юноша опустился на колени и стал молиться. Затем он поднялся, вынул нож из ножен и подбросил его высоко в воздух. Отступив на шаг, Бенони наблюдал, как стальной клинок крутится в воздухе, сверкая в лучах утреннего солнца. Если нож упадет лезвием вниз и воткнется в землю, это послужит знаком продвигаться дальше на запад. Если же ударится рукояткой - значит, пора возвращаться в Финикс.

13
{"b":"71660","o":1}