ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну конечно – это же моя двоюродная сестра Анджела д'Азола. Или ты забыл, как она цитировала Эразма за обедом в день твоего приезда? Давай протолкаемся к пристани и поздравим ее. Она ни за что не узнает тебя в этой маске.

Антонио начал энергично прокладывать себе путь через толпу, но Алан замешкался и отстал от своего друга. Он попробовал догнать его, но безуспешно. Начинало темнеть, повсюду уже пылали факелы и свечи, и Алан понял, что вряд ли сумеет отыскать Антонио в этом волнующемся людском море. Он решил, что погуляет еще часок, полюбуется праздником, а потом отправится домой ужинать.

Однако ему недолго было суждено оставаться в одиночестве. Не успел он пройти и несколько шагов, как кто-то дернул его за плащ. Он обернулся и увидел перед собой две маски.

– Ну, Алан, и заставил же ты нас побегать! – весело сказал один из незнакомцев по-итальянски. (Алан уже немножко научился понимать этот язык.)

– Мы собираемся немного прокатиться и посмотреть иллюминацию, – перебил второй. – Я тебя сразу узнал, и мы погнались за тобой, чтобы спросить, не хочешь ли ты присоединиться к нам.

– Вы очень любезны… – Алан умолк, несколько смущенный. – Простите, но я не узнал вас под этими масками…

– Ну что ж, поломай-ка голову, пока не настанет время их снимать, – засмеялся первый. – Идем же, вон наша лодка. Алан все еще медлил в нерешительности.

– Но я боюсь опоздать к ужину…

– Ты и не опоздаешь. Мы ведь тоже не хотим опаздывать к тому же самому ужину.

– Мне очень неприятно, – сказал Алан, когда они повернулись и все вместе пошли к гондоле, – но в доме мессера Мануция живет так много народу… а ведь сейчас к тому же я мог бы узнать вас только по голосу.

– Пустяки, – успокоили они его. – Что же это был бы за карнавал, если бы все друг друга узнавали?

Гондола покачивалась на волнах у зеленых от водорослей ступеней. Даже оба гребца по случаю карнавала были в масках. Алан сел на скамью, и они поплыли.

Уже совсем стемнело, но почти все окна города были озарены золотистым светом. Факелы, отражаясь в колышущейся воде, казалось, рассыпали нити рубиновых ожерелий. Музыка лилась из домов, музыка доносилась с улиц и площадей, музыка гремела на барках. Со всех сторон раздавались пение, веселые крики, хохот, кокетливый смех девушек. Алан повернулся к своим спутникам.

– Я вам очень благодарен. По-моему, красивее этого я ничего в жизни не видел.

– Будем надеяться, что ты не пожалеешь об этой поездке, – любезно ответил один из них.

– Но… они же свернули в Большой канал!

Гондола действительно повернула и теперь быстро удалялась от иллюминированных зданий.

– Куда мы едем? – с тревогой спросил Алан.

– Скоро увидишь, – ответил тот, который сидел напротив. В его голосе прозвучала нота, не понравившаяся Алану.

– Я не верю, что вы из дома мессера Мануция! – гневно крикнул он. – Дайте-ка посмотреть на ваши лица!

И он решительно протянул руку, чтобы сорвать маску со своего соседа. Но незнакомец увернулся, а его товарищ обхватил Алана за пояс. Несколько секунд гондола раскачивалась, грозя перевернуться.

– Сиди смирно, и с тобой не случится ничего дурного!

Алан почувствовал, что к его боку прижалось нечто твердое, сильно смахивавшее на острие кинжала.

Он решил, что благоразумнее будет пока сидеть смирно.

Глава четвертая. ТЕНЬ ЯСТРЕБА

Вскоре гондола свернула в узкий боковой канал. Прямо из чуть колышущейся воды, словно крутые утесы, поднимались высокие дома с освещенными квадратами окон на верхних этажах. Мрак, царивший внизу, кое-где разрывали багровые факелы, озарявшие крутые ступени. Лодка причалила к одной из таких лестниц. Человек с кинжалом сказал:

– Если пойдешь с нами по-хорошему, можешь ничего не опасаться.

– Куда вы меня привезли?

– К тому, кто послал за тобой;

– Послал за мной?

– Да, – рассмеялся неизвестный. – Но ты ведь мог не принять приглашения или вмешался бы мессер Мануций, вот нам и пришлось прибегнуть к такому способу.

– Что это за шутки? – спросил Алан, упрямо не двигаясь с места.

– Шутки тут ни при чем. Если ты будешь разумен, то сможешь неплохо заработать. Ну, а теперь пошли. И не пробуй бежать от нас по этой лестнице, она ведет не на улицу, а в тот самый дворец, куда мы идем.

Алану оставалось только подчиниться. Он вылез из лодки и стал подниматься по лестнице в сопровождении своих похитителей. Они вошли в дверь, которую охранял вооруженный привратник в пышной ливрее. Затем по внутренней мраморной лестнице с бронзовыми перилами они поднялись на второй этаж и прошли несколько галерей, увешанных великолепными гобеленами и украшенных статуями. Алан успел заметить, что фрески на потолке изображают сцены из «Илиады».

В конце последней галереи они остановились перед высокими резными дверями. Человек с кинжалом почтительно постучал, и изнутри еле слышно донесся ответ. Он распахнул правую створку двери и с поклоном пропустил Алана вперед.

Холмы Варны - i_002.png

Они очутились в огромной библиотеке, где полки уходили под самый потолок и к верхним можно было добраться только по узкой галерейке, опоясывавшей комнату на половине ее высоты. Однако сейчас эта галерея была погружена в полумрак. В комнате были зажжены только две массивные серебряные лампы, стоявшие на столе в дальнем ее конце. Там сидел невысокий щуплый человек, который в этом огромном зале казался еще более щуплым и маленьким. Алана подвели почти к самому столу, заваленному старыми пергаментами.

– Не снять ли нам маски? – изысканно вежливым тоном спросил человек за столом. – Ведь по сравнению со мной ты находишься в более выгодном положении, мессер Дрейтон.

Провожатые Алана сняли маски, и он последовал их примеру. Человек за столом устремил на его лицо пытливый взгляд. Алан, в свою очередь, внимательно его рассматривал. Перед ним сидел сгорбленный старик с прекрасным лбом мыслителя, почти лысый, если не считать серебристого пушка над ушами. В холодных беспощадных глазах чувствовалась та же твердая решимость, что и в квадратной нижней челюсти, очертаний которой не смягчил даже клинышек бороды. На нем был строгий, но очень дорогой костюм из коричневого бархата, а на груди, на золотой цепи, висел усеянный драгоценными камнями медальон. Он то и дело касался его длинными белыми пальцами, которые на фоне темного бархата казались холодными серебристыми рыбками. Они были унизаны перстнями – на некоторых сверкало даже по три драгоценных камня.

Первым прервал молчание Алан.

– Это ты находишься в более выгодном положении по сравнению со мной, синьор, – сказал он резко. – Ведь тебе известно мое имя, а мне твое – нет. И я не знаю, почему меня насильно привели сюда, хотя тебе, вероятно, известно и это.

– О да… Чезаре, предложи нашему юному гостю стул. Бернардо, ты нам пока не нужен.

– Как угодно его светлости. – И, поклонившись, тот, кого назвали Бернардо, ушел.

Алан повернулся, чтобы взять стул у второго своего похитителя, и тут впервые увидел его лицо. Оно показалось ему страшным, хотя Чезаре был молод и очень красив нежной, почти девичьей красотой. Но в нем не чувствовалось девичьей кротости, а глаза его были жестокими, как глаза кошки.

– Что касается моего имени, – сказал человек за столом все тем же вкрадчивым тоном, – то мы пока не будем его называть, но я могу тебя заверить, что это славное имя. Кроме того, я очень богат. Конечно, упоминание об этом скорее пристало бы простолюдину, но оно оправдывается обстоятельствами. Я хотел бы предложить тебе выгодную сделку, и лучше, чтобы ты с самого начала знал, что я могу и готов щедро заплатить тебе.

Алан слегка поклонился.

– Я не сомневаюсь, что вижу перед собой знатного вельможу, хотя мне и не дозволено узнать твое имя.

Он уже догадался, что его собеседник был герцогом – об этом свидетельствовали и золоченый герб на спинке кресла, и то, что слуга назвал его «светлостью». Но раз он скрыл свое имя, Алан не собирался оказывать ему почтение, на которое давал право этот титул.

6
{"b":"71680","o":1}