ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А твои матросы будут драться?

– Если только им не взбредет в голову добираться до берега вплавь. Любой человек будет драться, защищая свою жизнь.

Алан посмотрел в сторону берега. Он был уже так далеко, что и самый умелый пловец вряд ли смог бы до него добраться даже в такую тихую погоду.

Монтано словно прочитал его мысли.

– Если они нас нагонят и пойдут на абордаж, то вам с ней лучше всего будет прыгнуть в воду.

– Она не доплывет. Я и сам-то вряд ли доплыву. А она только-только умеет держаться на воде.

– И все-таки пусть лучше попробует. Попасть в плен к этим молодцам – удовольствие маленькое. Мы с тобой станем гребцами на галере, а ее продадут в рабство туркам. Есть вещи и похуже смерти. Чтобы умереть, нужна одна минута, а жизнь в рабстве может длиться очень долго.

Они говорили вполголоса, но Анджела расслышала их слова. Теперь она подошла к ним, белая как полотно, даже губы ее побелели.

– Я не стану прыгать в море и не заколюсь, – твердо сказала она. – И то и другое было бы самоубийством. А церковь запрещает нам налагать на себя руки. Мы должны встретить то, что нас ждет. А пока полезнее будет не болтать, а заняться оружием.

Монтано кивнул, и они последовали за ним в трюм, Как он и сказал, арсенал «Дельфина» представлял собой весьма пеструю коллекцию допотопного оружия, которое к тому же давно уже не пускалось в ход и даже не чистилось. Алан подобрал себе железную каску и кожаный панцирь, сильно заплесневевший и в нескольких местах порвавшийся, так что из дырок торчало тряпье, которым он был подбит. Однако и такой панцирь был лучше, чем ничего, и мог смягчить силу вражеского удара. Алан уже выбрал себе саблю и вдруг радостно вскрикнул: в углу лежал лук и колчан с десятком стрел. Правда, этот лук не шел ни в какое сравнение со знаменитыми английскими длинными луками, однако, натянув тетиву, Алан убедился, что стрелять из него можно. Если пираты настигнут «Дельфин», им придется познакомиться с искусством английского лучника – весьма возможно, впервые в жизни.

К тому времени, когда оружие было роздано и они вернулись на корму, галера приблизилась к «Дельфину» на расстояние в полмили.

Монтано сам стал к рулю. Блестящий панцирь и высокая каска придавали ему весьма воинственный вид, но он, очевидно, надеялся не столько на силу оружия, сколько на свое умение управлять кораблем. Он, несомненно, был превосходным моряком и так искусно вел «Дельфина», что ни один порыв ветра не пропадал зря.

И все же черная галера, сверкая веслами, неуклонно приближалась.

Команда «Дельфина» столпилась на высоком юте, растерянно осматривая свое оружие и нервно облизывая губы. Два-три арбалетчика, заложив стрелу, усердно натягивали тетиву, а те, кто получил аркебузы, готовили порох, трут и огниво. Анджела в шлеме и стальной кольчуге заряжала арбалет так умело, словно ей не раз приходилось это делать. Алан оглядел этот маленький отряд и решил, что у них нет никакой надежды отбиться от воинственной орды, толпившейся на палубе галеры. Теперь уже было ясно, что пиратское судно несравненно быстроходнее злосчастного «Дельфина» и при желании могло бы описывать вокруг него круги. А на горизонте по-прежнему не было видно ни единого паруса.

Монтано передал руль своему помощнику, а сам нагнулся над кулевриной. Она оглушительно хлопнула, но их преследователь остался невредимым.

– Но такой грохот, глядишь, и ободрит наших молодцов, – с грустной улыбкой шепнул он Алану.

На первый взгляд могло показаться, что выстрел, во всяком случае, напугал пиратов, потому что галера неожиданно изменила курс и, повернув направо, начала отставать. Однако вскоре стало ясно, что пираты вовсе не пытаются уйти от огня кулеврины, а просто заходят сбоку, намереваясь протаранить борт «Дельфина». Быстроходная галера могла осуществить этот маневр, не опасаясь упустить добычу.

Положение становилось критическим. Галера вновь начала приближаться к ним, и ее острый нос был нацелен на то место, где через минуту должен был оказаться борт «Дельфина». Она уверенно настигала свою жертву, и на «Дельфине» были уже хорошо слышны не только яростные крики пиратов, но и щелканье бичей, опускавшихся на спины гребцов.

Однако пираты не знали, с каким искусным моряком они имеют дело. Монтано, разок выстрелив из пушки для поддержания своего достоинства, вновь с облегчением вернулся к оружию, которым владел лучше всего, – к рулю своего корабля. Внезапно «Дельфин» угрожающе накренился и повернул так круто, что стоявшие на палубе еле удержались на ногах. Парус захлопал, словно крылья тысячи рассерженных чаек, снасти и мачты заскрипели, застонали, возмущенно протестуя… А с настигшей их галеры донесся громкий треск ломающихся весел и вопли раненых.

Алан вцепился в борт, стараясь не потерять равновесия, и посмотрел вниз. Галера снова отстала, беспомощно покачиваясь на волнах. Он понял, что произошло. Выждав до самой последней секунды, Монтано резко положил руль вправо, чуть не перевернув «Дельфина». Галера, разогнавшаяся, чтобы таранить свою жертву, промахнулась и только слегка задела борт «Дельфина», не причинив вреда старому кораблю, но зато первые шесть весел ее левого борта сломались, словно сухие прутики.

Тем временем «Дельфин» продолжал как ни в чем не бывало нестись по волнам, а галера застыла на месте, пока надсмотрщики пересаживали гребцов так, чтобы на обоих бортах оказалось равное число весел.

– Боюсь, такой штуки дважды не повторить, – сказал Монтано, но по его губам скользнула радостная улыбка, а команда «Дельфина» немного ободрилась.

Они успели уйти от галеры примерно на полмили, прежде чем она вновь возобновила погоню. Но ей ничего не стоило вновь приблизиться к тихоходному «Дельфину». И вот во второй раз пираты начали заходить сбоку…

– Держитесь крепче! – сказала Анджела, стараясь говорить весело. – Капитан Монтано, того и гляди, перевернет нас вверх дном.

Но теперь, приближаясь, пираты дали залп из арбалетов и аркебузов. К счастью, галера была настолько ниже «Дельфина», что тем, кто находился на его юте, достаточно было только пригнуться. Один Монтано стоял выпрямившись. Его руки ни на секунду не оставляли руля, а печальные карие глаза напряженно смотрели на врага в ожидании подходящей минуты.

И, против всяких ожиданий, ему удалось повторить свой маневр, хотя пираты были уже начеку и сумели сохранить весла в целости. Галера не получила, никаких повреждений и почти немедленно возобновила преследование.

Монтано слегка усмехнулся, что было для него редкостью.

– Если они и в третий раз попробуют зайти сбоку, – пробормотал он, – то я, пожалуй, поверну руль в другую сторону и сам протараню их.

– Так за чем же дело стало? – спросил Алан. – Быть может, тебе удастся переломить галеру пополам.

– Нашим-то тупым носом! «Дельфин» – это не корабль, а бочка. Тут нужен острый клюв, как у них. Да и скорости не хватит. Мы только стукнем их и не успеем отойти, а они тут же возьмут нас на абордаж и посыплются на «Дельфин», как обезьяны.

Но как бы то ни было, пираты, по-видимому, не были склонны повторять уже дважды сорвавшийся маневр. Галера заняла свою прежнюю позицию прямо за кормой «Дельфина», очевидно собираясь пройти параллельно его левому борту. У ее правого борта уже толпились смуглые люди с абордажными крючьями, а их товарищи, забравшись на ванты, готовились прыгать на «Дельфин» сверху. Монтано еще раз выстрелил из кулеврины, но, несмотря на оглушительный грохот и густой клуб дыма, пользы этот выстрел не принес никакой.

– Так их не остановишь, – заметил Алан. Он выбрал стрелу, натянул тетиву на английский манер – так, что оперение коснулось уха, и выстрелил. На корме галеры раздался громкий вопль, и вражеское судно вдруг дрогнуло и повернуло в сторону.

– Да в кого ты попал? – воскликнула Анджела.

– В рулевого.

– На таком расстоянии?

– Для варвара-англичанина такое расстояние – пустяк. Куда труднее было высмотреть его в этой толпе.

13
{"b":"71680","o":1}