ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Собаки. Железные собаки...

- Вижу. Ну, идите докладывайте своему начальству. Что там, на высоте?

- Подниметесь, сами увидите...

По пути в дивизион им повстречались замполит и лейтенант-артиллерист из училища, которые приходили к ним на высоту перед боем.

- Живы? - замполит не верил своим глазам. - Кузнецов, ребята, - живы! А мы уж тут... Из артполка сообщают: огонь на себя просите. Ну, думаем... А вот, живы! Корякин-то где?

- Погиб весь расчет, товарищ старший лейтенант, - понуро ответил Кузнецов. - Все до единого полегли... Водка у вас есть? Извините, конечно...

Замполит кивнул молоденькому лейтенанту, и тот с готовностью протянул флягу. Кузнецов налил Глазкову первому, потом Котову, выпил сам. Это надо было обязательно - они едва держались на ногах.

Замполит смотрел на них, на их изодранную одежду, из которой клочьями торчала вата. Сказал:

- Наступление начинается. Удержали высоту: молодцы! А теперь к себе. Подробности на месте.

Кузнецов вытряхнул из сапог мелкие осколки - эти стальные брызги вперемешку с землей мешали идти, - Глазков и Котов сделали то же, и они устало побрели в дивизион.

Комбат Кузьменко, выслушав короткий доклад Кузнецова, обнял каждого из них.

- Орудие твое, Николай Иванович, - сказал он, - возьмем и починим. Не беспокойся.

- Орудие починят, - произнес с болью Кузнецов, - а вот людей...

- Война... - вздохнул Кузьменко. - Скорей бы конец ей... А теперь отдыхать.

Они спустились в землянку, и сон сразу же одолел их, едва успели добраться до лежаков, забросанных голыми ветками и старыми, изношенными телогрейками.

Кузнецов спал мертвецким сном. Но для него бой на высоте все еще продолжался...

Несколько дней спустя политотделом 263-й стрелковой дивизии был издан "боевой листок":

Смерть немецким оккупантам!

Слава русским богатырям!

"Слушай, Родина, слушай, Москва, живую повесть о героических делах трех воинов-богатырей, навсегда прославивших свои имена невиданными ратными успехами... - говорилось в нем.

...Три простых русских человека..."

Далее рассказывалось о подвиге командира расчета старшего сержанта Кузнецова Николая Ивановича, наводчика сержанта Глазкова Василия Егоровича и заряжающего младшего сержанта Котова Егора Павловича. "Боевой листок" заканчивался горячим призывом:

"Пусть героические дела трех славных большевиков озаряют всем нам путь к полному и окончательному разгрому немецко-фашистских бандитов!

Слава сержанту Кузнецову - кавалеру ордена Славы всех трех степеней!"

Политотдел

27 февраля 1945 г.

12
{"b":"71685","o":1}