ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Встав до зари, они пошли по хорошо протоптанной тропе, которая вилась вдоль берега бурной речки. Вскоре впереди показалось несколько бревенчатых хижин с высокими крышами. А на горном ручье, который, клубясь, сбегал с обрыва к речке, виднелось несколько маленьких водяных мельниц.

– Тут мелют рожь, – заметил Монтано. – Эти мельнички можно увидеть здесь на любом быстром потоке.

Алану они показались совсем крошечными, так как он привык к массивным водяным мельницам Йоркшира и высоким ветряным мельницам восточной части Англии. Эта деревушка встретила их далеко не так приветливо, как первые две. Из всех дверей на них подозрительно смотрели темные глаза. Все мужчины были вооружены до зубов, и всюду чувствовалась настороженность – да и неудивительно* ведь в соседней долине появился турецкий отряд.

Однако в довольно большой деревне, милях в семи ниже по реке, их встретили более дружелюбно. Какой-то человек поздоровался с ними и спросил, знают ли они, где сейчас янычары. Услышав, что они из Венеции, он стал еще приветливее.

– Вы, венецианцы, – наша единственная надежда в борьбе против турок, – сказал он. – Если бы не вы, нам пришлось бы полагаться только на свои сабли. Конечно, мы им никогда не покоримся! – гордо добавил он. – Однако они причиняют нам много вреда.

Он пригласил их к себе в дом, где его жена пекла в очаге хлеб на железных листах. Он предложил им поесть и дал на дорогу два еще теплых каравая, и они поняли, что от здешних жителей им больше не грозит никакая опасность, хоть они и пришли в этот край с их кровным врагом. После ночи, проведенной на открытом воздухе, они с удовольствием отдохнули под этой гостеприимной кровлей. Анджела была очень рада, что может стать сама собой, и поспешила завести оживленный, хотя и немой разговор с дочерьми хозяина, знаками показывая, как ей нравятся их искусные вышивки и тонкая пряжа.

– Тебе, наверное, хотелось бы остаться в женском наряде? – спросил Алан, когда они снова отправились в путь.

– Вовсе нет! – отрезала она. – Ты заметил, какие у них руки?

– Руки? – повторил он с недоумением. – Ах, ты об этой татуировке!

– Да. Если ты думаешь, что я соглашусь так изуродовать свои руки…

– Но ведь этого и не требуется.

– Нет, здесь татуируются все женщины. Разве ты не заметил, как девушки удивились, когда увидели, что кожа у меня на руках совсем не тронута?

– По-моему, эта татуировка безобразна. Зачем они это делают?

– Я спрашивала капитана. Он говорит, что татуированных турки реже уводят в рабство. У турок особенно ценятся белые руки христианских девушек. Так что в женском наряде я буду подвергаться значительно большей опасности, а кроме того, слишком выделяться своей необычной внешностью. Значит, мне следует снова превратиться в Анджело.

Алану оставалось только признать ее правоту.

– И зачем я завлек тебя на турецкую территорию! – сказал он с тревогой.

– Не говори глупостей! Ты меня никуда не завлекал, я сама сюда явилась. Да и страшны нам только янычары. Беда в том, что турецкий султан почти не имеет над ними власти – ведь турецкая империя уже пережила свой расцвет, и эти отряды дерутся между собой и бесчинствуют как хотят.

– И все-таки мне это не нравится.

– Только бы нам добраться до Рагузы, а там мы достанем фирман, разрешающий свободный проезд по стране. Вот увидишь, все будет хорошо.

К вечеру трое усталых путников добрались до маленького городка с крепостью, монастырем и сносной гостиницей.

Теперь им уже не грозила никакая опасность, и хотя они торопились поскорее добраться до цели, этот последний день пути до Рагузы оказался очень приятным. Монтано побывал у лекаря, и тот заверил его, что он может не беспокоиться о своем плече: горцы были искусными врачевателями ран и знали много целебных трав. Алан тоже чувствовал себя отлично, сменив рваные башмаки, которые не выдержали горных дорог, на кожаные сапожки с щегольскими, загнутыми кверху носками.

Только Анджела была недовольна. День за днем разгуливая по солнцу, она загорела и теперь с ужасом думала о возвращении в Венецию, где в моде была только матовая бледность.

– И это после всех моих стараний! – жаловалась она. – Когда я часами сидела в дурацкой соломенной шляпе без донышка и, пряча лицо под ее широкими полями, подставляла солнцу рассыпанные сверху волосы, чтобы они стали золотистыми!

Но она не нашла у Алана желаемого сочувствия. Он не слишком любезно заявил, что ей незачем было пускаться в эти странствия, раз она считает какую-то дурацкую бледность важнее Алексида. Услышав это, Анджела скорчила невыразимо презрительную гримасу, но ее старания пропали зря: Алан, хотя они и шли рядом, не смотрел на нее, предпочитая любоваться не прекрасной венецианкой, а окружающим пейзажем.

Пейзаж этот был удивительно красив. Впереди вздымались горы, медово-золотистые на утренней заре и розовые в час заката, а ближе крутые склоны были покрыты мохнатым бархатом сосен или голубели от распустившегося цикория. По сторонам дороги расстилался пестрый цветочный ковер – ослепительно белые или золотистые венчики наперстянки, лиловые колокольчики, алые гвоздики и множество других цветов превращали окрестности в волшебный сад.

– Что это за высокие цветы? – спросил Алан у девушки.

– В Италии мы называем их fiori-di-angeli – ангельскими цветами.

К вечеру, поднявшись на холм, они вдруг увидели перед собой Рагузу. Оба решили, что ничего красивее они не встречали на протяжении всего пути.

Это были дни гордого расцвета Рагузы, когда корабли маленькой республики были известны во всех портах Средиземного моря. Прямо из морских волн вставали бело-серые двойные стены – скалы, сотворенные человеческими руками. Там и сям над ними поднимались грозные бастионы. Пирамидальные вершины кипарисов и пушистые веера пальм смягчали суровую геометричность их очертаний. Пригашенная зелень алоэ и серебристо-серая листва маслин отлично сочетались с кустарником, усеянным крупными желтыми и алыми звездами цветов. В хорошо защищенной гавани вздымался целый лес мачт, и пестрые борта сотен больших и малых судов отражались в колышущейся воде.

Утром путешественники вышли из гостиницы и оказались на Страдоне – главной улице города, которую украшали фонтан и затейливая башня с часами.

По обеим сторонам, погружая улицу в тень, поднимались высокие каменные дома. Над крышами кружили голуби, но впереди Монтано заметил чаек.

– Вот это уже похоже на дело, – заметил он без обычного уныния. – Гавань… Море… Соленый воздух… Это вам не подлые горы!

Капитан собирался зайти в таможню, где у него был знакомый чиновник, а затем посетить венецианского посланника, чтобы сообщить ему о судьбе «Дельфина». Алан и Анджела намеревались провести в Рагузе еще день, чтобы дать поджить волдырям, которые они натерли на ногах, а затем отправиться дальше по константинопольской дороге. Договорившись с капитаном встретиться попозже, чтобы вместе пообедать, молодые люди решили осмотреть город и порт.

– Все-таки это чудесно – отдохнуть денек! – заметила Анджела, с наслаждением поедая только что купленный апельсин и облизывая пальцы. – После встреч с пиратами, турками и кровниками приятно почувствовать себя в полной безопасности.

– Смотри, сглазишь! Подержись скорее за дерево.

Но Анджеле не удалось коснуться дерева, чтобы отвратить неудачу: в эту минуту они отдыхали, удобно устроившись под стеной, окружавшей порт, среди сотен других зевак, собравшихся пожариться на солнце и поглазеть на корабли. Камень стены приятно грел тело, а откинувшись, можно было спрятаться от солнца в тень выступа. Анджела, которую по-прежнему заботил цвет ее лица, не пренебрегала этим треугольничком тени. Но ее апельсин был полон косточек, и она то и дело наклонялась, чтобы выплюнуть их.

– Наверное, – заметила она, – даже и тебе иногда надоедают приключения.

– Мне? – Он удивленно уставился на нее. – Если приключения означают бесконечные схватки и вечную неуверенность в том, удастся ли тебе дожить до завтрашнего дня, то я отлично обошелся бы без всяких приключений.

19
{"b":"71680","o":1}