ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Будет исполнено!

Подоспевшая по команде парочка охранников сразу же подхватила под руки корчащегося на полу заключенного и выволокла его из камеры. Это произошло так быстро, что капитан успел разглядеть только выпученные, полные слез и боли глаза бедолаги Эрни.

- Это все тоже, наверное, уберите...- господин заместитель начальника по режиму поморщился в сторону мертвого тела. Пока двое других надзирателей, пыхтя и мешая друг другу, стаскивали труп Гуталина с койки, он вновь перевел взгляд на Квотерблада: - Ну? Чего вылупился?

Прямо перед глазами заключенного несколько раз качнулась резиновая дубинка. Снова стало страшно до тошноты и дрожи в коленях от предчувствия близкой боли, но Квотерблад все-таки нашел в себе силы ответить:

- Я не дам никаких показаний против него.

Высокий гость пожал плечами:

- И не надо...

Короткий тычок наконечником палки на несколько мгновений лишил Квотерблада способности ориентироваться в происходящем - да уж , что-что, а бить в этой тюрьме умели.

Когда сознание вернулось, в камере уже никого не было. И только в исчезающем проеме двери угадывался чей-то силуэт:

- Приятного аппетита! Посуду помой.

Опираясь о край стола, капитан поднялся на ноги:

- Сволочи... Сволочи! Гады.

Кроме недоеденного толстяком Эрни обеда, на койке в углу оставалась сумка с его вещами и свитер - все еще влажный.

- Гады...- Квотерблад дотронулся до живота, в котором все еще извивалась холодным змеиным клубком боль от удара. Потом сделал шаг, другой - и опустился на свое место.

Чтобы не заплакать от унижения, капитан грязно выругался в сторону двери и добавил сквозь зубы:

- Попались бы вы мне раньше. Годика два назад! Или даже...- Он вдруг поймал себя на мысли, что как-то незаметно растратил чувство и понимание времени.

Нет, память по-прежнему не подводила старого полицейского сыщика. Она бережно сохраняла саму по себе календарную последовательность прожитых и отработанных лет, месяцев, дат и часов, но...

Но с какого-то момента калейдоскоп событий вдруг закрутился так бешено и стремительно, что участники перестали даже делать вид, будто разбираются в нечеловеческой логике происходящего. Одного за другим, семьями, городами и даже целыми народами, их навечно затягивало в воронку загадочных и неумолимых причинно-следственных связей - лишая знания, мужества и надежды.

- Посещение...

Капитан Квотерблад поправил куртку и сел, прислонившись спиной к холодной стене камеры. Закрыл глаза - и, наверное, впервые в жизни пожалел, что не курит.

Когда-то врачи посадили его на диету: таблетки три раза в день, ничего жирного, ничего острого, пиво - только по праздникам, и вообще... Язва желудка, понимаете ли. Профессиональное заболевание честных сыщиков, вроде медали за выслугу лет.

И где теперь эта язва? Нету. Желудок пока еще есть - а она не выдержала побоев, тюремных харчей и пренебрежительного к себе отношения. Рассосалась...

- Смешно!- пожал плечами Квотерблад.

Думать о том, что он и сам вскоре вслед за собственными болячками исчезнет в небытии, было даже не страшно, а просто скучно и противно. Поэтому, капитан заставил мысли вернуться в прежнее русло.

Так... Значит, все-таки Посещение? Да, конечно, только его и можно было принять за точку отсчета.

Появление этих чертовых Зон на планете, теория доктора Пильмана, сталкеры-одиночки, Международный институт внеземных культур...

Разумеется, поначалу все, связанное с Посещением, было загадочно, интересно и модно. Однако довольно скоро народ привык и к этому - как предыдущие поколения в свое время приспособились к паровозам, открытию электричества, СПИДу, атомной бомбе или глобальной сети Интернет.

В сущности, ничего не произошло.

Мир не изменился. Люди остались прежними.

От мысли о том, что человечество не одиноко во Вселенной, аппетит пропал разве что у десятка восторженных юношей и полудюжины вечных, неисправимых романтиков пенсионного возраста. Большинство же просто приняло Посещение к сведению - и вскоре опять погрузилось в пучину повседневных забот и бытовых неурядиц.

Финансисты, как и прежде, играли на бирже, богатея или разоряясь. Граждане попроще воспитывали детей, ходили на службу и по мере сил тянули от зарплаты до зарплаты. Студентки писали конспекты, а в свободное от лекций время мучались от неразделенной любви. Солдаты разных стран несли караульную службу, воры шарили по карманам и сумочкам, политики врали народам про светлое будущее... Даже писатели-фантасты один за другим принялись отражать в своем творчестве более пикантные и свежие темы.

Время шло. Материальные следы Посещения, так называемые Зоны, никуда не исчезли - но они постепенно превратились в такую же привычную достопримечательность планеты, как огромный кратер от астероида в Мексике или бетонный "саркофаг" над энергоблоком Чернобыльской АЭС.

Нет, конечно же, были и те, кого появление Зон затрагивало непосредственно: жители окрестных городов, научные сотрудники и персонал Международного института внеземных культур, офицеры местной полиции, представители спецслужб со всего света, личный состав "ограниченного контингента" ООН, сталкеры - и, конечно же, типы из различных преступных группировок, готовые делать деньги на всем, включая незаконный экспорт "хабара"...

Какой-то посторонний звук заставил Квотерблада оторваться от воспоминаний. Несколько секунд капитан напряженно, затаив дыхание, прислушивался к тому, что происходит снаружи, за дверью камеры. Потом покачал головой:

- Нет, показалось...

Между прочим, ожидание быстрого и бесплатного экономического чуда, этакой новой научно-технической революции за счет оставшихся после Посещения "подарков" так и не оправдалось наверное, человечество либо еще не доросло до этого, либо знания из другого мира в принципе никому не могут пойти впрок.

Конечно, любая новинка, доставленная из Зоны, сразу же становилась научной сенсацией. Вокруг нее кипели страсти, публиковались труды, защищались диссертации, создавались целые академические школы и даже направления фундаментальной науки...

Но все это, в сущности, представляло собой лишь интеллектуальные игры для узкого круга высоколобых очкариков с учеными степенями.

Что же касается практического применения... Ну да, в автомобилях вот уже несколько лет широко используется, например, дармовая энергия "вечных батареек". Пожалуй, следует еще вспомнить "пустышки", служащие для биологической очистки сточных вод, да пару-тройку забавных детских игрушек вроде "вечного двигателя" - и все!

Остальные следы Посещения нельзя было сразу же съесть, выпить, надеть на себя или использовать для удовлетворения прочих естественных надобностей. А потому основную массу жителей планеты они интересовали мало. Впрочем, даже если бы...

Капитан Квотреблад опять поднял голову. Прислушался.

Снаружи явно кто-то был. Кто-то молча стоял напротив камеры, и свет лампочки отражался от темного, полуслепого стекла "глазка".

- Добро пожаловать... Нет? Ну, как хотите.

Капитан заставил себя оторвать взгляд от двери. Лег поудобнее, закрыл глаза и попытался сделать вид, будто ничего не происходит.

...Например, обыватель редко интересуется тем, как устроен видеофон. И ему плевать, кто изобрел это чудо техники он просто нажимает на кнопку и связывается с тем, с кем захочет. А пассажиру воздушного лайнера и вовсе не обязательно разбираться в основных принципах аэродинамики.

Люди всегда готовы воспользоваться благами цивилизации, нимало не задумываясь о том, своя это цивилизация или же какая-то посторонняя.

Наверное, так и должно быть... Да так, собственно, и было - до того злополучного утра, когда мертвяки приволокли из Зоны труп Рэдрика Шухарта.

Это теперь, при новом режиме, дата его смерти считается Днем Национального Траура и Возрождения. А тогда... Тогда никто не мог даже предположить, во что выльются похороны какого-то сумасшедшего сталкера-одиночки.

6
{"b":"71671","o":1}