ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сестра
Война на восходе
Наследие великанов
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Тобол. Мало избранных
Спецназ князя Святослава
Шаман. В шаге от дома
Штурм и буря
Очаг
A
A

— Возможно, — сказал Гео.

Змей протянул свою руку Гео.

— Что такое? А, ты не хочешь держать их у себя?

Змей закивал головой.

— Ладно, — сказал Гео. Он взял камни и снова повесил их себе на шею.

— Так вот какая сила заключена в наших камнях, — сказал Йимми.

— Гораздо большая, — сказал ему Гео. — Почему бы тебе не взять один из них, Йимми. Может, лучше не хранить их вместе.

Йимми пожал плечами.

— Пожалуй, для тебя это многовато. Я понесу один.

Гео снял с себя цепь с платиновой клешней и повесил ее на шею Йимми.

Когда они пересекали пятна света, каменный глаз мигал на его черной груди.

Змей кивком пригласил их следовать за ним. Они задержались лишь для того, чтобы подобрать мечи среди испепеленной тьмы. Когда они обогнули угол разрушенного здания, Гео поискал глазами труп, который они там оставили, но он исчез.

— Куда идем? — спросил Урсон.

В ответ Змей только сделал знак идти дальше. Они приблизились к сломанному цилиндру, и Змей вскарабкался по куче мусора к черной дыре, той самой, из которой выпрыгнул оборотень. Остальные с опаской последовали за Змеем.

У двери Змей приподнял камень с шеи Гео и подержал его на весу.

Камень засветился, зелено-голубой свет проник во все уголки и щели разрушенного входа. Войдя, они оказались в коридоре с рядами металлических остовов двойных сидений, обивка которых либо сгнила, либо ее растащили звери в свои норы. Клочья ткани свисали с окон, большинство из которых было разбито. На металлическом полу валялись ветки и прочий мусор. Они прошли между сидениями в дальний конец и оказались у двери. На стенах кое-где сохранились еще полустертые надписи. В одном месте Гео различил лишь несколько букв на белой эмали изъеденной ржавчиной таблички:

N.. SM..K....G

— Тебе знаком этот язык? — спросил Йимми.

— Не могу понять, — ответил Гео.

Дверь, у которой они остановились, была приоткрыта, и Змей распахнул ее.

Что-то проскочило сквозь разбитое окно. Свет камня проник в соседнее помещение, и они увидели два сидения, выдернутые из креплений. Лианы затянули переднее окно, в раме которого сохранилось лишь несколько осколков стекла. Два скелета, одежда на которых давно истлела, но сохранились серебряные шлемы и металлические кольца на ногах и запястьях, упали с сидений... возможно, пятьсот лет назад. Змей обратил их внимание на ряд разбитых стеклянных дисков перед сломанными сидениями.

— Радио... — услышали они мысленно.

Он нагнулся и извлек из хаоса, царившего на полу, кусок ржавого металла.

— Пистолет... — сказал он, показывая его Гео.

Спутники Змея стали изучать его.

— Для чего это? — спросил Урсон.

Змей пожал плечами.

— Здесь есть где-нибудь электричество или диоды? — спросил Гео, вспоминая услышанные ранее слова.

Змей снова пожал плечами.

— Зачем ты показываешь нам все это? — спросил Гео.

Мальчик не ответил и направился к выходу.

У овального выхода, перед тем как спуститься, Йимми показал на руины здания, лежащие перед ними:

— А ты знаешь, как называлось это здание?

— Казармы... — ответил Змей.

— Мне знакомо это слово, — сказал Гео.

— Мне тоже, — сказал Йимми. — Оно обозначает место, где держали солдат, и принадлежит одному из старых языков.

— Правильно, — сказал Гео. — Тех времен, когда были армии.

— Так это там скрываются армии Эптора? — спросил Урсон. — В том аду, из которого мы только что вышли?

— Там? — спросил Гео. Неровные края стен теперь посветлели, сглаженные бледнеющей луной. — Может быть. Похоже, вначале они появились именно оттуда.

— Куда теперь? — спросил Урсон Змея.

Мальчик повел их в густой лес, где россыпи световых пятен облепили стволы деревьев. Из леса они вышли к реке, широкая лента серебра которой исчезала в скалах.

— Да, вначале мы были на верном пути, — сказал Гео. — Надо было оставаться здесь.

Журчание и плеск воды, шорох листьев на опушке леса — все это окружило их, когда они улеглись на сухой мох под прикрытием огромных валунов. Ветви, поросшие мхом и увитые лианами, служили им хорошей защитой от лунного света. С чувством облегчения они провалились, словно камни в колодец, в ясный бассейн сна...

* * *

Ясный бассейн сна, растущий, расширяющийся, в нем уже ясно угадывались мачта, фальшборт, белое, как пудра, море за бортом. На палубе появилась еще одна фигура, костлявая, как скелет. Черты, искаженные белизной и доведенные до уровня карикатуры, принадлежали Капитану.

— А, Помощник, — сказал Капитан.

Последовал ответ Джордде, недосягаемый для их слуха.

— Да, — ответил Капитан. — Я тоже не понимаю, чего она хочет.

Его голос был гулким, лишенным оттенков, словно цветок, выросший в темноте. Капитан постучал в дверь каюты Арго. Она отворилась, и они вошли.

Рука Жрицы, открывшей дверь, была такой тонкой, что напоминала зимнюю ветвь. Стены были задрапированы тонкой, словно слой пыли, тканью. Бумаги на столе были не толще паутины и грозили рассыпаться от одного выдоха.

Канделябр испускал скорее вялый белый дым, чем свет, а руки, ветви и резные чаши с маслом походили на скопище пауков.

Бесцветный голос Арго прозвучал, как звук раздираемой паутины.

— Итак, — сказала она. — Мы остаемся по крайней мере еще на семь дней.

— Но почему? — спросил Капитан.

— Я получила знак с моря.

— Я не хотел бы подвергать сомнению ваше право отдавать приказы... начал было Капитан.

— И не надо, — прервала его Арго.

— Мой Помощник выдвинул возражение...

— Ваш Помощник однажды поднял на меня руку, — заявила Жрица. — Только из снисходительности, — здесь она сделала паузу, и ее голос зазвучал неуверенно, — я не... уничтожаю его на месте.

Ее лицо под вуалью походило на череп.

— Но... — начал Капитан.

— Мы будем ждать здесь, у острова Эптор, еще семь дней, — повелительным тоном сказала Арго.

Она отвела взгляд от Капитана и посмотрела прямо в глаза Помощнику.

Сквозь вуаль ненависть била ключом из ее черных глазниц.

Они повернули к выходу. На палубе они остановились и посмотрели на море. Волны бежали прочь, словно серый дым. Вдали, у самого горизонта, острый язык суши лизал темные горы. Утесы были белыми, как мел, с одной стороны и с красно-голубыми прожилками с другой. За одним из пиков виднелось красноватое свечение, напоминающее вспышки вулкана. Из-за этого, как бы ни были они темны, черное было подбито пурпуром, или оттенялось теплым серым цветом отдельных скал. И даже в ночи, несмотря на значительное расстояние, за серебряным полумесяцем пляжа, джунгли смотрелись густыми, зелеными, пьянящими, полными жизни...

И вдруг слабые крики...

Глава 6

Гео перевернулся на другой бок и проснулся. Камешки и мох кололи ему плечо.

Он схватил меч и вскочил на ноги. Йимми уже стоял с поднятым лезвием.

Сквозь деревья брезжил рассвет. Было слышно, как плещутся холодные волны в реке. Веяло прохладой.

Снова послышался слабый визг, напоминающий шипение раскаленной проволоки, опущенной в студеное утро. Теперь уже встали и Змей с Урсоном.

Звуки доносились со стороны разрушенных казарм. Гео осторожно пошел вперед, движимый любопытством, да и страх толкал с относительно незащищенного берега в лес. Остальные последовали за ним.

Так они дошли до опушки леса, с которой открывался вид на разрушенное здание и площадку перед ним. Как по команде, они припали к земле и стали наблюдать.

Существо, представляющее собой нечто среднее между обезьяной и человеком, рыскало в тени, отбрасываемой стеной. Ростом оно было со Змея, а сложением напоминало Урсона. У него были толстые ступни и огромные ладони. Через его плечо была переброшена шкура животного, прикрывающая и бедра, так что в таком виде оно выглядело более одетым, чем любой из наблюдавших за ним людей. Существо прошлось по площадке, пронзительно завизжало и набросилось на тело одного из чудовищ, спустившихся с ночного неба. Мотая головой вперед и назад, оно стало рвать это тело зубами.

16
{"b":"7170","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дети лета
Данбар
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Пёс по имени Мани
Эверлесс. Узники времени и крови
И тогда она исчезла
Врач без комплексов
Роза и крест