ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шестеро узников беспомощно посмотрели друг на друга.

Деньги у них забрали еще до того, как поместили в камеры.

Сумму изъятого записали и сказали, что отдадут обратно - за вычетом платы за питание и проживание в тюрьме - после освобождения.

Бенони хотел было возразить, что деньги-то им не вернули, но Жем толкнул его локтем в бок. Бенони вздрогнул, посмотрел на Жема. Тот приложил палец к губам и покачал головой, призывая к молчанию.

- Капитан, - спросил судья, - есть ли деньги у этих людей?

- Ни одной монеты на всех, - ответил капитан.

- Что ж, тогда я объявляю их виновными, - и судья ударил жезлом по столу.

Бенони, взбешенный ужасающей несправедливостью, но понимая, что у Жема, вероятно, были причины, чтобы предупредить о молчании, стиснул зубы. Вслед за другими он проследовал из комнаты суда обратно в камеру.

- А как насчет денег, которые у нас отобрали? - шепнул он Жему.

- Их бы все равно не хватило. Капитан бы стал отрицать, что взял эти деньги. Он поделит их со своими людьми, а может, и с судьей, хотя вряд ли. Судья - кефлви, а аристократы считают воровство бесчестным. Но все равно он виноват не менее чем полицейские, если поддерживает подобную систему судопроизводства. Я пытался предупредить, чтобы ты не вздумал открывать рот, так как капитан выбил бы тебе все зубы якобы за неуважение к суду. А судья бы еще увеличил количество ударов. Тут нельзя говорить, пока не попросят об этом.

- А когда состоится порка? - спросил Бенони.

- Если бы мы не являлись военными, нас выпороли бы сразу же, - ответил Жем. - Но гражданские лица, независимо от того, как высокопарно и важно ни говорил с нами судья, не могут ничего нам сделать до тех пор, пока наше дело не будет пересмотрено офицерами. Мы можем отделаться несколькими ударами или закончить свои дни на плахе. Все зависит от того, нужны ли Кайво солдаты. Я думаю, что, поскольку война со Скего становится все жарче, лишние солдаты им не помешают.

Следующие два дня Бенони провел в камере, у него было время подумать о войне со Скего. Он знал, что, хотя два народа официально не объявляли друг другу войну, в лесах на севере каждый день происходили локальные сражения. Скего опасались кайво, поскольку те опустошили Сенглви. Но в то же время скего хотели сразиться с кайво до того, как могущественный город оправится от потерь, понесенных при взятии Сенглви. По-прежнему, как и до войны с Сенглви, между этими двумя странами велась торговля, товары доставлялись по рекам Сии и Л'ван. Но наземные караваны перестали ходить между Кайво и Скего, слишком часто купцы и вьючные животные из обоих городов подвергались ограблениям. Не было выдвинуто ни одной официальной жалобы или претензии, обе стороны делали вид, как будто удовлетворены объяснением, что все эти грабежи - дело рук дикарей и бандитов. Но каждая страна понимала, чем занимается другая.

Возможно, Кайво требуется каждый имеющийся меч. И Кайво отложит приговор для шести узников. Или все обойдется несколькими ударами плетью.

Бенони лелеял эту надежду, но ей суждено было умереть на третий день. Юношу вместе с остальными заключенными вывели на открытый судебный двор, где их ждал порщик.

- Порядок, - сказал Жем.,- Видишь вон того офицера? - он указал на капитана Пхясот, восседавшего на лошади рядом со столбом для порки. - Он здесь, чтобы следить, что мы получим лишь наказание, назначенное гражданским судом, и не больше. А потом уж мы вернемся в бараки и получим все остальное от военных.

С первого из шестерых сняли рубашку из шкуры рыси, а затем приковали к столбу. Бенони вздрагивал при каждом щелканье хлыста и мечтал быть первым. Тогда бы он сосредоточился на своей собственной боли и не мучился, пока истязали других.

Выпороли еще двоих. Один из них, желтоволосый дородный сканавец, сам отошел от столба, остальных же пришлось оттаскивать за ноги. Бенони, стоявший следующим, ждал.

Но раздался приказ сидящего на лошади офицера, и троих - Джоела, Жема и Бенони - вывели со двора и посадили в клетку на повозке.

- Что случилось? - тихо спросил Бенони у Жема.

- Не знаю, - пожал тот плечами, - может, что-то хорошее. А может, что-то похуже, чем порка.

Бенони думал, что их везут в казармы, но повозка остановилась недалеко от Дворца Пфези, арестантам приказали выйти из клетки. Капитан слез с лошади, и два солдата, вооруженные короткими копьями, повели пленников цепочкой в боковую дверь здания. Там их немного задержали. Бенони не понимал, что происходит. Капитан только лишь объявил, что привел троих дикарей в соответствии с приказом. Через час появился офицер в роскошной форме и отпустил капитана. С арестантов сняли кандалы. Капитана из Пхясот сменили два охранника, и офицер повел Бенони, Жема и Джоела через множество комнат и вверх на два этажа. Он остановился перед дверью, рядом с которой стояли четыре солдата при полной экипировке, и объявил, что пленники доставлены. Один из охранников зашел в комнату и доложил.

- Вы, дикари, - сказал он вернувшись, - с вами собираются поговорить атспика и сама пфез. Не забудьте поклониться, как только на вас обратят внимание. Не разговаривать до тех пор, пока один из них не задаст какой-либо вопрос. Очень жаль, что мы не успели смыть с вас тюремную грязь и вонь, до того как привести сюда, очень жаль. Но теперь уже ничего не поделаешь. Следуйте за мной и попытайтесь не опозориться.

Бенони не чувствовал никакого благоговения или стыда, он был в ярости от несправедливости суда. К тому же, хотя и впечатленный превосходством Кайво над Финиксом по численности населения, юноша все же чувствовал, что любой мужчина, уроженец пустыни Айзонах, стоит трех мужчин из Кайво, Скего или какого-либо другого места. Кроме того, что это за люди, если они позволяют править собой женщине? Возможно, они великие воины, но есть в них какая-то слабинка.

Бенони завели в зал, в два раза больший любой из комнат в Финиксе, в два раза превосходящий пещеру консула, выдолбленную в камнях горы Кемлбек. В огромной палате, кроме офицера и трех арестантов, находились четыре человека.

У каждого конца стола, изогнутого в виде полумесяца, стоял копьеносец. Стол был изготовлен из какого-то неизвестного Бенони темно-красного полированного дерева. За столом сидели два человека. На кресле, стоящем на полу, сидел маленький, светловолосый и очень морщинистый мужчина, похожий на лису.

21
{"b":"71660","o":1}