ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Четыре из пяти боевых машин прямо там и остались, на месте... А экипаж, в котором летал этот парень, сумел дотянуть - взорвался уже на посадке. Беднягу выбросило волной под винт, рубануло, но врачи его все-таки спасли.

- Повезло!

- Он тоже, в общем, так считал. До недавнего времени.

Эрни недоверчиво поднял бровь:

- И что же с ним сделали? С инвалидом этим?

- Как обычно... "Приговор приведен в исполнение".

- Бред какой-то! Ерунда.

- Вот именно,- кивнул капитан Квотерблад.

Не говоря больше ни слова, он отвернулся к стене - вытянув одну руку вдоль туловища, а другую подложив под голову.

Несколько долгих, тягучих мгновений толстяк Эрни сверлил полным страха и ненависти взглядом седые волосы на затылке соседа по камере и его старческую, дряблую шею.

- Господин капитан...

- Тихо! - Снаружи, сквозь окованную железными листами дверь в камеру проник посторонний шум. Судя по всему, кто-то быстро шел по тюремному коридору - и было их человек пять, не меньше.

- Обед уже несут?

Квотерблад отрицательно помотал головой:

- Помолчи.- Звуки шагов сначала усилились, а потом постепенно затихли, удаляясь в направлении следственного корпуса. Дождавшись полной тишины, Квотерблад снова лег лицом к стене.

Впрочем, ненадолго - на своей койке зашевелился Эрни:

- Господин капитан! Вы не спите?

- Чего тебе еще надо? - Собеседник не изменил позы, только в такт произнесенным словам чуть шевельнулась его ушная раковина.

- Я только хотел спросить... Ну, насчет...

Что-то в тоне и в голосе толстяка заставило соседа по камере повернуть голову и покоситься через плечо:

- Насчет чего? Только давай на этот раз - покороче!

- Скажите... это правда? Правда, что приговоренных к смертной казни...

Он замолчал, не решаясь продолжить - так, что капитану хватило времени обернуться полностью и даже привстать на локте:

- Ну что ты как баба! Чего трясешься?

Эрни с трудом проглотил застрявший в горле комок:

- Правду говорят, что больше никого из приговоренных не расстреливают? И не вешают, и вообще не... Что их... нас... ну, что, в общем...

- Ерунда. Успокойся.- Капитан Квотерблад разогнул руку и тоже сел.- Можешь не волноваться - поставят тебя к стеночке, завяжут глаза... В общем, все будет как положено!

- Но мне сказали... Что в интересах науки...

- Кто?

- Следователь. На допросе.

- Да, это они любят... Кино не показывали?

- Нет,- удивился Эрни.- Какое кино?

- Такое... Учебное! - Квотерблад усмехнулся.- Ну, с тобой даже это, видимо, не понадобилось. А то некоторым героям, которые особо упрямые, демонстрируют кое-что. В цвете, со звуковыми эффектами... Например, про то, как человека медленно опускают в "ведьмин студень": сначала пятки, потом колени, задницу - и так далее. Еще есть сюжет про "комариную плешь", про "мясорубку"... Говорят, многие после этого начинают подписывать - и чего надо, и чего не надо. А кое-кто и того,- он покрутил пальцем у виска,- мозгами трогается.

- Но я же им сразу все рассказал! Все, все, что просили!

- И даже, наверное, больше?

- Да, но... Понимаете, господин капитан...

Квотерблад опять опустил голову на скатанную вместо подушки куртку:

- Значит, волноваться тебе нечего. Не звери же они, в конце-то концов! Расстреляют - и дело с концом. Или, может, повесят...

Некоторое время он, закрыв глаза, прислушивался к судорожным всхлипам соседа по камере. И неожиданно разобрал:

- Но вас же... Вы же до сих пор... Вы же до сих пор живы! Почти два года...

- Что ты там бормочешь?

- Значит, они не всех... Да? Не каждого... Скажите, как? Скажите!

В следующую секунду капитан молниеносным движением оторвал спину от койки. Его рука с длинными, желтоватыми пальцами метнулась через стол, сгребла свитер на груди толстяка и потянула к себе:

- Ага! Значит, вот в чем дело? А я-то думаю, зачем тебя ко мне...

- Господин капитан! Господин капи...- голос Эрни зазвучал придушенно, глаза выкатились из орбит, а лицо тут же стало багровым и неживым.

- Интересуешься? Ну, отвечай! Быстро!

Но Эрни уже только хрипел, даже не пытаясь вырваться.

- Ублюдок... Как был стукачом поганым, так и остался.Прежде чем отпустить стальную хватку, Квотерблад толкнул толстяка так, что тот громко ударился затылком о стену камеры:

- Заткнись теперь! Услышу хоть слово - придавлю как собаку.

Не дожидаясь ответа, капитан снова лег на койку. Сосед по камере поспешил без звука последовать его примеру - он был так напуган, что не решился даже заплакать.

Стало совсем тихо. Но вскоре из коридора, откуда-то со стороны следственных кабинетов, снова послышался топот множества ног - впрочем, на этот раз шаги приближались медленнее, чем до этого.

Шум нарастал, с каждой секундой становясь все тревожнее и отчетливее. И прежде чем обитателям камеры стало окончательно ясно, что процессия остановилась прямо напротив их двери, громко лязгнул повернутый в замке ключ:

- Встать! На середину!

Толстяк Эрни сразу же соскочил с койки и замер, стоя в одних носках на холодном бетонном полу - лицо его и поза не выражали ничего, кроме страха и желания угодить. Капитан выполнил команду без суеты, но, впрочем, достаточно быстро, чтобы не дать охранникам повода поработать дубинкой.

Первым внутрь вошел господин старший надзиратель - мужчина лет сорока с маленькими, злобными глазками и волосатыми кулаками.

- Получайте! - И тут же двое парней с нашивками тюремного "спецназа" на рукавах втащили вслед за ним через порог безжизненно волочащееся тело.

- Прошу любить и жаловать.

Парни бросили свою ношу прямо посреди камеры - вид у них при этом был разгоряченный, боевой, как у всех нормальных молодых людей после тяжелой, но интересной физической работы. Покосившись в сторону двери, Квотерблад успел заметить снаружи еще несколько плечистых фигур в камуфляже.

- Наручники,- напомнил господин старший надзиратель.

Один из бойцов отряда специального назначения наклонился, поковырял ключом между скованными за спиной лежащего человека запястьями - и в конце концов с трудом отстегнул "браслеты".

- Заклинило, мать их...- пояснил он.- Прямо в мясо!

- Ладно, пошли.- Прежде чем закрыть за собой дверь, господин старший, надзиратель привычно обшарил взглядом камеру: - Счастливо оставаться!

Скрипнули петли, встал на место засов - и окружающий мир снова сузился для капитана и несчастного толстяка до размеров их камеры.

- Ну-ка, помоги...- Квотерблад присел на корточки.- Сволочи.

Из-за обилия высохшей и совсем свежей крови он даже не сразу сообразил, что изуродованное тело под обрывками одежды принадлежит чернокожему великану.

- Гуталин?

Реакции не последовало, но капитан уже переворачивал негра на спину.

- Точно - Гуталин... Давай-ка, берись! - скомандовал он толстяку.- Положим пока на койку...

Пульс прощупывался, но плохо.

- Подай воды... Быстро!

Посуды, как и постельного белья, заключенным не полагалось. А посему Эрни со страху просто вывернул кран умывальника и подставил под струю дрожащие ладони. Затем, расплескав по пути все, что можно, подбежал обратно:

- Вот, пожалуйста!

- Идиот...- выдохнул капитан.- Намочи что-нибудь! Тряпку, или, ну я не знаю...

Толстяк почти сразу понял, что от него требуется - вскоре он уже опять стоял рядом, протягивая тяжелый и темный от воды комок свитера.

- Молодец.- Квотерблад успел уже наспех ощупать тело.Переломов-то, вроде, особых нет...

Эрни еще дважды пришлось сбегать к умывальнику, но, в конце концов, огромное черное тело на койке стало выглядеть более или менее пристойно. Холодная вода вообще подействовала благотворно - Гуталин даже стал подавать первые признаки жизни, и теперь можно было почти без усилия услышать его хриплое, прерывистое дыхание.

2
{"b":"71671","o":1}