ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оторвавшись от него на мгновение с набитым мясом ртом, оно снова принялось пожирать свою добычу.

Вдруг из леса выскочило еще одно такое же существо. Буквально в десяти футах от того места, где укрывался Гео, оно остановилось и присело перед трупом ночной твари. Им было хорошо видно, как огромные пальцы с бронзовыми когтями то и дело вонзались в тело, а клыкастые зубы отрывали куски мяса. Вскоре из леса медленно вышел их третий собрат. Размерами он был меньше других. При виде мертвого тела, оставшегося после ночной схватки, он остановился, наклонился и, обнажив зубы, впился ими в шею. И в это время — был ли то бриз или остаточный рефлекс, Гео не мог понять одно крыло расправило свои мембраны, поднялось грозно и ударило забывшее обо всем обжирающееся существо.

— Хватит, — прошептал Урсон. — Пошли.

Раздался тонкий вскрик, заставивший их вздрогнуть.

Первое из появившихся на площадке существ по-обезьяньи присело перед ними, склонив голову набок и моргая удивленными глазами из-под нависающих бровей. Во всклокоченных волосах на голове запутались комочки грязи и мелкие веточки. Когтистые пальцы сжимались и разжимались ритмично, в такт свистящему дыханию, проникающему сквозь постоянно движущиеся толстые губы.

Рука Урсона потянулась к мечу, но Гео заметил это и прошептал:

— Не надо.

Гео вытянул руку и медленно двинулся вперед. Неуклюжая человекоподобная обезьяна отступила назад и мяукнула.

И тут до Йимми дошло. Он стал рядом с Гео, быстро защелкал пальцами и заговорил голоском, каким обычно успокаивают детей:

— Ну, ну, ну.

Гео мягко рассмеялся через плечо, обращаясь к Урсону:

— Оно нас не тронет.

— Если мы его не тронем, — добавил Йимми. — Это разновидность некрофага.

— Что? — спросил Урсон.

— Он ест только мертвечину, — объяснил Гео. — О них упоминается в некоторых древних легендах. После Великого Огня, говорится там, этих существ было великое множество. Правда, на Лептаре они вымерли.

— Иди ко мне, крошка, — сказал Йимми. — Хорошенький, миленький, красивенький.

Оно снова мяукнуло, наклонило голову, подошло и потерлось о бедро Йимми.

— Ну и запах, — заметил чернокожий матрос, почесывая у него за ухом.

— Эй, осторожнее, парень! — воскликнул он, когда зверь потерся особенно нежно, чуть не уронив Йимми.

— Оставь свою зверюшку в покое, — сказал Урсон, — и двинемся в путь.

Гео потрепал обезьяну по голове:

— Пока, красавчик.

Они снова повернули к реке.

* * *

Когда они вышли на скалистый берег, Гео сказал:

— По крайней мере, теперь мы знаем, что у нас есть семь дней, чтобы добраться до Храма Хамы и вернуться обратно.

— А? — спросил Йимми.

— Помнишь сон про корабль?

— Ты его тоже видел?

Гео обнял Змея за плечи:

— Наш друг может передавать тебе во сне мысли других.

— Так чьи же это были мысли? — спросил Йимми.

— Джордде, Первого Помощника.

— У него все выглядят мертвецами. Это какой-то кошмар. Я едва узнал Капитана.

— Как ты теперь понимаешь, это еще одно доказательство того, что Джордде шпион.

— Из-за особенностей его видения? — Йимми снова улыбнулся. — Боюсь, в тебе снова говорит поэт. Но я понял.

За их спинами раздался тонкий визг, и обернувшись, они увидели на скале, нависшей над ними, неуклюжую фигуру своего нового знакомого.

— Ого, — сказал Урсон, — а вот и ваш красавчик.

— Надеюсь, этот хвост не потянется за нами до конца прогулки, сказал Гео.

«Красавчик» запрыгал по камням и остановился прямо перед ними.

— Что это у него? — спросил Йимми.

— Не знаю, — ответил Гео.

Сунув руку за шкуру, переброшенную через плечо, человекообезьяна достала оттуда большой кусок мяса серого цвета и протянула им.

Йимми засмеялся:

— Завтрак, — сказал он.

— Это! — возмутился Урсон.

— Можешь предложить что-нибудь получше? — спросил Гео. Он принял мясо из когтей получеловека. — Спасибо, великолепный.

Тот повернулся, оглянулся на прощание и затопал по берегу обратно в лес. Гео повертел мясо в руках, изучая.

— В нем совсем нет крови, — озадаченно сказал он. — Оно высушено.

— Значит, дольше сохранится, — сказал Йимми.

— Я такое не ем, — заявил Урсон.

— Как, по-твоему? Это можно есть, Змей? — спросил Гео.

Змей сначала пожал плечами, а затем кивнул.

— Будешь?

Змей потрогал живот и снова кивнул.

— Меня устраивает и это, — сказал Гео.

С помощью драгоценных камней они развели огонь, принесли из леса палки для вертелов и стали жарить мясо. Скоро оно зашипело и зарумянилось.

Жир запузырился по бокам и с шипением стал капать на раскаленные камни, которыми они обложили огонь. Урсон, сидя в стороне, повел носом, потом придвинулся ближе и, наконец, запустив свои большие пальцы в растительность, покрывавшую его брюхо, проворчал:

— Черт с ним, я хочу есть.

Остальные потеснились у костра.

Солнце осветило верхушки деревьев, в первый раз за это утро, а через мгновение свет отразился на воде, распространяясь концентрическими кривыми все дальше и дальше.

— А время не ждет, — сказал Урсон, отрывая жирный кус мяса. Он наклонил голову, чтобы слизать жир, текущий по его руке.

— Но теперь мы, по крайней мере, знаем, — сказал Гео, — что у нас есть два друга.

— Кто это? — спросил Урсон.

— Там наверху, — Гео показал назад, в направлении леса, где скрылся обезьяночеловек. — И внизу. — Он показал на реку.

— Похоже, что так, — сказал Урсон.

— Кстати, — продолжал Гео, повернувшись к Змею. — Где ты был до того, как очутился здесь прошлой ночью? Устрой-ка небольшое кричание в уме.

— Пляж... — сказал Змей.

— И наши рыбные друзья подняли тебя сюда за нами по реке?

Змей кивнул.

— Как же случилось, что мы не нашли тебя на пляже раньше, когда Урсон, Йимми и я собрались вместе?

— Еще... не... попал... туда... — сказал Змей.

— Да, где же ты был?

— Корабль...

— Ты снова попал на корабль?

— Не... на... корабле... — сказал Змей и затряс головой. — Слишком... сложно... объяснить...

— Но не настолько же, чтобы было вовсе невозможно, — сказал Гео. — К тому же, несмотря на то, что ты оказал нам помощь, на тебе все еще лежит тяжелое подозрение.

Вдруг Змей встал и жестом пригласил их следовать за ним. Все поднялись и пошли, Урсон при этом продолжал жевать. Когда они вскарабкались на крутой берег и снова оказались в лесу, Урсон спросил:

— Куда мы идем?

В ответ Змей едва кивнул и знаком попросил молчать. Через минуту они были на той же площадке у казарм. Там от убитых тварей не осталось даже костей.

На глаза Гео попалась дубинка Урсона, темная от крови с одного конца.

Змей подвел их к основанию разрушенных казарм. Солнце стояло достаточно высоко и успело позолотить острые края длинных стеблей травы, колеблющейся на ветру у стены. Змей приостановился, снял драгоценный камень с Йимми и зажег свет. Еще раз он показал, что следует хранить молчание, и переступил порог казармы.

Они прошли по растрескавшемуся цементному полу к черному прямоугольнику проема, ведущего в следующее помещение, недосягаемое для солнечных лучей.

Змей шагнул туда первым. Они последовали за ним. Сразу же за порогом при искусственном освещении, создаваемом камнем, они увидели огромные черные смятые мешки, свисающие с потолка тесными рядами вдоль голых труб водопровода. Они прошли вперед и остановились у мешка, висящего несколько в стороне от других. Змей поднес к нему светящийся камень и помахал им.

— Он что, хочет сказать, что они не видят? — прошептал Урсон.

Они резко повернулись к Большому Матросу, прижав пальцы к губам. В этот же момент в мешке началась возня, напоминающая шуршание мокрой бумаги, расправилось одно крыло, и показалось перевернутое лицо. Мигнул слепой глаз красного цвета... и закрылся. Крыло сложилось, и они на цыпочках вышли из комнаты на солнечный свет. Никто не проронил ни слова до тех пор, пока они снова не вышли к реке.

17
{"b":"7170","o":1}