ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

....."Часто слышал я свист стрел над моей головой и не дрогнул ни разу; но когда я слышу шелест ее платья, трепет проходит у меня по всему телу. Часто слышал я трубы наступающего врага, но оставался холоден телом и душой; когда же я слышу ее голос, всего меня обдает жаром."

...В голове у него звучали слова Абеляра: "То были дни, когда я познал, что значит - страдать; что значит - стыдится; что значит - отчаятся". (Перевод И. Горкиной и Р. Розенталь)

ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ "ЛЖЕ-НЕРОН" Falsche Nero 1936

      ...В произведениях поэтов и философов были прекрасные стихи, возвышенные изречения, слова, звучавшие глубоко и красиво: "Восток, глубина, красочность, гуманность, мудрость, фантазия, свобода",- но слова и стихи не утешили его. В действительности ко всем этим понятиям примешивались грязь и кровь. Гордые, утешительные слова поэтов были только покровом, за которым скрывались кровь, грязь, горе. Слишком тонким покровом: взор мудрого проникал сквозь него.

      ....Откуда исходит страдание и зло и зачем существует оно в мире?... Подобно тому как один человек должен испытать немало зла, чтобы стать воистину добрым, так и человечеству необходимо пройти через царство зла, чтобы поднятся в царство добра. Без сатаны, без антихриста немыслим христос, без тысячелетнего царства греха, без кары 7b3 за грехи не может осуществится обетованное спасение.... Те, что стояли за этим горемыкой Теренцием, хотели объединить обе половины мира ради своих низких, ничтожных целей. Но все, что осталось от них и их жалкого орудия - это идея обьединения, не зло, а ожидание мессии в конечном счете, если взглянуть с высоты, безумие одного служит лишь разуму, которыи движет времена; без тьмы не было бы понятия о свете. Для того чтобы свет осознал себя, он должен иметь перед собою свою противоположность - тьму.

      ....Суета сует. Царство антихриста. Антихрист принял крайне опасный облик, облик актера, спекулирующего на глупости мира. Что за век наступил! Раб играет императора, плохой актер - плохого актера, а мир верит этому комедианту, копирующего другого комедианта, рукоплещет ему, открывает в его честь шлюзы, и страшные воды поглощают храмы, города, самое человечество. Какой мерзостный триумвират: этот горшечник, копирующий, как обезьяна, императора, по правую руку от него - жирный, страдающий манией величия фельдфебель, по левую - маленький, продувной, снедаемый тщеславием мошенник, черпающий всю свою силу в убеждении, что люди еще глупее, чем думает самый закоренелый скептик! И самое безобразное: перед этим трехглавым адским псом мир в экстазе склоняется в прах.

      Почему бог создал мир таким жалким? Может быть, из желания позабавиться, как этот сенатор Варрон забавляется своим Лже-Нероном? Но тогда мы - печальные, беззащитные игрушки. Частичка этого балагана - я, Иоанн, и Алексай, мой сын. О Алексай, юный, нежный, робкий и все-таки сильный Алексай! Он растоптан, он брошен на свалку, как падаль, и кровь его выпущена из жил, как прокисшее пиво из бочонка. Что есть человек? (Перевод И. Горкиной и Р. Розенталь)

2
{"b":"71692","o":1}