ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что с матросами?

– Я видел, что некоторые прыгали в воду, но, наверное, они утонули. Правда, нас относит к берегу, но до него еще далеко. А тех, кого пираты не убили, конечно, продадут в рабство.

С галеры донесся хриплый рев трубы. На «Дельфине» раздались громкие крики.

– Пожалуй, они собираются отчалить и дают сигнал своей команде вернуться на галеру.

– Может быть, нам на помощь идет военный корабль? – с надеждой сказала Анджела.

– Если бы так! Мы вдвоем не сможем управлять «Дельфином».

– Ну все-таки лучше остаться на нем вдвоем, чем вместе с пиратами. А кроме того, в случае необходимости мы можем воспользоваться лодкой.

Снова заревела труба. И сразу с палубы донесся топот множества ног. Затем на «Дельфине» воцарилась мертвая тишина, зато на галере поднялся страшный шум.

– Попробуем вернуться в каюту, – предложил Алан. – По-моему, пираты отчаливают. Как бы они нас не заметили, когда корабли разойдутся.

Укрывшись в каюте, они с удовольствием расправили затекшие руки и ноги. Пираты учинили здесь настоящий разгром: вспороли все подушки в поисках припрятанных ценностей и даже перебили стаканы – вероятно, попросту в стремлении удовлетворить бессмысленную жажду разрушения.

Алан и Анджела напряженно прислушивались, готовые при первом признаке опасности снова броситься к окну. Но на «Дельфине» царило безмолвие: только угрюмо хлопал парус да стонали и скрипели снасти.

– Подожди здесь! – сказал Алан. – Я пойду проверю, отошла ли галера.

Он осторожно выбрался на палубу. Там никого не было. Согнувшись в три погибели, он прокрался к борту. Черная галера была уже в сотне ярдов и направлялась к берегу, а «Дельфин», увлекаемый северо-западным бризом, продолжал неторопливо плыть прежним курсом – правда, теперь он рыскал из стороны в сторону, потому что никто не стоял у его руля.

Других кораблей не было видно. Алан все же поднялся на ют и осмотрел горизонт. Между небом и землей не виднелось ни единого паруса. Пираты бросили «Дельфин» не потому, что испугались, а потому, что уже сняли с корабля все ценное. Но, во всяком случае, они уплыли, а это было самое главное.

Он бросился вниз, чтобы успокоить Анджелу.

– Все в порядке! – крикнул он. – Они уплыли. На корабле нет никого, кроме нас.

– Ш-ш-ш… Слушай! – прошептала она, хватая его за руку.

В коридоре раздавались медленные шаги, приближавшиеся к каюте. Вот кто-то, тяжело дыша, остановился возле открытой двери…

Они уже не успеют вылезти за окно. Алан оглянулся в поисках сабли, которую он бросил, когда они спасались за окном в первый раз. Но нигде ее не увидел: наверное, она приглянулась кому-нибудь из пиратов. Алан схватил табуретку… Табуретки и чужое оружие! Ведь и это уже было! Тут вновь пробудилась его странная способность думать о смешном в минуту опасности. Он прикинул, не основать ли ему новую школу фехтования, где он будет обучать желающих искусству биться на шпагах и табуретках.

Однако он успел оценить положение совершенно серьезно. По коридору шел, а вернее, брел только один человек – забытый на «Дельфине» пират, раненый или, быть может, пьяный… Ну, с одним-то он справится!

– Вот твоя сабля, – шепнула Анджела, всовывая ему в руку эфес.

За косяк двери, словно ища поддержки, уцепились пальцы, покрытые запекшейся кровью.

– Стой! – вскрикнула Анджела. – Осторожнее – это капитан.

Но будь это даже пират, сабля все равно не понадобилась бы: Монтано без чувств упал на пол каюты.

– Хвала всем святым! – пробормотал он несколько минут спустя, когда его привели в чувство и перевязали ему раненое плечо. – По крайней мере, мой корабль и мои пассажиры целы… В чем, правда, нет моей заслуги.

– Ты сделал все, что мог, – заверила его Анджела. – Я видела, как они на тебя набросились. Мне показалось, что ты убит.

– К счастью, так показалось и пиратам, да и мне самому тоже. Наверное, я потерял сознание, вот как сейчас, а когда пришел в себя, бой уже кончился. Мне надо было быстро что-нибудь придумать: ведь если бы пираты заметили, что я жив, они увели бы меня на свою галеру, а если бы я притворился мертвым, то вышвырнули бы за борт. Так что стыжусь признаться – я отполз в сторону и спрятался! Чтобы капитан на своем собственном корабле – и прятался! Какой позор!

– Но что тебе оставалось делать? – спросил Алан.

– Ну… – Монтано кашлянул. – Я буду вам весьма обязан, если вы, когда вернетесь в Венецию, не станете об этом рассказывать.

– Когда мы вернемся, – повторила Анджела. – Наверное, ты хотел сказать «если»?

Монтано с трудом поднялся на ноги.

– Дай-ка я обопрусь на твое плечо, мессер Дрейтон. Нет, я не лягу. Место капитана на палубе. Одному богу известно, куда нас несет ветер.

Они помогли Монтано взобраться на ют. Он внимательно вгляделся в берег, прикинул положение солнца и посмотрел на паруса.

– Если ты встанешь у руля, – сказал он Алану, – я буду давать тебе указания, как вести корабль. Только бы не испортилась погода, и с этим ветром мы спокойно дойдем до Рагузы. А там поднимем сигнал бедствия, и нам пришлют помощь.

– Вот и хорошо, – заметила Анджела, которая вернулась к ним, обойдя палубу. – Тут кто-то забавлялся с топором. Лодка изрублена чуть ли не в щепки, и на нее рассчитывать не приходится.

– Ты не поищешь нам какой-нибудь еды? – спросил Алан. – Я умираю с голоду, а от руля отойти не могу.

– Сейчас я накормлю вас обоих. – Она повернулась, собираясь уйти, но вдруг остановилась и понюхала воздух. – Вы чувствуете, пахнет горелым?

Запах гари был очень слаб, потому что ветер дул с кормы. Но тут вдруг они увидели, что над носом клубится дымок. Монтано испустил хриплый вопль:

– Сто тысяч чертей! Эти негодяи подожгли мой корабль!

О том, чтобы погасить пожар, нечего было и думать: для этого потребовалось бы не меньше двадцати человек. К счастью, горел только нос, и ветер не давал огню распространиться по палубе. Но, угрюмо заметил Монтано, в трюме-то стоит безветрие, и, пожрав все внизу, пламя вырвется на палубу прямо у них из-под ног.

Монтано поглядел на лодку и убедился, что Анджела сказала правду: плыть на ней было нельзя.

– А не построить ли нам плот? – предложила девушка. – Как Одиссей у Гомера.

Монтано ничего не ответил. Его не интересовали древние поэты. Сдвинув брови, он внимательно рассматривал гористый берег.

– Бухты-то там есть, – сказал он. – Лево руля, мессер Дрейтон! Хорошо! Пока так держать… Нам остается только идти к берегу и уповать на бога. Может быть, мы еще успеем выбросить корабль на песок, прежде чем он перестанет слушаться руля.

Нос «Дельфина» был теперь уже весь охвачен огнем. В солнечных лучах танцующие языки пламени казались бледными и прозрачными. Над ними клубился густой бурый дым. Слышался непрерывный треск, иногда заглушавшийся басистым ревом. В воздухе пахло горящей сосной – запах, который при других обстоятельствах мог бы показаться приятным.

Алан стоял у руля и послушно поворачивал его, повинуясь указаниям Монтано. Слезящимися глазами он всматривался в дым. Берег как будто приблизился. А может быть, это лишь кажется? И какой берег! Серые отвесные утесы, изборожденные трещинами – следами бурь, хлеставших их из века в век… Ни одной деревни, ни одного зеленого поля – лишь дикие горы, круто обрывающиеся в море.

Неудивительно, что эти заливы и островки превратились в гнезда пиратов. У такой земли нелегко вырвать честное пропитание.

Внезапно с оглушительным треском обрушилась мачта, прикрыв огонь клубком парусины и снастей. На несколько секунд дым рассеялся, только по краям паруса он продолжал завиваться спиралями. И Алан в первый раз смог рассмотреть два угрюмых мыса, между которыми полз теперь «Дельфин». Но тут десятки огненных копий пронзили снизу упавший парус, и пламя с новой яростью взметнулось к небесам. Покрасневшие глаза юноши снова опалило жаром, и он уже ничего не мог разобрать сквозь клубящуюся впереди черную завесу дыма.

15
{"b":"71680","o":1}